martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Hard+ Soft= Smart Power - А что это меняет для нас?)/ Фаина: три "неприятных" вопроса для Ющенко


Смена вех ("The Financial Times", Великобритания)

Hard+ Soft= Smart Power? А что это меняет для нас?)

 

На этой неделе европейские политики впервые получат возможность внимательно разглядеть внешнеполитическую команду президента Барака Обамы. Делегацию США на ежегодной конференции по безопасности в Мюнхене возглавит вице-президент Джо Байден, а одним из ее участников будет генерал Джеймс Джонс (James Jones), новый советник Обамы по национальной безопасности.

Но для тех, кто хочет разобраться в принципах подхода новой администрации к международным делам, самым настоящим кладом являются тексты тех людей, которые будут формировать внешнюю политику, - почему-то до сих пор недостаточно изученные.

Некоторые из них - плодовитые авторы. Многие переезжают в кабинеты государственного департамента или Белого дома из почтенных вашингтонских аналитических центров - таких, как Институт Брукингса на Массачусетс-авеню. Другие прибывают из университетов - в том числе, Гарварда, Принстона и Стэнфорда. 
 

 

Было бы наивно предполагать, что идеи, изложенные в журнальных статьях, воплотятся во внешней политике США. Реальный мир слишком хаотичен для этого. Но тексты новоназначенных чиновников и тех, кто, скорее всего, будет работать вместе с ними, по крайней мере, иллюстрируют интеллектуальный климат и помогают идентифицировать некоторые из их исходных посылок.

Из моды выходит 'война с террором', которую новая команда считает не военным, а, скорее, идеологическим противостоянием. Настает время переоценки силы и уязвимости Америки. Возвращается убежденность в важности ООН, дипломатии вообще - теперь особое внимание уделяется многосторонним региональным инициативам - и отношений с союзниками в Западной Европе.

Поскольку 'война с террором' была организующим принципом внешней политики Джорджа Буша, неудивительно, что команда Обамы требует переосмысления. Решение Обамы закрыть лагерь в Гуантанамо в самом начале его президентства отражало убежденность в том, что борьба с терроризмом идет не только в военной сфере, но и в сфере идей и принципов. Дэниел Бенджамин (Daniel Benjamin), исследователь из Института Брукингса, который, по-видимому, будет заниматься вопросами борьбы с терроризмом на одной из высоких должностей в государственном департаменте, в свое время заявил, что покончить с терроризмом, скорее всего, не удастся никогда. Это, по его мнению, угроза, которую необходимо 'контролировать и снижать'.

В подобном духе высказывается и Филип Гордон (Philip Gordon), еще один ученый из Института Брукингса, который, как ожидается, займет должность заместителя государственного секретаря по европейским делам. Он говорит, что 'победа в битве с исламским терроризмом будет одержана тогда, когда потеряет свою привлекательность идеология, на которую он опирается'.

Переосмысление войны с террором отражает более широкую переоценку как силы Америки, так и национальной безопасности США. Вместо того, чтобы строить внешнюю политику США вокруг военной силы, команда Обамы хочет реабилитировать 'мягкую силу' Америки - дипломатию, убеждение, культурное влияние, помощь на развитие и силу примера. Более того, автора понятия 'мягкая сила', гарвардского профессора Джозефа Ная (Joseph Nye), прочат на должность посла США в Японии или Китае (решили взяться за Поднебесную с научным подходом – прим.м09)

Ожидается, что исследователь из Принстона Энн-Мари Слотер (Anne-Marie Slaughter) будет назначена руководителем отдела политического планирования в государственном департаменте. Когда-то эту должность занимал Джордж Кеннан, архитектор политики сдерживания Советского Союза. Слотер стремится к преодолению милитаристского и манихейского мировоззрения команды Буша. В одной из своих недавних статей она указывает на то, что Соединенным Штатам 'необязательно считать, что они ведут нескончаемую борьбу с другими великими державами; вместо этого им стоило бы рассматривать себя как центрального игрока в интегрированном мире'. По ее мнению, сила Америки - не только в авианосцах ее военно-морского флота, но и в плотной сети культурных и экономических связей с остальным миром (ну да, Soft Pow
er – прим.м09).

Однако, принижая роль традиционных угроз национальной безопасности, эксперты из окружения Обамы убеждены в том, что администрация должна более серьезно воспринимать угрозы нового поколения. Курт Кэмпбелл (Kurt Campbell), который, как ожидается, станет заместителем государственного секретаря по делам Азии, утверждает, что 'неконтролируемое изменение климата станет, вероятно, крупнейшей угрозой нашей национальной безопасности'. Сьюзан Райс (Susan Rice), новый посол при ООН, считает, что крайняя бедность ведет к краху государств, и поэтому 'мы на свой страх и риск игнорируем или затушевываем потенциальное воздействие глобальной бедности на глобальную безопасность'.

Некоторые из первых заявлений Обамы указывают на то, что мессианское в каком-то смысле представление администрации Буша о 'продвижении демократии', как главном приоритете внешней политики США, теперь можно спокойно отложить на полку. Но это тот вопрос, по которому в лагере Обамы, скорее всего, будут горячие споры и разногласия. Некоторые назначенцы нового президента порой высказываются о продвижении демократии так же страстно, как любой из неоконсерваторов.

Например, Майкл Макфол (Michael McFaul), ученый из Стэнфорда, который, как ожидается, возглавит российский отдел в Совете по национальной безопасности, писал в 2002 г. в Policy Review: 'США должны вновь стать ревизионистской державой... Конечное предназначение силы Америки - это создание международного сообщества демократических государств, охватывающего все регионы планеты'.

Хотя идея о создании Лиги Демократий как альтернативного ООН источника легитимности, прочно ассоциируется с президентской кампанией кандидата-республиканца Джона Маккейна, она не чужда и некоторым советникам Обамы. Иво Даалдер (Ivo Daalder), который, вероятно, станет послом США при НАТО, пообещал создать 'большую НАТО' - такое предложение может вызвать недоумение у его коллег-послов в Брюсселе. Даалдер утверждает, что, поскольку теперь альянс занимается глобальными миссиями (самый явный пример - Афганистан), он должен открыть возможность для членства любому демократическому государству мира, которое готово и способно разделить новые обязательства НАТО'.

Хотя Обама выступал против войны в Ираке, члены его внешнеполитической команды не против широкого применения американской силы. Саманта Паэур (Samantha Power), которая, как ожидается, займет высокую должность в Совете по национальной безопасности, оказалась в поле зрения Обамы после того, как он прочел ее книгу 'Проблема из ада' (A Problem from Hell), где она критикует пассивность Америки перед лицом геноцида - от Камбоджи до Руанды. Она твердо убеждена в необходимости использования силы США для достижения гуманитарных целей и предотвращения геноцида в будущем.

Вера в либеральный интервенционизм и продвижение демократии не противоречат неоконсервативному мировоззрению. Однако лагерь Обамы решительно порывает с эпохой Буша в том, что касается важности ООН. Вторая книга Пауэр 'Погоня за пламенем' (Chasing the Flame) - это восторженная биография сотрудника ООН, погибшего в результате теракта в Ираке. Выраженная в книге убежденность в том, что всемирная организация - это сила добра, представляет собой отход от враждебности и скептицизма эпохи Буша.

Предполагается, что в СНБ Пауэр будет поручено заниматься вопросами глобального управления. Вероятно, аналогичную должность в государственном департаменте займет Карлос Паскуаль (Carlos Pascual) из Института Брукингса, еще один убежденный сторонник ООН. Он выступает за усиление ее миротворческого потенциала.

Многие из их тезисов относятся к чистой теории. Но люди Обамы немало писали и о тех запутанных дипломатических проблемах, с которыми они уже имеют дело. Ричард Холбрук (Richard Holbrooke), выполнявший роль специального посланника в Афганистане и Пакистане, четко дал понять, что он выступает за широкий региональный подход к решению проблемы. В своей недавней статье для Foreign Affairs он постулировал, что Афганистан нужно рассматривать в качестве элемента 'дуги кризиса', простирающейся от Турции через Ирак и Иран до Пакистана.

Предпочтение командой Обамы регионального подхода может быть продемонстрировано и на Ближнем Востоке, где вопрос израильско-палестинских отношений, скорее всего, будет решаться в связке с проблемами таких стран, как Сирия, Ливан и Иран.

Многотомные труды членов команды Обамы дают некое представление о подходе его назначенцев к решению вопросов. Но есть также культурные нюансы, которые не отражаются в журнальных статьях или выступлениях на конференциях. В то время, как многие члены команды Буша родом с Юга и Среднего Запада, многие члены команды Буша имеют культурные связи с Европой.

Некоторые - в том числе, Райс и Макфол - учились в Оксфорде по программе Родса. Даалдер родился в Нидерландах, а Райс - в Ирландии. Гордон был официальным переводчиком биографии президента Франции Николя Саркози; мать Слотер родом из Бельгии. Гвоздь программы - генерал Джонс, новый советник по национальной безопасности. Он учился во французской школе и свободно говорит по-французски. Очевидно, в Вашингтоне Обамы старую Европу ждет радушный прием.

Принимая на этой неделе дела в государственном департаменте, Хиллари Клинтон подчеркнула важность здравомыслия, которое, как она надеется, воцарится в отношениях США со всем остальным миром, пишут Дэниел Домби (Daniel Dombey) и Деметри Севастопуло (Demetri Sevastopulo). 'Когда мы говорим о трех столпах американской внешней политики - обороне, дипломатии, развитии - для нас с президентом это не пустые слова', - заявила новый государственный секретарь, повторив формулу, которую она произносила несколько раз после вступления в должность.

Примечательно отсутствие в ее видении основ внешней политики США четвертого элемента - 'продвижения демократии', цели, которая была одной из ведущих тем для администрации Буша.

Администрация Обамы сделала все возможнее и невозможное, чтобы обозначить свой прагматический, неидеологический подход. Ее
modus operandi таков, что подчеркивается преемственность по отношению к политике Джорджа Буша в инструментальном плане, но задаваемые цели, как считается, более 'реалистичны'.

'Эта команда действует очень осторожно, и следует ожидать, что она внимательно изучит все то, что унаследовано от предыдущей администрации, чтобы понять, что из этого работает, - говорит один американский чиновник. - Они усвоили урок начала президентства Буша, когда его администрация выбросила все, что было связано с [бывшим президентом] Клинтоном'.

Формула Клинтон не ставит грандиозные цели, а, скорее, очерчивает круг возможного. Речь идет о том, что США продолжат утверждать свою военную мощь, делая при этом упор на дипломатическое взаимодействие, к которому призывали многие союзники США в годы правления Буша. Кроме того, государственный секретарь хочет использовать американскую помощь для давления на такие страны, как Ирак, Афганистан и Пакистан, и получить контроль над помощью, распределяемой в настоящее время американскими военными, чтобы ее можно было применять в политических целях.

Пользуясь терминами Джозефа Ная, профессора из Гарварда, и Ричарда Армитиджа (Richard Armitage), бывшего чиновника государственного департамента в администрации Буша, она называет такую смесь Hard Power с
Soft Power - Smart Power'. У нее есть влиятельные единомышленники - президент Барак Обама и министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates), известный поборник реализма в давнем вашингтонском споре с либеральными интервенционистами-'идеалистами'.

Не за просто так пообещал в своей инаугурационной речи Обама взаимодействовать с авторитарными государствами. Если Буш на своей второй инаугурации заявил, что 'конечная цель - покончить с тиранией в нашем мире', то Обама дал понять недемократическим государствам, что 'мы протянем вам руку, если вы готовы разжать кулак'. Это предложение было недвусмысленно адресовано Ирану.

Более того, за несколько дней до вступления в должность, тогда еще избранный президент сознательно постарался избежать акцента Буша на свободных выборах. 'Выборы - это еще не вся демократия, как мы ее понимаем, - заявил Обама Washington Post, подчеркнув, что приоритет имеют свобода от произвольного ареста и борьба с коррупцией. - Выборы - лишь одна из граней либерального порядка'.

Этому стилю мышления соответствуют заявления Обамы о том, что цель операции в Афганистане - стабилизация, а не создание 'джефферсоновской демократии' по американскому образцу, равно как его слова, обращенные накануне выборов тогдашнему командующему силами в Ираке генералу Дэвиду Петреусу (David Petraeus), о том, что США должны довольствоваться 'хаотичным, нелицеприятным статус-кво в этой стране.

Еще до ожидаемой санкции Обамы на размещение дополнительных 12 000 военнослужащих в Афганистане Гейтс предложил умерить амбиции США, предупредив, что любая попытка создать 'там своего рода центральноазиатскую Валгаллу' неизбежно провалится.

Однако, хотя цели, поставленные администрацией Обамы, и отличаются от тех, которые отстаивала администрация Буша, - или могут быть несколько более прагматичными - она часто пользуется теми же самыми инструментами. На прошлой неделе Гейтс дал понять, что США продолжат наносить ракетные удары по предполагаемым базам террористов в Пакистане. Менее, чем через три часа после того, как Обама переехал в Белый дом, ЦРУ осуществило такой удар, который почти наверняка был санкционирован новым президентом.

Другие инструменты, которые были учреждены Бушем и, как ожидается, будут применяться и впредь, включают в себя шестисторонние переговоры по северокорейской ядерной программе, которые Клинтон назвала 'весьма важными', и аналогичные дискуссии по Ирану. 'Там, где уместно сохранить преемственность, мы будем делать это', - заявила Клинтон, поручив Тодду Стерну (Todd Stern), своему посланнику по вопросам изменения климата, принимать участие как в 'переговорах в рамках ООН, так и в процессах с участием менее широкого круга стран' - явная отсылка на бушевскую группу 'лидеров по выбросам'.

'Во всем - от Ирана до планов скорейшей встречи с [президентом России] Дмитрием Медведевым и недавних заявлений по Афганистану - звучит мощная нота реализма, хотя еще неизвестно, сохранится ли она до конца', - говорит Клифф Купчан (Cliff Kupchan), вашингтонский аналитик и бывший чиновник администрации Клинтона.

Хотя спор между реалистами и идеалистами, сотрясавший администрацию Буша, продолжается, Купчан отмечает, что теперь 'порции мяса и овощей стали другими'.
http://www.inosmi.ru/stories/08/11/05/3535/247284.html

 

 

Термины поменялись, а суть осталась – только с деньгами у ребят похуже стало. Кризис, понимаешь...


  

Тем временем:

Три банка закрылись в США за пятницу

по финансовым показателям: County Bank of Merced и Alliance Bank в штате Калифорния, FirstBank Financial Services в Джорджии, сообщает официальный сайт Федеральной комиссии по страхованию депозитов.

 

County Bank of Merced располагал депозитами на сумму 1,3 миллиарда долларов, на счетах Alliance Bank числится 1,14 миллиарда долларов депозитов, FirstBank Financial Services управлял депозитами в размере 337 миллионов долларов.

По данным комиссии, с начала года в США лопнуло уже 11 банков, за весь прошлый год, когда разразился финансовый кризис, прекратили существование 25 банков…  http://rian.ru/crisis_news/20090207/161252144.html

 

  

"Фаина": три "неприятных" вопроса украинским властям

 

Груз судна "Фаина", которое находилось в плену у сомалийских пиратов более четырёх месяцев,  вызывает много вопросов. Кому предназначалось находившееся на борту украинское оружие? Кто является владельцем этого "арсенала"? Имело ли место нарушение эмбарго ООН на поставки оружия в Судан?  

 

Грузовое судно «Фаина» под флагом Белиза, принадлежащее панамской компании Waterlux, выполняло коммерческий рейс из порта Октябрьск (г. Николаев, Украина) в порт Момбаса (Кения). Грузоотправителем являлась государственная украинская компания «Укрспецэкспорт», которая отправила на «Фаине» груз на сумму больше 100 млн долларов.

 

В трюмах «Фаины» находятся: 33 танка Т-72М1 и Т-72М1К; шесть комплектов 14,5 мм зенитно-пулеметных установок ЗПУ-4 с запасными инструментами и принадлежностями (ЗИП); 150 комплектов гранатометов РПГ-7В с ЗИП; шесть единиц боевых машин БМ-21 «Град»; 8 тыс. 788 единиц 125 мм боеприпасов ВОФ-36; 5 тыс. единиц 125 мм боеприпасов ВБК-10; 18 тыс. 490 штук изделий 4С20 (комплекты элементов динамической защиты танков).

 

25 сентября 2008 года судно было захвачено сомалийскими пиратами в Аденском проливе. Пленниками корсаров стали  члены экипажа: 17 граждан Украины, трое россиян и один гражданин Латвии. Спустя несколько дней после захвата скончался капитан. Остальные моряки четыре с половиной месяца томились в жарких каютах под дулами автоматов, практически, без воды и еды.

 

Надежд на официальную власть Сомали не было никакой. Правительство страны не имеет реальных рычагов влияния на пиратов, который захватили «Фаину», поскольку на протяжении последних 20 лет пираты на территории Сомали серьезно укрепились, владеют значительными финансовыми средствами и различными видами вооружения.

Переговоры продолжались в течение нескольких месяцев. Родственники захваченных  моряков устраивали пикеты возле правительственных зданий в Киеве, но результата всё не было. Наконец, 5 февраля пираты отпустили «Фаину», получив выкуп. Они запрашивали 30 миллионов долларов, но получили 3 миллиона 200 тысяч. Это самый большой выкуп в истории современного пиратства.

 

Груз Минобороны Украины официально предназначался для Кении. Но ещё осенью 2008 года американские СМИ (со ссылкой на представителей армии США) распространили информацию о том, что танки на украинском судне предназначались для Южного Судана. В их распоряжении оказалась накладная, в которой содержатся данные о том, что контракт на поставку танков был заключен Кенией от имени правительства Южного Судана.

 

Кения утверждала и продолжает утверждать, что получателем танков является Минобороны страны, однако в контракте содержится аббревиатура GOSS, которая, по свидетельству военных источников, расшифровывается как «Правительство Южного Судана» (Government of South Sudan).

 

Следует пояснить, что в Судане, который граничит с Кенией, долгие годы идёт война. Богатые нефтью южные провинции, населённые христианами, ведут вооружённую борьбу за отделение от мусульманского Судана. Жертвами этой войны стали сотни тысяч человек. В связи с этим ООН ввела эмбарго на поставки оружия в Судан. А Украина, возможно, нарушила этот запрет.

 

Не до конца ясна в этой истории и роль США. Известно, что американцы включили правительство Судана в «ось зла» и оказывали содействие южным провинциям, мечтающим об отделении. Референдум об отделении Южного Судана назначен на 2011 год. В то же время, компрометировать себя поставками оружия в обход запрета ООН не хотелось. Так что можно предположить, что роль такого торговца они отвели своим союзникам с Украины.

 

Не исключено, что американцами отслеживался весь процесс поставки оружия – от отгрузки и до момента захвата. А когда стало понятно, что Украина «влипла», тут и появились американские фрегаты. Американское командование, вероятно, поспешило свалить с себя вину и переложить её на Украину. А Украине за нарушение эмбарго ООН грозят санкции.

 

Теперь предстоит выяснить, кому же принадлежал груз на борту «Фаины». По документам судовладельцем является гражданин Израиля Вадим Альперин. В то же время, еще в октябре 2008 года в ряде СМИ появились публикации (со ссылкой на Службу безопасности Украины), что настоящим судовладельцем "Фаины" является замминистра транспорта Украины Игорь Урбанский. Правда, доказательств привести не удалось, а пресс-служба министерства транспорта категорически опровергла причастность чиновника к контрабанде оружием.

 

"Слив" этой информации, возможно, явился продолжением борьбы в высших эшелонах власти Украины. Дело в том, что СБУ контролируется сторонниками Виктора Ющенко, а Минтранс Украины подчиняется Юлии Тимошенко. Но точно известно, что монополистом на торговлю вооружениями на Украине является государственная компания "Укроборонэкспорт", которая настаивает, что груз "Фаины" предназначается законному правительству Кении.

 

По всем этим поводам должны дать объснения президент Ющенко и министр обороны Юрий Ехануров, которые заверяют своими подписями все документы о поставках оружия.

 

http://www.pravda.ru/world/former-ussr/ukraine/301071-ukraine-0 

 

 

Ярузельский не попросит президентскую пенсию, лишившись генеральской

Бывший президент Польши генерал Войцех Ярузельский, которого сейчас судят за введение в стране военного положения в 1981 году, не будет переходить на президентскую пенсию после того, как власти урежут ему пенсию министерства обороны…

 «Такие шаги с моей стороны не будут предприняты никогда. Это ниже офицерской чести и достоинства, особенно в случае, когда другие (члены ВСНС) не имеют такой возможности (воспользоваться президентской пенсией)», — сказал Ярузельский… http://rian.ru/world/20090207/161281593.html

 

Браво! Человек чести! Пока среди поляков остаются такие люди, их есть за что уважать…

 


Тимошенко призывает не строить газопроводы "в обход Украины"

"Не забывайте о том, что Украина - прекрасная транзитная страна, и сегодня ставить вопрос об обхождении Украины какими-то альтернативными газопроводами - это безумная идея", - сказала Тимошенко, выступая на 45-ой Мюнхенской конференции.


Прекрасная транзитная страна... М-да...

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments