martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

ВК и Православный психоанализ «гендерных проблем» (Ч. I) «Гендерные законы» распространяют эпидемию

Высокий Коммунитаризм и Православный психоанализ «гендерных проблем» (часть I)
Либеральный режим не только способствует распространению эпидемии психиатрических заболеваний, но и лишают больных психологической и духовной помощи. Несколько слов о недоразвитой сексуальности трансгендеров и гомосексуалистов, и о гетеросексуальности, как норме и основе продолжения рода человеческого

ЧАСТЬ I. «ГЕНДЕРНЫЕ ЗАКОНЫ» РАСПРОСТРАНЯЮТ ЭПИДЕМИЮ
Либеральная идеология, согласно анализа Исраэля Шамира произрастающая корнями из иудаизма[1], делает сегодня очевидный упор на предельной свободе «выбора “гендерной идентичности”». Политическая теория социализма пыталась решить вопрос «сексуальных девиаций» уголовными наказанием, фашизм подходил к проблеме еще более радикально[2]. Высококоммунитарная теория не может пройти мимо этой проблемы, которая не может исчезнуть одномоментно, как бы нам этого и не хотелось.

Как мы говорили ранее, согласно принятого в первом чтении Госдумой в 2003 г. закона «о гендерном равенстве» (ФЗ № 284965-3 ), «гендер – это социальный пол, т.е. отношение человека к своему полу, которое может не совпадать с биологическим полом». При этом различные «вариации гендера» (лесбиянки, гомосексуалисты, бисексуалы, транссексуалы и т.п.) должны быть признаны нормой. Наличие у человека традиционных ценностей признаётся гомофобией и подлежит правовому преследованию.

Так к «социальным полам», отличающимся от биологических, относят и такие «вариации гендера», как МТФ (male-to-female, мужчина-женщина), ФТМ (female-to-male, женщина-мужчина), «отсутствие пола», и, с некоторой натяжкой, т.н. «инфантов» (тех, кто во взрослом возрасте представляет себя детьми). Варианты соотношения себя с животными или инопланетными существами мы не рассматриваем.

При этом нормальному человеку и в голову не придёт, что т.н. «гендерный выбор» является чем-то естественным. Очевидно, что мы наблюдаем отклонение от нормы. Т.е. и транссексуальность (ТС) и гомосексуальность (ГС) являются проявлениями «гендерных» расстройств. Тот факт, что под нажимом заинтересованных лиц ГС была исключена американской медицинской бюрократией ВОЗ из списка психических расстройств, к реальному положению дел никакого отношения не имеет.

Таким образом, получается, что когда депутаты Думы принимают «гендерные законы», а российские чиновники подписывают от лица страны некие международные соглашения о «свободе гендерного выбора», по сути являющимся серьезным психическим расстройством, они не только множат эпидемию заболеваний, но и лишают больных медицинской помощи.
Отметим, что согласно 10-й Международной классификации болезней транссексуализм (F64.0) является психическим расстройством и определяется, как «желание существовать и быть принятым в качестве лица противоположного пола, обычно сочетающееся с чувством неадекватности или дискомфорта от своего анатомического пола и стремлением получать гормональное и хирургическое лечение с целью сделать свое тело как можно более соответствующим избранному полу».

Характерно, что именно американская медицина, изначально выстроенная на оказание платных услуг, настаивает на том, что «единственным действенным» методом «лечения» транссексуальности, является дорогостоящая хирургическая и гормональная «коррекция пола» в соответствии с «гендерной самоидентификацией»[3]. И именно эта «Империя добра» задает тон в глобальной медицине. Одновременно развернута глобальная кампания за депатологизацию этого расстройства. Т.е. смену биологического пола принять за «норму».

Про ГС и ТС много говорят и они «на слуху». Между тем, сайт «Преодоление Х», специализирующийся на преодолении гомосексуализма и других «гендерных» проблем, в статье  «Транссексуальность без мифов»отмечает, что «гендерных» расстройств гораздо больше. К ним относятся, в частности:

«Трансвестизм двойной роли» (МКБ-10 код F64.1): ношение одежды, присущей противоположному полу с целью получения удовольствия от временного ощущения своей принадлежности к противоположному полу, однако без желания постоянного изменения пола или хирургической коррекции. Переодевание не сопровождается возбуждением.

«Фетишистский трансвестизм» (ТВ) (код F65.1): потребность в переодевании в одежду противоположного пола под воздействием сексуального влечения. При этом считается, что ТВ ещё имеют гендерную идентификацию своего биологического пола, поскольку после полового акта испытывает желание сменить одежду на «соответствующую биологическому полу».

Расстройство гендерной идентификации в детстве: когда ребенок ведет себя не в соответствии со своим биологическим полом. Важно заметить, что далеко не все дети с гендерными отклонения, стали транссексуалами (поэтому в Англии свершилось преступление, когда 5-ти летнему ребенкуродители решили сменить пол хирургическим путем).

Расстройство гендерного поведения при сохранении гендерной идентификации: очень запутанное расстройство – когда мужчина ведет себя как женщина, но при этом считает себя мужчиной.

И т.д.

Эти примеры классификаций показывают, насколько зыбки границы «гендерных» расстройств. При этом очевидно, что в основе они имеют психологические проблемы.

Между тем, «стандартная версия» утверждает, что ТС это якобы «женщины в мужском теле». Но  женщин в мужском теле не бывает. Как и наоборот. По большому счету, то, что мы называем женщиной и мужчиной, формируется долгие годы, впитывая в себя весь опыт общения со сверстниками обеих полов, отношение к себе окружающих, на фоне собственного отношения к противоположному полу.


ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ МОЗГА И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПАТОЛОГИИ

Транссексуалы так же не могут «иметь мозг противоположного биологического пола», хотя бы потому, что долгие годы получает воспитание соответствующее своему биологическому полу, и это делает такой мозг по меньшей мере бигендерным.

Впрочем, некоторые исследователи считают, что у транссексуалов есть некая структура (BSTc) в гипоталамусе[4], которая увеличена в размере как у женщин. Но гипофиз и гипоталамус - это маленькие образования, находящиеся глубоко в подкорке. Это древнейшие структуры, одни из первых отделов мозга еще у рептилий. К коре они прямого отношения не имеют и действуют автономно. Гипоталамус действительно занимается среди прочего регуляцией сексуального развития и поведения, на уровне влечения.

Краткое замечание. В тех редких случаях, когда гомосексуализм является следствием биологического поражения мозга, необходимо рассмотреть вопрос о запрете таким людям иметь детей - как и в случае серьезных психических отклонений, - чтобы не распространять дегенеративные отклонения на весь человеческий род.

Но проблема транссексуальности лежит в сфере высшей нервной деятельности, следовательно является прежде всего продуктом влияния окружения и воспитания.

Характерно, что есть особенность формирования мужчин, у который мозг формирует тестостерон из изначального «женского» мозга. Это небыстрый процесс, идущий и после рождения. При этом мозолистое тело уменьшается, теряет связи, полушария становятся автономными, как следствие - большей логики и меньшей интуиции, большей практичности и меньшей эмоциональности, но у одних связи сохраняются в большей степени чем у других. Там происходит и множество других процессов, например увеличивается амигдала – шишковидная железа, «отвечающая» за эмоции, в частности, «за страх». Именно она отвечает за большую маскулинность мужчин.

Проходила информация, что каждый пятый мужчина имеет «женский» мозг, т.е. 20%. Но транссексуалов много меньше. Следовательно, дело не в мозге, а в том, как такой человек себя воспринимает. Важно понять, что за люди транссексуалы.


«ПОРТРЕТ» ТРАНССЕКСУАЛА МТФ

МТФ ТС имеют ряд общих черт. Такие мальчики, как правило, отстают в физическом развитии, болезненны в детстве. Наиболее часто у них проявляются различные респираторные заболевания и аллергии, что указывает на проблемы в иммунной системе. Они застенчивы, эмоционально инфантильны. В них ярко заметен нарциссизм – самолюбование и потребность привлечь внимание[5] (характерная особенность для политиков, может быть поэтому во власти сегодня представители «сексуальных меньшинств» составляют чуть ли не большинство?).

Профессор Арон Исаакович Белкин в книге «Третий пол»[6] справедливо отмечает, что все исследователи, работающие с транссексуалами, одной из определяющих черт их личности считают нарциссизм. Они любуются они своим отражением в зеркале, получая удовольствие от игры с волосами и экспериментов с косметикой. При этом сосредоточенность на себе делает отношения с другими людьми по-детски поверхностными, а мечты о счастливом будущем раскладываются на бесконечную цепь эпизодов, в которых, в сущности, ничего не происходит.




Мы понимаем, что не случайно Американская психиатрическая ассоциация (APA) исключила нарциссическое расстройство из разрабатываемой сейчас 5-ой редакции Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-V), что возмутило неангажированных психиатров.




Нарциссизм крайне осложняет взаимоотношения транссексуалов с обществом, и без того не простые. Для многих из них проблемой становится элементарный заработок себе на жизнь, поскольку все устремления направлены на решение задачи трансформации. Нарциссическое восприятие себя как «центра Вселенной» требует постоянного подкрепления делом. Так постепенно формируется отчужденность: «мир зол и равнодушен, его населяют ограниченные, косные люди».

Перечисленного достаточно, чтобы нарисовать портрет невротической личности, склонной или уже страдающей неврозом.


ПСИХОЗ ТРАНСГЕНДЕРОВ

В какой-то момент вялотекущее невротическое состояние неудовлетворенности собой переходит в состояние психоза. Этот момент есть у всех транссексуалов в их историях.

Белкин пишет, что никто «...не может сравниться с транссексуалами в том, с какой энергией… целеустремленностью добиваются они того, в чем им видится спасение… Разрыв с семьей, потеря работы, утрата социального статуса - все события такого рода совершаются… без всяких переживаний. Доходит до того, что человек вообще оказывается неспособен подчиняться мотивам, не имеющим касательства к его сверхцели. Тем больше поражает настойчивость и работоспособность, направляемые на ее достижение…  скромный, застенчивый человек… повышает голос, делается раздражителен, он буквально выдавливает из собеседника то, что хочет услышать.

...многие исследователи, имевшие возможность не только фиксировать рассказы пациентов о своем детстве, но и проверять их, свидетельствуют, что…  ко всем попыткам установить истину пациенты относятся с агрессивностью, выдающей потаенный, бессознательный страх... отбрасываются старые друзья, связи, все те кто не желает воспринимать транссексуала в его «новом» качестве».

Каждый, кто немного знаком с психологией, увидит, что вышеописанное очень напоминает состояние, называемое психозом. Главное отличие психоза от невроза – отсутствие критичности. Поскольку и операции не устраняют причин отклонения,  психозы только возрастают (кстати, поэтому же не нужно удивляться очевидной неадекватности «ЛБГТ-активистов»).

Английский исследователь апотемнофилии (желания ампутировать конечности) психиатр Рассел Рейдназвал это состояние «полное помешательство» По большому счету, ТС имеет ряд признаков апотемнофилии, хотя транссексуальность значительно сложнее.


ОБЩАЯ ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА «ТРАНСГЕНДЕРОВ»

Анализ показал[7], что диагностика психического расстройства (помимо сексуального), квалифицируемого в соответствии с рубриками МКБ-10, имела место в заключениях у лиц первой группы в 55,56% случаев и у лиц второй группы в 23,21%. Эти расстройства были следующими (в порядке убывания): у пациентов мужского биологического пола — психопатия (66,67%), шизофрения (20%), органическое поражение головного мозга и невротические расстройства (по 6,67%), у лиц женского биологического пола — психопатия (53,85%), органическое поражение головного мозга (23,08%), шизофрения (15,38%), невротические расстройства (7,69%). Детальный анализ позволил в ряде наблюдений переквалифицировать расстройства либо установить диагноз при его отсутствии в заключении, что в большей степени касалось пациентов второй группы. Психические расстройства квалифицировались в 62,96% в первой и в 39,29% во второй группах. У пациентов первой группы неизменными остались как структура диагнозов, так и их соотношение: психопатия (64,71%), шизофрения (23,53%), органическое поражение головного мозга и невротические расстройства (по 5,88%). У пациентов же второй группы наиболее часто можно было говорить об органическом поражении головного мозга (45,45%), реже — о психопатии (31,81%), шизофрении (13,64%), хроническом алкоголизме и невротических расстройствах (по 1 случаю).


В ФОРМИРОВАНИИ «ТРАНСЕНДЕРНОСТИ» ВИНОВАТЫ ТРИ ВЕЩИ

- неадекватное воспитание, идеализация и «духовная недоразвитость» в области сексуальности

1. ВОСПИТАНИЕ ТС как правило таково, что они не видят преимуществ быть в своем биологическом поле. Свою лепту вносят излишне авторитарный отец или наоборот - отец-тряпка при авторитарной матери. Как и воспитание «мальчика со скрипкой» - что характерно для пожилых родителей.

Негативный опыт детства, который очень тяготит ребенка, вызывает в нем внутренний протест. Это может быть эдипов комплекс, страх отца, передавливающего с «терпи, ты же мужик» и тому подобными установками, вызывающими у ребенка с повышенно ранимой психикой внутренний протест. Навязчивое желание смены пола является своеобразной формой бегства от действительности, подходом «начать все с чистого листа».
Цитата из книги Белкина: «Не могу припомнить ни одного случая, когда в рассказах пациента рисовались бы картины мирного, радостного детства, гармоничной семьи. Отца либо нет вообще, либо он не может служить моделью для идентификации. Первые представления о мужчине, запечатленные в бессознательном, окрашены в пугающие тона… которые полностью оправдывается реальной личностью… деградировавшего алкоголика, или тяжелого психопата, или жестокого, авторитарного воспитателя. Отношения с матерью, как правило, неспокойные, тревожные: она внушает к себе сильную любовь, но не создает у ребенка ощущения безопасности, защищенности. Распространенная ситуация - ребенок растет в приюте, или его воспитывают приемные родители, или дедушка с бабушкой вместо занятых родителей».

Джордж Алан Рекерс пишет, что одним из самых шокирующих фактов, обнаруженных в семьях мальчиков с нарушениями гендерной идентификации, было наличие психиатрических проблем. 80% матерей и 45% отцов имели историю проблем с психикой и (или) психиатрического лечения. При этом у всех мальчиков с наибольшей степенью гендерных нарушений в семье не было отцов. В оставшейся группе менее тяжелых случаев 54% детей не имели дома взрослой мужской ролевой модели (биологического отца или его заменителя)[8].

В целом, дети с гендерными расстройствами происходят из семей, где отсутствует образ идеального отца, который обеспечивает передачу маскулинности через свое физическое и психологическое присутствие, через активную включенность в детскую жизнь, принятие решений в семье, через лидерство и заботу. Отсутствие мужской ролевой модели, с которой можно было бы идентифицироваться, вызывает отклонение у мальчиков в сторону феминности.


«Психосексуальный инфантилизм»

При этом на передально индивидуалистическом  Западе достаточно распространено еще одно явление -психосексуального инфантилизма (ПИ). Страдающие ПИ считают что они маленькие дети, носят носят памперсы, спят в «кроватках для младенцев», у них есть соски, и все другие необходимы младенцам вещи. Только размером для взрослых дядей (у женщин это явление встречается значительно реже). При этом они заявляют, что «ощущают» себя как маленькие дети (заметьте, что «ощущают» себя как женщины и «транссексуалы») и жить не могут без памперсов. Только этот фетиш для них служит не только предметом сексуального возбуждения, но и успокоения, как женская одежда для транссексуала.

В статье приводится письмо, написанное от одного ПИ другому:

«Дорогой Маленький Томми, думаю что мои ощущущения по поводу моих родителей смешанные. Я не хочу их винить из-за их обращения со мной, они действительно делали все что могли для своих детей. Они никогда меня физически не наказывали, но у меня есть младшая сестра, которая говорит что к ней возможно были сексуальные домагательства. Когда я был маленьким, мои родители много пили, и когда они были пьяны, их поведение было непредсказуемым. Тогда они очень ругались и я полагаю что я очень боялся их когда они напивались. Я не могу вспомнить ни единого раза, когда мой отец обнимал меня, или говорил мне что любит меня, или что он гордится мной. Как я сказал, я не обвиняю их ни в чем, они просто такие как есть. После чтения некоторых ужасных историй про других детей, родители которых были алкоголики, я не думаю что у меня был тяжелый случай. Когда мы жили вместе, было много скандалов, споров и конфликтов. Эту обстановку нельзя было назвать безопасной или комфортной для ребенка. Мои брат и сестра тоже имеют множество эмоциональных проблем, у них алкогольная и наркотическая зависимость. Я не имею обеих этих проблем, и думаю что моя способность убегать в инфантилизм – причина почему я не стал алкоголиком или наркоманом. Как мне кажется, становиться младенцем - для меня способ спасения от нагрузок и проблем жизни.
Привет тебе.
В памперсах навсегда, Ричи».


Ранний негативный детский опыт – это главная проблема. Для ухода от него и для компенсации нагрузок жизни, к которой родители не адаптировали ребенка, психика придумывает разные способы – иногда они называются психосексуальный инфантилизм, иногда – гомосексуальность, иногда – транссексуальность.


Отдаление от отца

К возрасту 5-8 лет инфанты начинают чувствовать непохожесть по двум причинам. Во-первых,  когда отец отталкивает мальчика от себя, однако он может этого не понимать. Во-вторых, когда мальчик отталкивает отца от себя, поскольку что-то в нем не принимает. Так мальчик и его отец движутся прочь друг от друга, прочь от взаимопонимания, от принятия друг друга, прочь от любви. Во всех случаях отдаления отец всегда более доминантен, груб или более спортивен (и т.п.) чем сын. Может бить жену и вести себя агрессивно. Или у отца нет времени на то, чтобы обратить внимание на сына.

Взаимное отталкивание приводит к тому, что мальчик отдаляется. Либо «в детство», чтобы быть поближе к матери, обеспечивавшей защиту и эмоциональную безопасность. Либо «в транссексуализм» – т.е. опять-таки к матери, чтобы обеспечить себе защиту и эмоциональную безопасность, которые нет возможности получить от отца.

Но мать для мальчика не может заменить отца. Так во всех «трансформационных» рассказах-фантазиях транссексуалов происходит женская «инициация», в которой мать занимается тем или иным «превращением» мальчика в девочку – с его согласия или чаще без. На самом деле, мальчика обязан «вводить в жизнь» отец, но его не оказывается рядом.
Типичные агитационные материалы, распространяемые еврейскими "фрейдо-марксистами" (как бы они себя сегодня не называли), навязывает параллель между христианством и фашизмом



Поразительно, что фрейдо-марксисты из т.н. «Франкфуртской школы» в послевоенный период фактически начали разрушение традиционной христианской семьи, пугая мировое сообщество призраком «фашизма». Так еврейские фрейдо-марксисты М.Хоркаймер и Т.Адорно-Визенгрудписали, что «консервативная христианская культура, как и патриархальная семья, порождают фашизм(!)» - и в потенциальные расисты и фашисты записывают всех, у кого отец «упертый патриот и приверженец старомодной религии». Поэтому, дабы «избежать фашизма», они предлагали ввести матриархат , выдвигая при этом и «андрогинную теорию», по которой положение мужчины и женщины в семье основывается на принципе взаимозаменяемости… Т.о. они запустили механизм массового воспроизводства сексуальных девиаций.




2. ИДЕАЛИЗАЦИЯ ФЕМИННОСТИ

Белкин пишет, что фантазии мужчин транссексуалов на тему будущего бессодержательны. Их герой, вернее «героиня», ничем не занята, она только меняет наряды, украшения, прически, вызывая восхищенные взгляды. Идеализации того, «как прекрасно родиться женщиной», и множество бенефитов: красивые наряды, внимание окружающих (мужчин прежде всего). При том, что мальчикам, будущим МТФ когда-то очень не хватало мужского внимания. Отец или отталкивал, или был занят, или его не было вообще.


3. СЕКСУАЛЬНОСТЬ

Сама по себе сексуальность сложная вещь и тесно связана с воспитанием, но ее роль в механизме ТС основная. Например, некогда полученная психическая травма или какое-то запечатление может оживать в виде странных фантазий или наклонностей.

Гомосексуальность бывает осознанной или в латентной форме, вылезая ярко при приеме женских гормонов, ища подсознательный выход в смене пола. При этом ГС у трансгендеров «расширенная» – кроме компенсации мужского внимания, ТС нарциссично видит в мужчине инструмент для «утверждения своей женственности». Этой цели служит и секс с мужчиной.  При этом часть ТС проходят стадию фетишистского трансвестизма – они занимаются мастурбацией в женской одежде.

Среди МТФ часто встречается и склонность к мазохизму, поскольку транссексуальность регрессивна и аутоагрессивна, так-же как и мазохизм. Кроме того, немало МТФ ТС подвергалось сексуальной или иной форме насилия в детском возрасте со всеми вытекающим проблемами: изоляцией и одиночеством, расстройством в сексуальной сфере, интимности и выражении чувств, вспышки агрессивности или подавление таких вспышек (аутоагрессивность), нарушение восприятия своего тела, уход от реальности.

При этом очевидные гомосексуалисты как правило не склонны/не способны к воспроизводству потомства, поэтому вовлечение идет через пропаганду и «заражение», прежде всего вовлекая детей из проблемных семей. При этом ГС инициация в раннем возрасте зачастую является причиной и способом распространения гомосексуализма. И необязательно, что эта инициация может быть связана с агрессией – чтобы произошло «положительное закрепление» первого сексуального опыта – и ребенку «это» понравилось (см. статью Л.Рябиченко «Враги снова гонят в бой впереди себя женщин и детей»). «Гомосексуализм в своей основной массе имеет в распространении так называемый механизм социального заражения, а также часто является следствием ошибок в формировании взрослыми адекватной биологическому полу идентичности ребёнка».

Так «гендерные отклонения» мультиплицируются прежде всего социальными проблемами - неумелыми, бездуховными, грубыми родителями, неполноценными семьями или отсутствие оных, насилием или «неагрессивным» растлением детей. Там где нет духовной любви, начинает множиться зло.

продолжение следует...
________________
ссылки в первом комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments