martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Хэмингуэй и другие лжецы на информационной войне от Испании до Украины

Хэмингуэй и другие лжецы на информационной войне от Испании до Украины
«Лицемерие как верность правде».  Так Генри Люс, владелец «Time», «Life» и кинохроники «March of Time», описал свое освещение Испанской гражданской войны в 1937 году

Лицемерие Люса даже было вознаграждено "Оскаром" в тот год за "революцию" в кинохронике. Помимо фотографа Люса в Испании и Роберта Капы, Эрнест Хэмингуэй также фабриковал имена, битвы, победы, поражения, число жертв. Однако его усердие было связана с деньгами и славой; одним словом, он был предан самому себе. Для Хэмингуэя его война принесла ему около 250000 долларов в 1937-38 гг. Это более 4 миллионов долларов сегодня.
отель флорида.jpgХотя имена авторов менее известны, да и денег они получают меньше, но англо-американские репортеры с украинской гражданской войны в этом году оставили такой же письменный след эго-журнализма. Семьдесят семь лет - слишком долгий срок, чтобы дожидаться другой истории нью-йоркского издателя, показывающей как они это делали и почему. 

В недавно вышедшей книге Аманды Вейлл (Amanda Vaill) рассказана история о группе  журналистов, которые проживали в мадридском отеле "Флорида" с июля 1936 по март 1939 года; то есть с начала Испанской гражданской войны и до сдачи Мадрида генералу Франсиско Франко.
В книге также описываются посещения отеля "Флорида" Робертом Капой и Гердой Таро, но рассказ о них - не говоря уже об их фото-лицемерии - ничего не добавляет к тому, что уже было разоблачено. Об этом см. биографию Таро, обсуждаемую здесь.
Артуро Бареа, один из пресс-цензоров Республики, которому удалось бежать и стать писателем, и его любовница Ильза Кулькзар, переводчица из Вены, добавляют красок  к истории американцев на передовой этой войны. Они не скрывают, что во время той войны были не очень высокого мнения как о поступках Хэмингуэя, так и о его статьях. Хэмингуэй, как писал Бареа, "был всегда наблюдателем, хотевшим быть актером, и он хотел писать так, будто он являлся действующим лицом".    

Кучка умных, злосчастных "русских" появляются в этой истории, создавая двусмысленность на вечеринках, которые закатывал Хэмингуэй в отеле -Владимир Горев (Гордон, военный атташе при полпредстве СССР в Испании, слева) из ГРУ, Александр Орлов (Лейб Лазаревич Фельдбин, в центре) из НКВД, Михаил Кольцов (Фридлянд, справа) из "Правды". Их истории также лучше рассказаны другими. Их общее мнение о Хэмингуэее заключалось в том, что он был достаточно глупым и тщеславным человеком, которым можно было легко манипулировать, что они и делали. Его кодовым именем в их депешах в Москву было Арго - без "навт" (nought означает "ничтожество, ноль", а также звучит как окончание слова "аргонавт").   Военные репортажи Хэмингуэя были для него особенно прибыльными. Его гонорар по контракту 1937 года составлял $1000 за статью (что составляет почти $20000 за материал сегодня). Билеты в "первый класс" на трансатлантическом рейсовом пассажирском пароходе, пятизвездочные отели, арендованный автомобиль, заказной самолет, виски, икра и фуа-гра - которые он демонстративно раздавал, словно оплачивал это все из собственного кармана, - плюс авторский гонорар за роман и права на кинофильм. К своему Испанская война принесла Хэмингуэю более $4 млн. в сегодняшних деньгах.
Проведенное Хэмингуэем время в Испании было настолько прибыльным, что он даже стал воображать, что итальянский дуче Бенито Муссолини завидовал ему и следил за его передвижениями. "Если бы [итальянские ВВС] знали, что я находился на борту [чартерного рейса], можете быть уверены, что они бы попытались его сбить".  
Он также патологически завидовал другим американским репортерам, опасаясь, как бы они не обставили его на фронте, не разоблачили его, не украли его успех или гонорары. Джон Дос Пассосвызывал особую злобу, так как они были друзьями, и Хэмингуэй считал его самым способным конкурентом на рынке. В результате в одном из посланий Хэмингуэй обвинил Пассоса - в "предательстве" Испанской Республики из-за денег, неправильно понимая фактов и выбора неправильной стороны.
Многое из того, о чем писал в репортажах сам Хэмингуэй, было сфабриковано, так что во всей этой истории свою роль сыграло опьянение деланием денег на насилии.  
На украинской гражданской войне нет блестящих авторов уровня Хэмингуэя, но ложь так же велика. Большие деньги зарабатываются не журналистами на фронтах, а руководством редакции и менеджерами в центральном офисе. В наши дни жалованье хэмингуэевских размеров можно найти в отчетах аудиторов о выплатах топ-менеджерам. Как и достоверная информация, фальшивки востребованы в бизнес-моделях цифровых СМИ, особенно если они достаточно короткие, чтобы поместиться на экране мобильного телефона или в твите.  

Война является особенно хорошим программным приложением для журналистов, потому что кровопролитие приковывает к себе внимание и о нем можно сообщать с большой частотой, день и ночь. Одной из причин того, почему фальшивки об украинской гражданской войне лондонских СМИ пережили неоднократные разоблачения, является то, что они слишком выгодны для глобального бизнеса. Другой причиной руссофобской направленности фальшивок стал тот факт, что главной аудиторией в бизнес-модели лондонских СМИ являются американцы, а не британцы.  
Например, газета "Гардиан" несет серьезные убытки и все больше зависит для своего выживания от роста своей цифровой аудитории за пределами Британии, особенно в США. Что касается отдельных спонсоров, то они в своём большинстве являются гражданами США или Австралии. Без них ежегодные убытки - 32,1 миллионов фунтов за 2014 финансовый год - были бы непосильными. Среди спонсоров -Джордж Сорос, Билл Гейтс и Грэм Вуд, австралиец из компании бронирования турпоездок. Между тем, в финансовых отчетах "Гардиан" не раскрывается размер этой спонсорской поддержки и денежного субсидирования.  
Бизнес-модель "Файнэншл Таймс" получает больше денег, но она даже еще более зависима. Деятельность зарегистрированной на фондовой бирже Pearson Plc, владеющей газетой "Файнэншл Таймс", направлена преимущественно на американский рынок, на который приходится 57% доходов от продаж и 48% её коммерческой прибыли. Кроме того, Pearson "не совсем издательская группа" - 74% ее выручки поступает от образовательных подразделений, при этом наибольшая выручка, согласно ежегодным финансовым отчетам, приходит от высшего образования. "Файнэншл Таймс" (как и родственное издание "Экономист") отнесены к "профессиональному подразделению" группы Pearson. На него приходится всего 25% доходов от продаж группы и они не растут. В профессиональное подразделение также включены уроки английского языка, методические пособия, проверка квалификации и другие продукты, где наибольший рост наблюдаетсят в Китае и Бразилии.
Ежегодные отчеты группы Pearson показывают, что доходы от продаж профессионального подразделения (449 миллионов фунтов в 2013 году) перестали расти, и только рост цифровых подписок немного компенсирует потерю как читателей газет, так и рекламодателей. Также очевидно, что "Файнэншл Таймс" является второстепенным видом экономической деятельности группы Pearson, а рост цифровых продаж приходится прежде всего на короткие новости дня, написанные для экранов мобильных телефонов. Как сказано в последнем ежегодном отчете "Файнэншл Таймс": "Мобильные телефоны являются все более важным каналом для ФТ, стимулируя 62% потребления подписок, 45% всего интернет-трафика и почти четверть новых цифровых подписок".  
"Экономист", самое фанатично руссофобское издание среди международных англоязычных СМИ, также заявляет, что его подтвержденныйаудиторами тираж ставит журнал впереди всех других британских новостных периодических изданий. На самом деле из его текущей цифры в 223730 читателей 30% не платят за журнал, так как он раздается бесплатно - в приемных врачей или в самолетах. Также подписчики, подписавшиеся на журнал со скидкой, согласно последнему ежегодному отчету "Экономиста", возобновляют свою подписку "в неожиданно малых количествах".
Превращение бесплатного журнала в платный, по признанию руководства редакции, требует непрерывного потока драматичных новостей. Русофобия помогает "Экономисту" маскировать свою потерю рынков, но только потому, что журнал раздается бесплатно. Никто не станет платить за журнал цену, указанную на этикетке.  
Сообщения из Украины и России привлекают аудиторию до тех пор, пока помещаются на экранах мобильных телефонов. Для точности или достоверности нет места, если обновления делаются часто. Как написано на веб-сайте "Гардиан" наверху ее главной страницы, - новости "в последний раз обновлялись менее минуты назад".
История отеля "Флорида" не скупится на описание сексуальных отношений, значительная часть посвящена тому, как Хэмингуэй использовал войну, чтобы сбежать от своей жены в США и забраться в постель к Марте Геллхорн. Она пиарила себя как военную корреспондентку для Collier’s и добилась своего первого успеха. В то же время, "на войне" тиражи Collier’s удваивались.
В отеле Хэмингуэй подозрительно относился к своим коллегам-репортерам, опасаясь, что они могут тоже почувствовать сексуальное влечение к Геллхорн, поэтому по крайней мере в одном случае, когда Хэмингуэй уезжал брать интервью у членов международных бригад, он запер Геллхорн в её номере. И артиллерийский обстрел со стороны войск Франко рядом с отелем не заставил Хэмингуэя выпустить ее из номера ради её же безопасности.
Геллхорн справлялась со стрессом посредством походов за покупками. "Сначала они оценили красивый мех черно-бурой лисицы - такая выгодная покупка в Мадриде прямо сейчас [апрель 1937 года] - затем они остановились в магазине белья, где Марта купила носовые платки для Хэмингуэя, и отправились к парикмахеру, чтобы им помыли волосы".    
Как только началась война против России, "Файнэншл Таймс" в Москве вновь продемонстрировали симпатию к кучке местных олигархов, чьи методы ведения бизнеса всегда освещались только как безупречные. Имена этих репортеров сменяют друг друга, не запоминаясь.  
Роль Геллхорн в этой войне присвоила себе Энн Аппельбаум, публикующаяся недорого и как внештатный сотрудник. Как и Хэмингуэй для Геллхорн, муж Аппельбаум, бывший министр иностранных дел Польши, также здесь помогает. Ее постоянным местом работы, как выяснилось, является малоизвестная компания-ширма с дорогим адресом на Чарльз-стрит в Мейфер в Лондоне. Это Институт Легатум, который назвал себя "благотворительным общественно-политическим аналитическим центром, задача которого заключается в том, чтобы помочь людям добиться более процветающей жизни. Институт определяет процветание как благополучие, а не просто богатство. Индекс процветания Легатум™ оценивает широкий спектр индикаторов, включая образование, здоровье, социальный капитал, предпринимательство и личную свободу, чтобы дать оценку 142 странам. Публикуемый ежегодно Индекс стал необходимым инструментом для правительств по всему миру".    
Должность Аппельбаум называется "директор Форума "Страны переходного периода" и "директор глобального форума". Сюда заносятся ее публикации и материалы форумов под такими названиями, как "Миф о российском унижении"; "Россия: пост-модернистская диктатура"; Разграбление Украины: Восток, Запад и коррупция в стране"; "Угроза нереальности: борьба с российской дезинформацией в 21-м веке" и т.д. Ознакомится с материалами Аппельбаум от прошлой неделе можно здесь. Организацию этого мероприятия Аппельбаум спонсировали Госдепартамент США и нью-йоркская ширма М.Ходорковского под названием "Институт современной России".
Согласно пресс-релиза Легатум, Аппельбаум прошла отбор и внесена под номером 27 в "список 'Лидеров глобальной мысли' 2013 года Института Готтлиба Дуттвайлера".  
Legatum - на латинском совершенное причастие страдательного залога от Lego - является игрушкой его владельца, Кристофера Чэндлера (справа). Он финансирует институт параллельно с инвесткомпанией Legatum Group. Эта группа базируется теперь в Дубае; корни тянутся из Новой Зеландии через Монако. Чэндлер назвал свою компанию Sovereign Asset Management, вложившись в ранний этап российскую приватизацию через карибскую компанию Cambridge Capital Management. В 1999 году, когда Борис Ельцинвсе еще находился в Кремле, Чэндлер проиграл контроль над Новолипецким металлургическим комбинатом (НЛМК) Владимиру Лисину, который до сих пор является держателем контрольного пакета акций НЛМК.
Доля Чэндлера в 17% НЛМК сегодня стоила бы $1,3 млрд. Украинская гражданская война и последовавшая за ней война против России уничтожили 28% или $500 млн. от этой стоимости.  Поэтому когда Аппельбаум говорит "российская дезинформация", Чэндлер думает о Новолипецке. Это хэмингуэйский способ.


Дж.Хелмер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments