martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Первый урок кризиса на постсоветском пространстве - демифологизация Прибалтики

 

Первый урок экономического кризиса на постсоветском пространстве - демифологизация экономического развития Прибалтики

 

Проблематика экономического кризиса имеет планетарный масштаб формирования и воздействия на национальные экономики. Признавая целый комплекс общественных групповых, профессиональных и индивидуальных проблем связанных с кризисом нельзя не отметить и некоторые положительные признаки. Прежде всего, это демифологизация экономического развития в Прибалтике.

 

Экономическая мифология в Эстонии и Латвии стала частью политики, нормой госуправления. Из выступлений премьера Эстонии Ансипа в 2008 году -  7 февраля: "Если это кризис и крах, то только в таком кризисе и крахе я бы хотел жить", 27 ноября, на очередной пресс-конференции - "Все люди знают, что эстонское государство уже очень давно находится в кризисе, даже когда оно еще не было в кризисе, по мнению общественности, оно было в кризисе".

 

Правительство Латвии в декабре 2008 года обнародовало текст письма директору МВФ для получения 1,7 млрд. евро. Особенностью письма -  содержащееся в нем заявление "о готовности присоединиться к еврозоне в 2012 году" (кто их там ждет?). При том, что «присоединение к евро» не относится к МВФ, это компетенция ЕС, населению предлагают отвлечься от текущих проблем в ожидании маловероятных достижений. Пообновленным в декабре прогнозам МВФ, ВВП Латвии в 2008 году уменьшится на 2% (вместо -0,875% - прогноз в октябре). В наступающем 2009 спад составит еще 5% (вместо -2,1%) и будет сопровождаться как минимум 9% безработицей, увеличением дефицита бюджета от 4,9% от ВВП (против 3%) и ростом госдолга до 33% от ВВП. Как это согласуется с членством в Еврозоне населению не объясняют. Появление, а главное признание кризиса категорически не входило в планы политических элит Прибалтики. Трансформация "балтийских тигров" в мышей -экономическое явление, имеющее четкие политические последствия. 

Жесткая зависимость политической ситуации от экономических показателей специфика современной Прибалтики. Безграничный и иррациональный оптимизм ее руководства пытались скорректировать еще до вступления в ЕС. Томас  Лорсен, главный автор доклада ВБ о состоянии экономики в Чехии, Венгрии, Польши, Словакии, Словении, Литвы, Латвии и Эстонии в 2004 году, отмечал: "... в последние годы страны, называемые "тиграми Балтии" - Литва, Латвия и Эстония - значительно опережали страны Центр Европы по темпам роста объемов производства". Лорсен объясняет это сочетанием факторов: очень низкой отправной точкой, благоразумной макроэкономической политикой и быстрыми экономическими реформами.

 

Обусловленный повышением цен на нефть рост РФ  "перетек" в Прибалтику посредством торговли услугами и притока портфельных инвестиций. Лорсент: "В среднесрочной и долгосрочной перспективе вероятно некоторое замедление роста в Прибалтике, возможно, до 5-6% в год, поскольку стремительный рост кредитов и высокий дефицит текущих статей платежного баланса едва ли будут стабильными, а демографические изменения, скорее всего, приведут к сокращению предложения рабочей силы", но рост не только прекратился, началось падение ВВП. Сегодня предлагается новая сказка - введение евро в 2011 году. В Эстонии еще 01 сентября 2005 года был принят план перехода на евро с января 2007 года. В условиях благоприятнейшей коньюнктуры это сделать не удалось. По мнению агентства S&P, Эстония присоединится к зоне евро не раньше 2013 года. Если доживет до этого срока.


ВВП Эстонии 2007/08

2007 I

9,0

2007 II

6,7

2007 III

5,5

2007 IV

4,4

2008 I

0,2

2008 II

-1,1

2008 III

-3,5

 

Эстония демонстрирует падение роста ВВП 5й квартал,  2 квартала ВВП падает ниже нуляи.  В Департаменте статистики  снова отметили среди причин снижения экономики сокращением внутреннего спроса (10%), инвестиций (6%), которые привели к снижению налоговых поступлений в муниципальные и гос бюджеты. На подъем поступлений оказала воздействие  инфляция, составившая 9%. По данным Eurostat, ВВП Эстонии и Латвии в третьем квартале упал больше всего среди стран ЕС.


ВВП Латвии 2007/08

2007 I

11,3

2007 II

11,0

2007 III

10,9

2007 IV

8,1

2008 I

3,3

2008 II

0,1

2008 III

- 4,6

 

В декабре Латвия завершила переговоры с ЕК и МВФ о финансовой помощи для экономики. МВФ и ЕК выразили готовность ее оказать. До 2011 года она получит кредит в размере 7,5 млрд евро - значительная сумма для любой страны, но с 29 сентября и по 19 декабря Латвия израсходовала на поддержание курса уже 1,158 млрд. евро.

 

В Латвии, в отличии от Эстонии, прагматичная политика в отношениях с РФ смягчила падение экономики. Она стала лидером по перевалке российских энергоносителей среди прибалтийских стран - благодаря транспортировке российских грузов и их перевалке, латвийская экономика ежегодно получает приблизительно $0,5 млрд. Транзит - спасательный круг в условиях кризиса. После истории с памятником воинам-освободителям  транзитные грузы  ушли в Латвию.

 

ВВП Литвы 2007/08

2007 I

6,9

2007 II

6,8

2007 III

5,7

2007 IV

7,2

2008 I

6,0

2008 II

5,8

2008 III

4,8

 

А вот IV квартал обозначит катастрофическое падение всех стран Прибалтики.

 

Эксперты во всем мире отмечали нарастание кризисных явлений уже с середины 2007 года. На постсоветское пространство проявления кризиса, прежде всего, пришли в Латвию, Эстонию, Литву (в этом порядке). Форсированная интеграция, не основанная на реальных экономических достижениях, не могла продолжаться бесконечно.

 

Экономистам давно известен фенoмен спекуляmuвного экономическoго росmа, не обеспеченного развитием реального сектора. В Литве, как и в России, структурные реформы и экономический рост задержались, именно поэтому разрыв между мифологией желаемого и экономикой реальности оказался меньше. В Литве, как и в России, вели более активную промышленную политику стараясь сохранить крупные предприятия. "Цифр" роста такая политика дает меньше, а усилий требует больше.

 

Специфика развития Прибалтики заключается в том числе в том, что в масштабах национального хозяйства важное значение имеет успех одной или нескольких крупных фирм или инфраструктурных проектов. К примеру инвестиционный бум в Эстонии в 2003-2004 гг. начался с возобновления работы предприятия по сборке мобильных телефонов получившего новые заказы от Nokia. В Литве нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta, а также АЭС в г. Висагинас являются по-сути стратегическими предприятиями. Беда в том, что многие крупные и эффективные предприятия были ликвидированы по политическим мотивам (русскоязычные трудовые коллективы).

 

Сегодня модель развития в Латвии-Эстонии базируется на нескольких программных тезисах: «Пpoизводсmво в Латвuи бесnерспективнo»; "антиинфляционный план напоминает тушение пожара одновременно бензином и пеной", важно отметить то, что это сказано авторитетным бизнесменом, cовладелецем холдинга Dominante Capital (бывш. Rota) Рафаилом Дейфтом в мае 2007 года. Небольшие экономики чувствительны к любым управленческим и бизнес-решениям. Как справедливо отметил академик АН Эстонии Михаил Бронштейн: "Латвия не допустила приватизации национальной железной дороги, как это и принято в Европе. Эстония же, отдав инфраструктуру в руки американцев, упустила возможность воспользоваться средствами европейских фондов, и в итоге запущенную железную дорогу пришлось за большие деньги выкупать". Похожий эксперимент провели и в Литве - продали нефтеперабатывающий завод Mazeikiu Nafta малоизвестной американской компании "Вильямс", далее списание убытков американцев за счет бюджета Литвы...

 

Прибалтийская экономическая модель, несмотря на ритуальные заклинания о евроинтеграции, оказалась далекой от базовых европейских ценностей, эволюционировав в направлении экономической практики англо-саксонских неоконсерваторов 80-х годов ХХ века.

 

Параметры, формирующие основу экономической политики ЕС, предполагают масштабное регулирование, связанное с идеей государства всеобщего благосостояния. Текущая ориентация на сферу обслуживания предполагает столетие(я) индустриального развития и внимательное отношение к национальной промышленности. Развитие банковской сферы в Германии или Швеции - результат успешного развития промышленности и сельского хозяйства - закономерный результат временного национального экономического роста. В Эстонии и Латвии национальных банков нет, лишь шведские банки на местном рынке. На этот рынок приходят, когда это выгодно и уходят в том случае если под угрозой оказывается национальная банковская система. Стабильность шведской банковской системы и традиционное для Швеции рассмотрение Эстонии и Латвии как геополитической и геоэкономической вотчины поставили в зависимость экономику данных стран.

 

Любопытно, шведские банки раздули пузырь банковского сектора Балтии не для долгосрочных инвестиций. Планировалось, что раздутый пузырь инвестиций будет продан банковским гигантам Германии. Владельцы шведских банков даже не скрывали, что в Латвию и в Балтию они вошли лишь на короткий период.

 

Глобальный крах разрушил эти планы, пузырь лопнул до того, как вовлеченные в него банки были проданы немецкой фингруппе. Все проблемы останутся головной болью Швеции на значительно более долгий срок, чем намечалось.

 

Проведение успешной экономической политики в ЕС предполагает сменяемость власти. В Эстонии полтора десятилетия у власти правые партии, в оппозиции не левые (их нет), а центристы Сависсара - "отца" эстонских экономических реформ. При этом русскоязычное население лишено права голоса.

 

Идеологизация и мифологизация развития - важная причина кризиса в Прибалтике. С 1987 г в сознание население вбивается тезис о порочности экономической политики "оккупантов" построивших в Литве самый современный в СССР нефтеперерабатывающий завод, в Латвии - Вентспилский порт, в Эстонии - Новоталинский порт. "Преступления советского режима" это АЭС в Литве, ГЭС на Даугаве в Латвии, ТЭС в эстонской Нарве. Впрочем, в 2009 году АЭС в Литве будет остановлена по требованию ЕС и можно будет "за каких-нибудь $1,5 млрд" купить реактор у фирмы "Вестингауз" из США, только где их взять?

 

Швед Бу Краг (экс-советник премьера Эстонии, а в настоящее время вице-президент Svenska Handelsbanken и финансовый эксперт по Балтийским странам) пишет: "Многое зависит от транзита... от туризма. Будут ли сюда по-прежнему ежегодно приезжать 4 миллиона финнов? 100 - 200 тысяч шведов? Таллин - замечательный город, но надо помнить, что экономическая ситуация на родинах туристов ухудшается и все меньше людей смогут позволить себе туристические путевки. Второй вопрос - эстонцы, которые работают за рубежом... когда эти страны накроет волна сокращений, увольнения начнут (уже начали) с приезжих... значит, вместо того, чтобы посылать домой деньги, ваши гастарбайтеры будут "посылать себя". В остальном... если не будет какого-то громкого банкротства, за которым последует немедленный быстрый крах, вас ждет медленное удушение экономики".

 

От транзита зависит многое. "экспортеры, конечно, взволнованы -  девальвация (в России и Белоруссии) приводит к усилению конкурирующего с ними местного производителя, - глава Латвийского агентства инвестиций Андрис Озолс. Но, во-первых, есть такие позиции, по которым у Латвии среди тамошних предприятий нет конкурентов - те же шпроты в Белоруссии сделать не смогут. Во-вторых, наша экономика волей-неволей основывается на сфере услуг, а крупных экспортирующих производств осталось немного. Латвийские транзит и логистика очень конкурентоспособны и востребованы на востоке в любых условиях - их и нужно продвигать за рубежом".

 

Озолс частично прав. На долю латвийских портов в 2008 пришлось 45,4% грузов, литовских - 28,6%, эстонских - 26% общего объема грузооборота в Прибалтике. Грузооборот эстонских сократился на 23,3% - до 27,3 млн тонн в результате снижения транзита РФ. Грузооборот латвийских портов увеличился  до 47,5 млн, литовских - на 24% (до 30,017 млн). Наибольшим был грузооборот Клайпедского порта (Литва), за январь-сентябрь перевалившего 23,1 млн тонн грузов (рост на 13,2%). Второе место - Рижский порт, где объем перевалки составил 21,9 млн тонн (рост на 13,8%), третье - Таллинский с 21,9 млн тонн (снижение на 23,7). Только порт в России для транзита нефтепродуктов уже начал работать, а шпроты в Калининграде делают уже давно.

 

Академик Эстонской АН Бронштейн: "...транзит, будучи самой динамично развивающейся областью экономики, в 90-х годах формировал 10-12% внутреннего валового продукта Эстонии, если рассматривать сопряженные финансовые и логистические услуги, - эта цифра значительно возрастет... в конце 90-х и в начале 2000-х годов доля этой области экономики вместе со связанными видами деятельности доходила до 20% ВВП". Примерно таков потенциальный "резерв" эстонской экономики, компенсирующий вклад России в развитие Латвии.

 

Только не стоит забывать  – кризис еще только начался, а фискальная система Латвии факmически уже лишилaсь сувeреннocmu и поставлена в жесткую зависимость от кредитора – Швеции. На фоне кризиса в стране резко увеличены налоги -  для выплаты госдолга. Остальная Прибалтика присоединится в ближайшие месяцы. Это ближайшие перспективы, а в 2015 году Россия пpекрaтuт экспоpт любых грузов через порmы Прuбалтики. 

  

Несколько слов о проблеме соотечественников в условиях кризиса. Оттеснённое в производственный сектор русскоязычное население производит реальные товары и реальные услуги. Водитель трамвая востребован практически независимо от экономической конъюнктуры, а биржевой брокер? В этих условиях соотечественники, оттеснённые в непрестижные сферы деятельности, могут оказаться в относительно благоприятной ситуации. Но соотечественники (с любым паспортом)  минимально представлены на государственной службе, а именно эта сфера обладает наибольшей устойчивостью, социальными гарантиями.

 

Кризисные явления в экономике ни в одном государстве не способствовали консолидации общества. Революции, националистические эксцессы возникают в условиях кризиса. Юрий Алексеев, главредактор "Бизнес & Балтия": "...нынешний кризис показал, что государство, построенное на националистической идее, неминуемо придет к краху.. знания латышского языка и "краткого курса истории оккупации" - недостаточно для управления страной... нужно уметь еще хоть что-нибудь".

 

Подведем итоги: в Прибалтике существует три основных модели геоэкономического положения и поведения государства:

 

1. "Пограничное государство": - последняя «граница западной цивилизации», которой требуется защита от «милитаристской России», представляющей перманентную угрозу - это доминирующая тенденция;

2. "Политически и экономически независимая, самодостаточная страна". Эта точка зрения имеет наиболее сильных приверженцев в лице местных евроскептиков, которые не желают ограничения вновь обретённого суверенитета, на этот раз Европейским союзом - маргинальная тенденция;

3. "Государства - ворота": вступление в ЕС и НАТО не означает отгораживание от России, страна может выполнять функцию моста, связывающего страны Запада и Россию –  рассматривается как оппозиционная тенденция.

 

Масштабы кризиса в Латвии и Эстонии предполагают использование всех резервов для изменения ситуацию к лучшему. Сегодня у политиков - прагматиков в Прибалтике есть шанс решить и экономические проблемы и консолидировать общество на основе третьей модели, но дадут ли им шанс правящие творцы пропагандистких мифов, строящие свои песочные замки на разжигании русофобских настроений и героизации фашизма (осуждeнное Генaссамблеей ООН)?


 Для Прибалтики есть еще одна"запасная" модель:

4. Катастрофическое развитие с конца весны – начала лета 2009 года. Толпы безработных, мятежи, массовая эмиграция, полный переход под внешнее управление. Местная пресса уже всnоминает Марксa и тезисы о «революционной ситуации».


Использовались материалы http://www.regnum.ru/news/1108495.html 


  
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments