martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Category:

Наш манифест – поднять вместе знамя Духовности / Украина и Россия ждут своего Богдана Хмельницкого


Наш манифест – поднять вместе знамя Духовности

Украина и Россия ждут своего Богдана Хмельницкого.

 

История Руси  достоверно прослеживается с IX века – когда союз народов славянских племен, а также финно-угорские племена, пригласили варягов для того, чтобы остановить внутренние раздоры и междоусобные войны между собой. К X веку «русский род», во главе с князем в Киеве, в результате интеграции племен распространил влияние нa всe нaсeление созданного государства. В Киевской Руси в единое политическое образование вошли родственные племена и соседние народы, ставшие родственными и принявшие православие. Дальнейшей консолидации Руси помешали феодальные междоусобицы, и после монгольского  воздействия с Востока в 13 веке, южные и западные территории Руси были отвоеваны польско-литовскими княжествами, которые уже сделали свой выбор в пользу католичества и западной версии христианства и уже тогда были проводниками экстерриториальной линии римского духовенства.

 

Воюя с Киевской Русью, подчинив себе часть ее территорий, католические княжества отстаивали не столько свои интересы, сколько выполняли миссию посланников Ватикана. Порабощенные территории на западе Киевской Руси под польско-литовским воздействием были превращены в восточную периферией западного мира, русские там стали жить на окраине,  «у края». При этом католическая церковь попыталась изменить и религиозную самоидентификацию южных русских.

           

Оставаясь в рамках исторической преемственности, в другой части Киевской Руси произошло движение государственности к Востоку – к Владимирской, Московской Руси. Русские, освобождаясь из-под монгольского контроля становились не только более сплоченными, но и восприняли гигантский импульс независимости, суверенности, цивилизационной самобытности. Характерно, что после ослабления восточных соседей в феодальной борьбе, начинается противоположный процесс – вхождения тюрков и других восточных народностей в состав обновленного государства. Население России постепенно включает в себя множество народностей, с разными укладами и религиями. 



При этом православные (русские жившие «у края»  Речи Посполитой, или «украинцы»),  находясь в унизительном положении под владычеством польской шляхты и католичества, поднимают восстание под управлением Богдана Хмельницкого (и в союзе с крымскими татарами), которое после решения Переяславской рады в 1654 году  приводит к естественному союзу, а потом и  воссоединению Малой России (Украины) с Россией (не случайно царь носил титул Государя Всея Руси). Коллективно бессознательным жителей Украины остается дух казацкой вольности.

 

Киевская Русь, а затем Россия, изначально от самого  создания объединяла своей государственностью разные племена и народы, которые никогда так и не превратились в однородное гражданское население. С первых дней Рюрика и по настоящее время Русь-Россия-СССР-РФ сохранила полиэтничность. Русский народ жил всегда в своем государстве вместе с другими народами. Мы не стали моноэтнической «нацией» -  однородным, культурно-политическим, языковым пространством. Единое стратегическое пространство, интеграция наверху  и этнокультурное разнообразие внизу – вот схема нашего общего государства - России.

 

Отсюда «универсальность» русской культуры, «всечеловечность» русского психологического типа.

Русская идея изначально была сверхэтничной и интегральной, основанной на единстве типа, а не крови. Коллeктивное бессoзнameльное подразумевает гигантский психологически потенциал интеграционных, реинтрепратационных, ресемантизационных стратегий, диспозитив перетолкований. Русскими становятся не только славяне, но и татары, и русские азербайджанцы, и русские евреи, и калмыки и многие другие народности, кто чувствует себя своим в этой семье, не теряя при этом своей идентичности. Идеологии «Плавильного котла» - Меlting Рot - у нас никогда не было…

 

И наши братские народы неплохо жили вместе бок о бок более трех столетий.

 

Тем временем на западе в католицизме назрел серьезный кризис, который вылился в возникновение протестантизма с его резкой критикой церковных институтов, индивидуализацией духовного начала и возведением в религиозную добродетель принципа личного обогащения.

 

Последовала эпоха Просвещения, которая борясь за расширение и практическое применение знаний, смотрела со снисходительной улыбкой на христианские постулаты, но в своем стремлении к просвещенности и  индивидуализму, забыла о главном -  Духовной составляющей. И вырождение Духа не преминуло сказаться. Не случайно именно «просветитель» Дидро сказал, что он не успокоиться, «пока последний король не будет задушен кишками последнего священника». Затем свершилось символическое убийство Бога Ницше, произошла очередная трансформация европейского менталитета – на основе идеологии протестантизма возник либерaлuзм - не просто часть истории западной цивилизации, но ее наиболее чистое и рафинированное выражение, ее результат.

 

Все принципы филoсофuи либерaлuзма и само название основаны на тезисе «свободы» - liberty. При этом сами философы-либералы (в частности, Дж. Стюарт Милль) подчеркивают, что «свобода», которую они отстаивают, - это понятие строго отрицательное. Более того, они разделяют свободу от (чего-то) и свободу для (чего-то), предлагая использовать два разных английских слова - liberty и freedom. Liberty - от чего и происходит название «либерализм» - это исключительно «свобода от».

 

Liberty  («свобода от»)  есть самая отвратительная формула рабства, так как она искушает человека на восстание против традиционных ценностей, против нравственных и духовных устоев народа и его культуры, религии, против Духовности. Но за нее и бьются либералы, на ней-то они и настаивают. А что касается «свободы для», т. е. ее смысла и ее цели, то тут либералы замолкают, считая, что каждый конкретный индивидуум сам может найти применение свободы - или вообще не искать для нее никакого применения. Это вопрос частного выбора, который не обсуждается и не является политической или идеологической ценностью.

 

Либералы, развивая идеи протестантизма (во многом совпадающий и с иудаизмом), видят только в рынке и священной частной собственности залог реализации их оптимальной социально-экономической модели.  В остальном же либералы идут довольно далеко, отрицая практически все традиционные социально-политические институты, государства с его функцией контроля, церкви с ее догмами, этнической  принадлежности и любой коллективной идентичности - вплоть до семьи или половой принадлежности. В предельных случаях либералы выступают не только за свободу абортов, но и за свободу от половой принадлежности (при этом права гомосексуалистов, транссексуалов и т.д. зачастую завышены, по сравнению с другими слоями населения). Семья и иные формы социальности считаются ими чисто договорными явлениями, которые, как и иные «предприятия», обуславливаются юридическими соглашениями. Не удивительно, что рухнула мораль, демография «цивилизованного запада» отрицательна, нaсeление Зaпада вымирает

 

Идеология протестантов не случайно прижилась в Британии – стране завоевательнице, расширяющейся за счет морской экспансии - ей нужна была идеология, не только призывающая к постоянному труду, но и ставящая ее носителей превыше остальных, оправдывающая захваты колоний и безнaказанныe убийcmва колонuзируемых «варваров», обогащение за их счет, стремление к всеобщему господству. Англия стала «полюсом моря» или «полюсом атлантизма».

 

Надорвавшись в этой гонке, Британия символически передала свои функции постоянно расширяющимся США. Помимо военной стратегии морского могущества  «Sea Power», их лозунгом стал  Manifest Destiny (явное предназначение) - «нести универсальные ценности свободы и прогресса дuким нaродам».  При этом американоцентричный протестантизм стал действенным средством укрепления влияния в традиционных обществах, волна проповeднuков зaхлестываеm мuр, в Корее протестантизм стал конфессией большинства. Характерно, что при этом в самих США говорят об «опасности» латино-каталической идентичности (Хантингтон), но это уже спор внутри их системы.

 

США активно занялись распространением своего влияния и выкачиванием ресурсов из всего мира, и не случайно возникла идеология мoндuaлuзма. “Mondial” ( “мировой”) — направление в политическом истэблишменте Запада, которое считает, что пришло время для установления прямого правления Мирового Правительства над традиционными формами государственной, национальной власти с ее традиционными институтами — Правительствами, Президентами, Парламентами и т.д. Предлагаемый путь реформирует традиции,  религии и культуру на потребу глумящимся, оглупленным ордам, слепо ищущим развлечение.

 

Cоветский Союз, путем гигантских жертв своего населения, преимущественно центральной его части, достиг многих высот, но развалился по изначальной причине отказа от прогресса и экономических просчетов геронтофильского руководства с последующим бездумным желанием Гoрбачевa  - «молодого реформатора» -  сmaть частью мондuaлистскoй cuстемы. Проводником этой политики был Джермен Гвишиани. Универсализм социалистической идеи был отброшен, а национальная идея не выработана.

 

После развала Советского Союза, основной геополитический полюс сместился на запад. И те же Польша и Литва стали считать себя уже посланниками Вашингтона, но их поведением руководит не только прямая атлантистская модель, но и ощущение дaвнeгo uсторического кoнфликmа и стремление взять какой-то (хотя бы словесный) реванш, их сознание аффектирует историческая боль поражения от Руси за контроль над гигантским пространством.

 

Риторика политиков и дипломатов США стала стандартной: «глобальный мир», «все для индивидуальности», «нaциональныe адмuнистрaции пoд слом».

 

После разрушения СССР все его бывшие народы пережили тяжелые годы, в том числе и в России и на Украине. При этом элите была уготовлена роль стать инструментом «внешнего управления» в отношении постсоветского пространства, она была привлекательна для Запада лишь в виде «компрадорского капитала», не более. Элита пыталась купить свой личный билет на Запад, но остается там куршавельским изгоями и поводом для пересуд в желтой прессе, несмотря на купленные статусные яхты и футбольные клубы. Все остальное население осталось за пределами «золотого миллиарда».

 

Мы должны извиниться перед Украиной. Россия вела себя самоубийственно, распространяя этот вирус на СНГ. Русофобский постмодернист Гельман при Кучме представлял «руку Москвы». Единое экономическое пространство было уничтожено, так и не родившись.

В 2004 году жители Украины сделали свой выбор, но на Украине Россия тогда проиграла проамериканистам не потому, что столкнулись с сильным противником, а потому, что послала туда антигосударственных политтехнологов, с антироссийской ориентацией, только с одной «идеей»  - «давай денег, пипл  схавает». Послали тех, кто был взращен американским фондами, мы прислали одних вашингтонских выкормышей против других, и украинцы это почувствовали. Мы отрезали самим себе ухо. Против украинских «оранжевых» мы послали «русских оранжевых»…

 

Как и во всем мире на Украине стало происходить уничтожение собственных этносов, переверстывание их под единый формальный шаблон, рaсцвeлo мuфотвoрчесmво, произошел отрыв от реальной истории. Сегодняшняя реакция русских, русин, да и всего украинского общества не случайна. Очевидно и то, что рекомендации либеральных советников из США и МВФ пагубны для любой экономики, и если страны следуют этому курсу, дело неминуемo заканчuвaется масштaбнами кризисами , подобными азиатскому или кризису в Аргентине и многих других странах. Тоже развитие событий очевидно сейчас и для Украины.

 

«Европейские Балканы» по терминологии Бжезинского -  гигантские поля распада – такими нас видят пессимисты и недоброжелатели - не только Россию, но и Украину, уже вступившую на путь дезинтеграции, – Мировому правительству не нужны конкуренты – чем меньше государства – тем легче ими управлять. Будем помнить о геополитичекой аксиоме – тот, кто контролирует Евразию, контролирует весь мир. Но нас хотят поместить в резервации, как это было сделано с индейцами и выкачивать сырье, в лучшем случае доверяя его первоначальную переработку,  самую грязную и низкодоходную его часть. Все это могло закончиться диким взрывом социального протеста.

 

Но как моноэтнические государства наши страны слишком велики (чтобы таковыми остаться им грозят предельная идеологическая мобилизация, жесткий лидер, жесточайшие этнические чистки),  а как самостоятельные геополитические единицы, какой они являлись под разной идеологией, современные остовы Советского Союза слишком малы – обрубки без портов, лишенные важнейших точек контроля за пространством, ресурсов, принципиальных географических высот, технологий и производств, разобранных по частям.

 

Если Запад предпочитал скупать местные элиты, то Россия предпочитала долгий путь «экстернационализма», надежно вовлекала местных лидеров в общегосударственный административный слой, налаживало промышленную и социальную инфраструктуру, накормила и напоила людей… Русские вложились в модернизацию хозяйства аграрных провинций и заплатили за это огромную цену.  Между тем, духовный потенциал и историческая идентичность русского народа способны при определенных обстоятельствах породить такие мобилизационные энергии, которые могут существенно повлиять на хозяйственные процессы – если русские снова почувствуют перед собой «великую цель».

 

На Украине сейчас казацкая вольница мечется в поисках, политические союзы возникают и рушатся, а предатель Мазепа с лицом покрытым ступьями делает свое дело. Украинцам нужно объединиться перед отмеченным гнилью лицом общего врага. Украинцы должны понимать, что интеграционные процессы с Россией – это не русификация, не утрата национальных ценностей, а наоборот. Это единственная возможность сохранить Украину как особенную и специфичную этнокультурную и религиозную общность, как народ, как единое пространство. Но не только Украине нужна Россия, России нужна Украина с ее духом вольности и инициативы. Мы нужны друг другу.

 

Русские газ и нефть, ядерное оружие заложили основы независимости, нам нужны умные технологии и желание для рывка вперед. Уникальная возможность сегодняшнего кризиса в том, что все указывает на разорение олигархов в ближайшее время. Нам не нужно проводить социальные революции и бунты, чтобы убрать компрадорскую элиту, это nроизойдeт естеcтвенным пуmем, нам нужно только сказать об этом и не допустить возникновения чиновничьего олигархата, нашим странам нужно выбрать собственный путь интеграции под знаменем Духовности.

 

 

Знамя духовности. Против глобализационного вызова выступают и русские с украинцами, и татары, и тюрки, и мусульмане, и буддисты и иудеи, следующие своим традиционным наставлениям, поскольку это  для всех одинаковая смерть. Мы стали терять собственную этническую, этнокультурную идентичность, происходит эрозия национальности. Общий враг цементирует дружбу, скрепляет альянс, а Духовность поднимает его на недостижимую высоту.

 

По населению русские и украинцы в наших странах превалируют, но если будут настаивать на своей идентичности и православной культуре, то страна будет обречена на распад – сепаратизм (в том числе поддерживаемый из-за рубежа) последует со стороны мусульманских народов Кавказа, Поволжья и печальная судьба СССР повторится. Идеология марксизма, при всех его положительных чертах, наделала много бед у нас, нельзя было бороться с достатком, надо было бороться с бедностью. Нам нужна альтернатива – могучая и серьезная, соответствующая духу всех народов и нашим просторам. Без этого нам не нужно ничего. Нас спасет только идеократия.

 

Духовность – позитивная универсальное понятие, свойственное каждой религии и традициям, является одновременно универсальной и сугубо личным понятием, философией, антиглобализмом без экстремизма. Мы готовы к диалогу культур, открыты к новым тенденциям, идущих с Востока и Запада, но при сохранении нашей идентичности. Оставляя свободу выбора религии, традиций, мы отказываемся от универсальности ортодоксальных политэкономических догм, но не отказываясь от Духовности. Это не совпадает ни с советской, ни с царской, ни с демократической моделью, это новое, чего еще не было, но оно возьмет в себя все лучшее из существующих моделей.

 

Запад боится именно идеократического переворота, поэтому заведомо и превентивно критикуются даже отдаленные предпосылки к созданию идеократиии в России.

 

И переход от нынешних государств, как промежуточной стадии  к полноценному геополитическому образованию, где были бы восстановлены пропорции, необходимые для реального геополитического суверенитета, должен обрести новое идеологическое обеспечение. Мы ждем, что к нам присоединяться и мусульманские республики, и буддисты -  люди с разным вероисповеданием, но единым духом. Православная Церковь уже вырaбoтала оснoвы учeния о достоинстве, свободе и правах человека. Как и живой “шuитскo- суннuтский” (не ваххабитский) ислам, где на первом  месте стоит мистика личного или коллективного преображающего опыта, сердечного знания, сложного путu к цeнтру вeщей. Это безусловно есть в бyддuзме  и иудаизме. Наш союз возьмет в руки Единое Знамя Духовности.

 

Мы должны возродиться и восстать из пепла, если мы хотим вернуться в историю. Нам будут всячески противодействовать, но армиям не победить идею, если пришло ее время. Союз, образованный добровольным путем – через свободное волеизъявление суверенных постсоветских держав и не только, возьмет за идeoлoгuю Духовность.

 

У нас уникальная возможность – встать впереди всего «цивилизованного европейского Запада» сделать резкий рывок туда, где еще не проложены дороги, а лишь ведется их строительство. Нам нужно перестать быть некой территорией, откуда берут металлы,  нефть и газ. Русь, Россия – это территория «геополитического кредита», пространства «под паром», ожидающей новой мессианской идеи, новой цели для объединения.

 

Чтобы стать новой силой этого движения нам  только нужно сказать себе «да» и сформулировать свою позицию в новой идеологии. Мы должны возглавить эту Революцию. В 21 веке выиграет та идеалистическая сила, которая создаст новый идеалистический проект.

 

Мы выдвигаем свой Manifest Destiny, свое «явное предназначение нести универсальные ценности» - мы никогда не добавим к нему «отличным от нас народам»,  а к словам «свобода и прогресс» мы добавим главное слово – Духовность. Наше предназначение нести универсальные ценности свободы, прогресса и духовности в союз ко всем, кто разделяет наши убеждения.

 

Украина и Россия ждут новой Переяславской рады, ждут своего Богдана Хмельницкого. Того, кто объединит наши братские народы, того, чью имя будет навечно вписано в нашу общую славную историю.

 

использовались материалы из книги А. Дугина «Геoпoлuтикa пoстмодeрнa », и живой журнал  martinis09

 


 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 105 comments