martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

О.Четверикова. Большая ложь Папы Римского (Сирия, Украина и Православный мир в планах Ватикана)

Большая ложь Папы Римского (Сирия, Украина и Православный мир в планах Ватикана)
То, что происходит сегодня на Украине, это иезуитизм в действии: перестраивается цивилизационный код народа


ЭКУМЕНИЗМ ПО-ИЕЗУИТСКИ

С приходом к власти нового понтифика стоящий за ним орден иезуитов приступил не только к реформации самой Католической церкви, но и к реализации нового курса в её экуменической политике, направленной на перевод под идейный контроль папства представителей других христианских конфессий и других религий. В чём же новизна этого курса?
Уже в последние годы правления Бенедикта ХVI Ватикан  стал толковать  экуменизм не как  «толерантное признание различий друг друга», а  как единство, которое является «основополагающей категорией христианской веры». Однако единство это, в соответствии с учением Св. Престола, возможно только при условии признания православными римского папы как преемника апостола Петра и главы Христианской Церкви. А поскольку формального признания главенства понтифика Ватикан добиться не может, он разработал более гибкую форму поиска «единства»: не путём дипломатии и богословских диалогов, а, как выразился, глава папского совета по содействию христианскому единству кардиналКурт Кох, на человеческом, дружеском, духовном уровне.
«Тем, что нас объединяет больше всего, является таинство Крещения, признанное всеми, и Апостольское исповедание веры». Так что Ватикан не будет навязывать  нам обсуждение богословских вопросов, а будет объединять нас в христианской молитве.

В этом смысл нового курса, который проводит  папа-иезуит Франциск, являющийся специалистом не только по экуменической открытости, но и по восточному обряду – недаром он бывший ординарий униатов Аргентины и воспитанник священника галичанина Степана Чмиля. Как сказал о папе стажировавшийся у него нынешний глава Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) Святослав Шевчук,  он «знает нашу духовность», «хорошо знает наш обряд и даже помнит нашу Литургию».
Лучше всего суть нового курса ещё раньше выразил отвечавший до недавнего времени за отношения Св.Престола с Православными церквами стран Восточной Европы и Грузии иезуит Милан Жуст: «То, что нам нужно в первую очередь, - это общение на пастырском уровне, а не только на богословском или иерархическом. Тогда возникает доверие...  Если же есть доверие, то всегда можно найти цитату (из Писания – О.Ч.), чтобы другого оправдать». 

Но какова цель этого оправдания? Жуст прямо указывает, что через процесс общения готовится почва для определённых решений: «Для нас важно, чтобы принятие совместных  документов или возможная будущая встреча Папы и Патриарха не вызывали серьёзных протестов. Но пока протесты есть, я первый скажу, что, скорее всего, время ещё не пришло»[1].
Таким образом, Жуст всё объяснил: укрепление веры необходимо, чтобы подготовить встречу между папой и Патриархом, а сама встреча должна обеспечить то самое «христианское единство», или ту «полноту вселенскости», которая возможна только с признанием римского понтифика главой Церкви.
Но как оправдать перед православными совместные молитвы с иезуитом, представителем того ордена, который, как писал Ю.Ф.Самарин, совершил великую «мировую сделку», заключив «унию между истиной и ложью, добром и злом, Божьею правдою и человеческой неправдою»?
И тут папа Франциск совершает сильный информационный ход.
ВАТИКАН И СИРИЯ
В начале сентября, в условиях подготовки США вторжения в Сирию, значение которой для России всем хорошо известно,  понтифик обратился с письмом к участникам саммита «Большой двадцатки», в котором, кроме всего прочего (а речь там шла в первую очередь, о необходимости «глобальной финансовой структуры»),  призвал их найти мирный способ разрешения «конфликта в Сирии»[2].
Призыв этот, однако, ничем не подкреплён.
Во-первых, папа не указал ни виновников, ни участников «бессмысленной бойни» в Сирии, которую он назвал «конфликтом». Между тем, в Сирии идёт война с вооружёнными группировками боевиков из 83 стран мира, которую сирийский народ ведёт с весны 2011 г. Как заявил в конце сентября на 68 сессии Генеральной ассамблеи ООН министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем, в его стране нет гражданской войны, но есть «война против террора, который не признаёт никаких ценностей, не признаёт справедливости и игнорирует любые права или нормы закона»[3]. При этом он подчеркнул, что любые политические решения, сопровождаемые поддержкой терроризма путём поставок  оружия, финансирования или обучения боевиков, являются лишь иллюзией решения проблемы.
Но хорошо известно, что финансирование и обучение боевиков осуществляемое США, Британией, Францией, Саудовской Аравией, Катаром, не прекращаются. Напротив, по мере того, как умеренная «сирийская оппозиция» теряет своё влияние в стране, руководители этих государств всё более активно занимаются реорганизацией антинародных боевых формирований. Зато идёт подготовка к ликвидации химического оружия Сирии – единственного оружия сдерживания, которым обладает сирийский народ. Что же касается  проведения конференции «Женева-2», намеченной на 22 января, то она вообще стоит под вопросом, поскольку «оппозиция» требует в качестве предварительного условия для переговоров уход Башара Асада[4].
Ситуация особенно обострилась после того, как в конце ноября шесть радикальных исламистских группировок на севере Сирии объединились в единую боевую структуру  «Исламский фронт». В начале декабря вместе с другими организациями он принял участие в прямых переговорах в Анкаре, которые впервые провели США, Великобритания, Саудовская Аравия и представители стран группы «Друзья Сирии» с представителями действующих в Сирии исламистских группировок[5]
Одновременно продолжает раскручиваться кампанию по демонизации законного сирийского правительства. В начале декабря  верховный комиссар ООН по правам человека, известная защитница ЛГБТ-извращенцев Нави Пиллай впервые заявила, что у ООН есть доказательства того, что сирийские власти, включая президента Башара Асада, ответственны за совершение военных преступлений, преступлений против человечности (по её словам, «масштаб злодеяний, совершённых обеими сторонами конфликта не поддаётся осмыслению»[6]). Она также сообщила, что комиссия ООН создала список тех, кто, по мнению экспертов, несёт прямую ответственность за грубые нарушения. Предполагается, что в список входят высокопоставленные представители армии и правительства, однако информация об этом остаётся конфиденциальной ввиду проведения возможного военного трибунала в Международном уголовном суде (МУС). Логика «комиссаров» проста: поскольку зверства, чинимые боевиками, скрыть невозможно, надо обвинить в них сирийское правительство.
Однако никаких заявлений по поводу такого вопиющего извращения событий и продолжающегося террора папа Франциск не делает. Хотя госсекретарь США Джон Керри, один из активных проводников агрессивной политики в отношении сирийского народа, главной жертвой которой являются христиане, официально числится католиком (хотя по происхождению и иудей - прим.ред.). В этих условиях провозглашённая  забота понтифика о христианах Ближнего Востока остаётся пустой декларацией. 
Во-вторых, и это главное, отношение Ватикана к событиям на Ближнем Востоке определяется в первую очередь состоянием иудейско-католического диалога, который продвинулся настолько далеко, что папа Франциск попал в известный список «50 евреев» года. Лидирующая роль иудаизма,  признаваемого Ватиканом «старшим братом», обусловила крайнюю осторожность Св. Престола в своей политике в этом регионе, ориентирующейся на интересы Израиля.

А именно с этими интересами   связан  американский геополитический курс  в отношении исламских государств, в основе которого лежит известная концепция «столкновения цивилизаций» Б. Левиса и С. Хантингтона, противопоставляющая традиционный ислам ценностям иудео-христианства, представленного в качестве единой цивилизации. Однако с началом «арабской весны» и усилением позиций радикального исламизма, этого детища западных спецслужб, главной жертвой новых процессов стали местные христиане, а не иудеи.Дехристианизация Ближнего Востока происходит в условиях укрепления позиций Израиля, для которого «арабская весна», как показал в своих работах идеолог «гиперсионизма» раввин Шмулевич, стала благом[7]. При этом речь идёт необязательно о военном контроле и силовом присутствии, но и об интеллектуальном и экономическом влиянии. Главное – включённость территории в общее поле, в центре которого находится Израиль.
великий израиль.gifГоворя о территории Израиля, Шмулевич выделяет необходимость занять «естественные границы по Нилу и Евфрату, установленные Торой», за что ратует партия Ликуд во главе с её лидером, израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху. Вслед за этим последует второй этап  наступления – распространение гегемонии государства Израиль на весь район Ближнего Востока.
Однако Шмулевич лишь повторяет положения разработанного и опубликованного ещё в 1982 г. стратегического плана Израиля на 80-е гг., известного как «план Инона» (по фамилии представившего его сотрудника израильского МИДаОдеда Инона). Это план, направленный на территориальную экспансию Израиля и достижение им доминирования на Ближнем Востоке путём политической дестабилизации и «балканизации», то есть дробления соседних арабских государств.
В отношении восточного фронта Израиля в плане сказано: «Полный распад Ливана на пять провинций послужит прецедентом для всего арабского мира, и в том числе для Египта, Сирии, Ирака и Аравийского полуострова, и всё уже идёт именно к этому. Распад Сирии и Ирака позже на этнически или религиозно уникальные области, как в Ливане, является  главной задачей Израиля на восточном фронте в долгосрочной перспективе, в то время как исчезновение военной мощи этих государств – задачей на кратковременный период. Сирия распадётся в соответствии со своей этнической и религиозной структурой  на несколько государств..., так что там будут шиитско-алавитское государство в районе Алеппо, ещё одно суннитское государство в Дамаске, враждующее со своим северным соседом, друзы, которые создадут своё государство, может быть, даже в наших Голандских высотах, и, конечно, в Хауране и северной Иордании»[8].
Это стратегические цели. Они рассчитаны на долгосрочную перспективу и особенно актуальны сегодня. Этим определяется заинтересованность Израиля в разжигании войны в Сирии, с которой он с 1973 г. находится де-факто в состоянии войны. Этим определяется его тесное сотрудничество с Саудовской Аравией, одним из ключевых координаторов деятельности исламистских боевиков в Сирии.
Израильская разведка активно сотрудничает с американской по внедрению агентуры в режим Башара Асада. Как указывал бывший глава израильской военной  разведки, «мы прекрасно знаем, что происходит в Сирии, и обладаем очень развитой системой сбора сведений на её территории. Израильтяне – это глаза и уши США»[9]. СМИ неднократно сообщали о присутствии на территории Сирии израильского спецназа, о контроле Моссад за деятельностью салафитских группировок в стране, об оказании израильской разведкой активной военной и тыловой помощи террористическим группировкам, о проведении израильскими военными совместных операций с боевиками на территории между Сирией и Палестиной, о поставке Израилем оружия террористам[10]. Когда весной 2013 г. Израиль нанёс по Сирии ракетные удары, сирийское государственное агентство САНА заявило, что эта атака «подтверждает участие Израиля в заговоре против Сирии и его связь с террористическими группировками, действующими в Сирии при поддержке Запада и некоторых арабских стран».
В конце сентября завесу тайны над закулисной ролью Израиля приподнял и сам посол Израиля в США Майкл Орен, являющийся доверенным лицом Беньямина Нетаньяху. Он  заявил, что Израиль хочет, чтобы сирийского президента Башара аль-Асада свергли, даже если это приведёт к власти в Дамаске радикальных суннитских исламистов. «Мы всегда хотели, чтобы Башар Асад ушёл, мы всегда предпочитали плохих парней, не поддерживаемых Ираном, плохим парням, поддерживаемым Ираном», - сказал он, подчеркнув, что самой большой опасностью для Израиля является стратегическая дуга, которая проходит от Тегерана до Дамаска и Бейрута. «И мы считали режим Асада краеугольным камнем в этой дуге»[11].
Как написал американский журналист Р.Пэрри, «Израиль и Саудовская Аравия являются мастерами геополитики мягкой силы, обе страны имеют разведывательные службы мирового уровня и способны влиять на действия других глобальных игроков – Израиль делает это посредством своих уникальных пропагандистских и политических навыков, а Саудовская Аравия посредством контроля над поставками нефти и финансовыми рынками... Понимая, что теперь у них есть поддержка Израиля, а также Саудовской Аравии, сирийские повстанцы, скорее всего, будут сопротивляться любому давлению США в отношении прекращения огня или мирных переговоров»[12].
Какова же в этих условиях позиция Ватикана? Поскольку Св. Престол признаёт неизменность избранности иудеев и вечность Израиля как «исторический факт и предзнаменование в Божественном плане», он не может осуждать курс израильского правительства на восстановление его государства в границах Древнего Израиля. Но и открыто поддерживать политику, ведущую к исходу христиан с Ближнего Востока, для него недопустимо. Отсюда воздержание от реальной оценки событий и умиротворяющие общие декларации, не подкрепляемые конкретными действиями, оборачивающиеся в итоге предательством сирийских христиан. Показательно, что о мире на Ближнем Востоке он говорил и во время своей встречи и с премьером Израиля Б.Нетаньяху 2 декабре этого года. Призывая к миру в Сирии, понтифик ни слова не говорит о тех, кто стоит за спиной бесчинствующих террористов, допускающих зверства в отношении христиан,  и кто несёт ответственность за гуманитарную катастрофу в стране. Но не в традициях иезуитов искать правду.
После письма к «Большой двадцатке» папа Франциск объявил 7 сентября «днём молитвы и поста за мир в Сирии, на Ближнем Востоке и во всём мире». С этого момента тема христиан на Ближнем Востоке превращается папой в ключевую для обеспечения православно-католического сближения и «культивирования» чувства экуменизма.   

ВАТИКАН И УКРАИНА 21 ноября папа Франциск в ходе встречи участников пленарного заседания Конгрегации по делам по делам Восточных Церквей подчеркнул значение «примата кафедры св. Петра» для «универсального общения»поместных Церквей, поскольку именно этот приматспособствует единству различий в традиции. Папа подчеркнул, что перед Восточными Церквами стоит задача активизации общения с сообществами латинского обряда ипризвал учиться «экуменическому духу и диалогу» у Церквей в Святой Земле. И вновь выразил озабоченность ситуацией христиан на Ближнем Востоке.
В тот же день, 21 ноября после объявления правительством Украины о приостановке подготовки к подписанию соглашения о катастрофической по своим последствиям для Украины ассоциации с ЕС начались массовые акции оппозиции в Киеве и других регионах Украины. Важную роль в событиях «евромайдана» изначально стала играть Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ), представляющая собой самую многочисленную часть Католической церкви на Украине и выполняющая миссию по обеспечению единения Украины с Европой. Священники УГКЦ не ограничились моральной поддержкой  сторонников евроинтеграции, но и стали проводить агитацию, призывая верующих отправляться в Киев. Однако  уверенность, с которой действовало руководство УГКЦ,  была обусловлена  той поддержкой, которую оказывает ей  Ватикан.
Действительно, 25 ноября произошло, как написала пресса,  «выдающееся событие»: впервые в истории независимой Украины глава УГКЦ, которым сейчас является Святослав (Шевчук), отслужил Литургию на главном престоле Собора Святого Петра в присутствии папы римского. Между тем, исключительное право служить на главном престоле ватиканской базилики имеет папа римский и те, кому он предоставляет такую привилегию.  Как отметил пасторальный координатор для украинских греко-католиков в Италии отец Марко, «то, что Блаженнейший Святослав получил возможность, является свидетельством особого расположения папы к Украинской Церкви и народу» (одна из влиятельных польских газет по этому поводу заметила, что «такое событие ещё недавно было бы воспринято в Москве как провокация»).  В богослужении приняли участие 30 греко-католических епископов, 220 священников и около пяти тысяч паломников из Украины, Белоруссии, Литвы, Италии и других стран мира. Литургию отслужили на украинском, белорусском и итальянском языках.
Событие это произошло по случаю дня памяти Иосафата Кунцевича и 50-летия перенесения его мощей в собор Святого Петра в Риме. Папа обратился к паломникам на итальянском языке, произнеся по-украински «СлаваИисусу Христу!» и заявив: «Глубокое общение, которое вы хотите углублять ежедневно внутри Католической церкви, помогло вам строить мосты братства также с другими церквами и церковными общинами на украинской земле и там, где присутствуют ваши общины. Пусть вас всегда сопровождает да благословит Господь Бог, по заступничеству Пресвятой Девы Марии и святого Иосафата». «Память этого святого напоминает нам о сопричастности святых».
Вспомним и мы, кто такой Иосафат Кунцевич. Это униатский архиепископ Полоцкий и Витебский, действовавший в период утверждения Брестской унии, разработанной иезуитами как средство раскола среди белорусов и малороссов,  (как утверждал известный иезуит Поссевино, «уния, а за ней и святое вероучение католическое придут на Восток из Львова и Луцка, из Вильно и Полоцка»).  Утверждение унии происходило с помощью насилия и террора: за православными не признавались политические права, их братства и школы подвергались гонениям, было запрещено строительство православных церквей, существующие храмы захватывались униатами. Особенно же прославился своей преступной карательной деятельностью Иосафат Кунцевич. Отобрав все храмы и монастыри у православных, он запретил под угрозой смерти православным священникам появляться в местах, где находились церкви. Литовский канцлер Лев Сапега вынужден был предупредить его: «Вы же необдуманными насилиями притесняете русский народ и толкаете его на бунт и неповиновение... Вы пишете, что Вам свободно топить православных и рубить им головы... что надо отдать (их) церкви на поругание... (Вы) запираете церкви, чтобы люди без благочестия и христианских обрядов умирали как нехристи...  Вместо радости Ваша льстивая Уния принесла нам только горе, непокой и нестроение...».   Население Витебска, единодушно отказавшись повиноваться Кунцевичу, почти поголовно восстало против него и учинило над ним расправу. После чего, по указанию папы Урбана VIII, польский король Сигизмунд III при помощи иезуитов обрушил на жителей города волну репрессий, которые захлестнули в итоге весь край. Сотни людей были брошены в тюрьмы и казнены, у тысяч – изъяты земельные наделы, православные церкви закрывались и опечатывались. Кунцевич же на следующий день после своей смерти был объявлен Католической церковью блаженным, а в 1867 г. возведён в ранг святого. В 1923 г. папа Пий ХI издал энциклику, в которой Кунцевич именуется «священномучеником» и говорится, чтотакие примеры «святой жизни» должны способствовать единению всех христиан. Именно этого человека папа Иоанн Павел II называл «апостолом единения», «благородной личностью», «чья пролитая кровь навеки сплотила великое дело Унии»
Как отметил докторант Папского Салезианского университета диакон Андрей Солецкий, присутствие мощей Иосафата в соборе Петра в Риме является «видимым знаком единства украинской Церкви с европейским христианством». Далее он заявил: «Сегодня, когда различные политические силы пытаются изменить цивилизационный вектор Украины, нам следует вспомнить подвиг священномученика Иосафата, который ещё в ХVII в. отдал свою жизнь за единство Украинской Церкви с епископом Рима... Святой Иосафат видел в  этом единстве также цивилизационный путь, которым должен идти украинский народ. Отмечая 50-летие перенесения мощей св. Иосафата в собор св. Петра в Риме, УГКЦ как раз показала своё стремление идти по этому пути. Уже сам факт присутствия мощей украинского святого в главном храме католического мира указывает на место украинской Церкви в контексте мирового христианства, а затем – на важную цивилизационную миссию Украины быть мостом единения между западной и восточной культурами...».

Он заключил, что предоставив главе УГКЦ привилегию отслужить литургию в соборе св. Петра, папа Франциск «таким образом  подтвердил важную роль украинской Церкви и святого Иосафата, в частности, в созданиибудущего христианского лица Европы»[13].
Так, изначально нам показали, по чьему примеру нас будут «единять» с европейским христианством. При этом тема единения стала ещё более актуальной после визита к папе римскому российской делегации во главе с президентом России, состоявшейся в тот же  день.

продолжение с в следующем посту...


_________________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments