martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Против ветхозаветной апостасии. История Христианства... Ч. IVВ. Христианство против ветхозаветщины

Скарабей-МоисейПротив ветхозаветной апостасии. История Христианства от  Маркиона до Фомы Славянина, Императора Византии (Часть IVВ). «Ереси жидовствующих» IV века
Спор о дне Пасхи и Иероним. Христианство против ветхозаветщины

«Скарабей, который стал Моисеем»

СПОР О ДНЕ ПАСХИ

Впервые разногласия в понимании Новозаветной Пасхи появились в 155 году между епископами римским и смирнским, тогда «оба епископа остались при своей практике»[166]. «В борьбе из-за вопроса о дне празднования пасхи столкнулись между собой два течения христианской жизни: антииудаистическое и иудаистическое»[167]. Апостасию малоазийской церкви осудили поместные соборы – римский, александрийский, палестинский, коринфский, галльский [168]. На основании решения этих соборов «епископ римский Виктор в 190 г. обратился к малоазийским епископам с угрожающим требованием: присоединиться к римской практике»[169]. В ответ малазийцы собрались в Эфесе и заявили о своей твёрдости в исполнении ветхозаветной практики празднования пасхи. В это время пасха церквей малоазийских не была праздником Новозаветным, это была «христианизированная» ветхозаветная пасха, во время которой малоазийские христиане могли позволить себе употреблять еврейские опресноки. Эфесский епископ Поликрат говорил, что все светочи малоазийских церквей «соблюдали тот день, когда народ отличал квасное, не определяя прямо, что народ этот – иудеи»[170]. Впрочем, малоазийские иудействующие отнюдь не торжествовали по поводу победы в этом споре. Например, тот же император Константин до знакомства с Евсевием «очень сильно вооружался против обычая праздновать Пасху по примеру иудеев, ибо неприлично следовать этому богоубийственному народу»[171]. В то время император ещё говорил так: «Да не будет у нас ничего общего с ненавистным иудейским народом: мы приняли от Спасителя другой путь»[172].

Спор о дне Пасхи с малоазийскими апостатами закончился в IV в., поражением последних. В 325г. Никейский собор принял закон праздновать именно Воскресение Христово. В 341г. Антиохийский поместный собор запретил христианам праздновать Пасху с иудеями следующим правилом: «Аще кто из предстоятелей Церкви, епископ, или пресвитер, или диакон, после сего определения дерзнёт к развращению людей, и к возмущению церквей, обособится, и с иудеями совершит пасху: такого святой собор отныне уже осуждает быть чуждым Церкви, яко соделавшегося не только виною греха для самого себя, но и виною расстройства и развращения многих. И не токмо таковых собор отрешает от священнослужения, но и всех дерзающих бытии в общении с ними, по их извержении из священства»[173]. Миряне же за сопразднование с иудеями – «да будут отлучены от общения и отвержены от церкви»[174].


ХРИСТИАНСТВО ПРОТИВ ВЕТХОЗАВЕТЩИНЫ

В IVв. христиане неоднократно соборно выступали против ветхозаветствующей апостасии. В 325г. Никейский Вселенский собор по воле православных епископов принял свод догматов (Никейский Символ). Догмат о Святой Троице был утверждён вопреки ветхозаветствующей апостасии. На этом же соборе христиане отмежевались от практики ветхозаветствующих иудео-христиан и заявили о праздновании Воскресения Христова вместо ветхозаветной пасхи иудаизма. В 341г. Антиохийский поместный собор каноничным правилом воспретил христианам сопраздновать иудеям.

В 365г. Лаодикский поместный собор каноничным правилом воспретил христианам отмечать ветхозаветную субботу: «не подобает христианам иудействовать, и в субботу праздновать. Аще же обрящутся иудействующие: да будет анафема от Христа»[175]. Это правило было вызвано тем, что «некоторые церкви, состоящие из лиц, перешедших в Христианство из иудейства, то есть из иудео-христиан, желали праздновать до некоторой степени и субботу, совершая в этот день торжественную литургию и причащаясь Св. Таин. Этот обычай держался ещё и в 4 веке, показывая собой явное следование иудейству и служа многим соблазном»[176]. Лаодикский собор, в отличие от ветхозаветщины, допустил концептуально иное отношение христиан к воскресному дню: «никто не принуждается безусловно ничего не делать, потому что, если кто, вследствие бедности или какой-либо необходимости, будет работать и в воскресение, он не подлежит за это осуждению»[177]. Тот же Собор каноничным правилом указал: «не должно принимать праздничные дары, посылаемые от иудеев, или еретиков, или же праздновать с ними»[178], «не должно принимать от иудеев опресноки или приобщаться нечестиям их»[179]. Этими правилами Христианство в IV веке соборно осудило ветхозаветные праздники и их обряды.

Вместе с тем лаодикийские отцы Церкви подтвердили факт проникновения в Христианство книг ветхого завета, установив наряду с Новозаветным каноном и ветхозаветный. При этом в числе каноничных не было названо Откровение Иоанна Богослова, а к ветхозаветным прибавлена некая книга Варуха, илиБаруха[180].

В IV в. против иудаизма раздельно выступали выдающиеся отцы Церкви. Так, Иоанн Златоустый сказал: «Если ты уважаешь всё иудейское, то что у тебя общего с нами? Если бы кто убил твоего сына, скажи мне, ужели ты мог бы смотреть на такого человека, слушать его разговоры? Иудеи умертвили Сына твоего Владыки, а ты осмеливаешься сходиться с ними в одном и том же месте? Когда узнаешь, что кто-нибудь иудействует – останови, объяви о нём, чтобы тебе и самому не подвергнуться вместе с ним опасности»[181].

В 381г. Константинопольский 2 Вселенский собор дополнил Никейский Символ. Со второй половины V в. этот Символ веры получил широкое распространение в Христианстве, и стал собранием основных догматов веры. Полное исповедание Символа веры не совместимо с идеями ветхого завета. Разумеется, если не заставлять себя в угоду позорной политкорректности понимать ветхозаветный мрак божественным светом, если не перетолковывать ветхий завет по изощрённой методике гнозиса, посредством аллегорий и прочих филоно-оригеновских изысков, убеждая себя в том, что именно это и есть – духовное понимание прочитанного.


ИЕРОНИМ (СТРИДОНСКИЙ)
Иероним, которого мы так же кратко помянули в предыдущей части, родился в 342 г. в Стридоне (Балканы), в христианской семье, и получил в Риме лучшее в то время образование. В 370 г. он отправился в Палестину, но, будучи поражённым чередой несчастий, был вынужден поселиться на пять лет в сирийской пустыне, где обучился еврейскому языку «от некоего иудея бар-Ханина»[182]. Затем он переселился в Антиохию, где стал пресвитером, «горячим почитателем Оригена, и распространителем его взглядов»[183]. «Иероним с увлечение начал переводить Оригена на латинский язык»[184]. «Он с гордостью указывал на то, что пользовался трудами Оригена»[185]. Кроме того, он перевёл и книгу Евсевия Кесарийского (Пафила)[186].

В 381г. Иероним, сбежал со 2-го Вселенского собора в Рим[187]. Римский первоиерарх усадил его за исправление старого латинского перевода ветхого завета. В 384г. он вернулся в Палестину, и провёл в ней остаток своей жизни.

Помимо перевода ветхого завета, а так же книг еретиков, Иероним отличился и тем, что отредактировал новозаветные книги(!). «Новый Завет, исправленный им и до сего времени входит в состав Библии, принятой западной Церковью»[188]. При этом, «во всех сочинениях Иеронима, однако же, отразилось несколько учение Оригена»[189].

В конце IV в. он стал участником так называемого оригенистского спора: Св. Епифаний Кипрский прибыл в Палестину и пожелал очистить её от оригенизма. Иероним принял его проповедь и отрёкся от Оригена, «стал вести себя так, как будто никогда и не питал уважения к Оригену»[190]. За эту измену его чуть было не изгнал из Палестины епископ-оригенист, но в 397г. Иероним внешне примирился с оригенистами.Главной его работой стал перевод торы, легший в основу «Вульгаты» - католической версии «ветхого завета» и переработка «Хроник» всё того же еретика Евсевия Памфила. Иероним стал вторым христианином, кто перевёл ветхий завет для христиан. Начало этому положил Ориген.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ О IV ВЕКЕ

В IV в. ветхозаветщина появилась в проповедях некоторых епископов. Началась пропаганда ветхозаветных персонажей. Некоторые иерархи Церкви безмерно возвеличили еврейство, ветхозаветных родоначальников они стали рекомендовать не иначе как «ветхозаветными христианами»(!). Себя же эти иерархи вдруг отождествили с еврейством. Они же дерзнули начать уравнивать Бога, Отца Христа, с ветхозаветным яхве, и признали «истинным» так называемое «родословие Христа» в форме родословия мнимого иудея. Ветхий завет апостаты принялись представлять чуть ли не началом Христианства, и объявили о его «богодухновенности».
В IV в. церковные иерархи начали практику ссылок на ветхий завет в своих сочинениях, при этом они истолковывали его согласно методике Оригена, в том числе и гностическими аллегориями. Еретическое учение Оригена в это время довольно широко распространилось в среде иерархов и церковных писателей. У них же, помимо оригенизма, в ходу были идеи александрийской школы иудаизма (гнозис и экуменизм), которую учредил «иудей-новатор» Филон Александрийский. Также они пользовались сочинениями, вышедшими из иудео-христианских сект.

В IV в. начались активные действия апостатов по имплантации ветхозаветщины в Христианство. Посредством оригенизма ветхий завет был истолкован так, что приобрёл приемлемый для Христианства вид. При этом было допущено искажение евангельских истин, а ветхозаветные тексты стали, порой, восприниматься неадекватно. Такова одна из кодовых сущностей этногенного инструмента под названием – ветхий завет. Каждый человек, искренне признавший его «богодухновенным священным писанием» ввергает себя в бездну нескончаемых самоубеждений, заблуждений, комментариев и комментариев к комментариям. Разве не может меняться мировоззрение человека, если он заставляет себя мрак почитать светом? Почему человек только соприкоснувшись с жутким ветхозаветным фактом, заставляет себя немедленно «отключать» свой мозг и совесть? Ветхий завет – чудовищный инструмент искусственного этногенеза.

В IV в. Христианство соборно приняло почти полный список ветхозаветного канона. Путь ветхозаветному яду был открыт. Но в то время ветхозаветные тексты ещё не получили широкого распространения в Церкви, лишь весьма малая часть общин имела полный список Библии.

Церковь канонизировала ветхий завет, не изучив его соборно, но лишь следуя авторитету иерархов, часть из которых фактически исповедовала формы иудаизма. В результате, ветхий завет сразу же по канонизации стал каменной книгой преткновения для Христианства.

С IV в. началось соборное сопротивление христиан ветхозаветной агрессии. Ветхий завет, его положения, нормы, идеи неоднократно были осуждены на христианских соборах, в то числе и на Вселенских. Принятые соборно догматы веры не совместимы с ветхозаветчиной.
(написано для журнала kislorod)________________
[166; 167; 168; 169; 170; 171; 172] Болотов, т.2, с.429; с.434; с.429; 429; сс.433-434; с.436; с.437  
[173; 174] ЕЭ, т.2, с.50; 50;
[175; 176; 177; 178; 179; 180] Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далмато-Истрийского, М., Международный изд. центр Правос. литературы, 1994, т.2, с.101; с.102; 102; с.107; 107; сс.115-116
[181] Митрополит Илларион, «Слово о законе и Благодати» (между 1037-1050 гг.), М., «Столица»,  с. 119
[182] Болотов, т.4, с.160
[183] ППБЭС, т.1, с.1047
[184] Карташов, с.167
[185; 186] Болотов, т.4, с.157
[187] Карташов, с.161
[188; 189] ППБЭС, т. 1, с. 1048
[190] Болотов, т.4, с.157
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments