?

Log in

No account? Create an account
First they ignore you, then they laugh at you, then they fight you, then you win.< Mohandas Ghandhi
Сначала Вас игнорируют, потом смеются над Вами, потом борются с Вами, а потом Вы побеждаете. М.Ганди
Дальнейшее развитие кризиса. Рынки. Рейтинги и валютная система/ Китай-США/пуповина Полсона 
30th-Oct-2008 07:19 pm

Китай/США - пуповина Полсона

Американский план для Китая

Принятие конгрессом США экстренного плана по спасению американской экономики с приданием чрезвычайных полномочий министру финансов Генри Полсону лишь подчеркнуло ту ключевую роль, которую играет эта фигура в вопросах, далеко выходящих за проблемное поле сферы американских и мировых финансов. В этом контексте любые заявления Полсона по какой-либо проблеме не могут пройти незамеченными.

 

В самый разгар финансового кризиса, в номере журнала Foreign Affairs за сентябрь-октябрь 2008 года, вышла в свет статья Генри Полсона "Стратегическое экономическое ангажирование: укрепление американо-китайских связей". В самом начале статьи Полсон пишет: " Одним из первых вызовов, с которым придется столкнуться следующему президенту США, станет вопрос о том, как реагировать на обретение Китаем статуса мировой державы. Некоторые полагают, что Китай представляет угрозу, которой надо противостоять, либо сдерживать ее. Другие возражают, что рост экономики Китая открывает новые возможности для экономики США и что Вашингтону следует подходить к этой растущей державе с позиций ангажирования. Я убежден, что ангажирование - это единственный путь к успеху". 
 

2006 год как точка отсчета

Наверное, трудно понять, почему в такой тяжелый для всей американской финансовой системы момент Генри Полсон обратился к китайской проблематике, если не вспомнить биографию самого Полсона и обстоятельства, сопутствовавшие его назначению на пост министра финансов.


До своего назначения на пост главы Казначейства в июне 2006 года Генри Полсон в течение семи лет возглавлял крупнейший инвестиционный банк Goldman Sachs, где с 1974 года проработал на разных должностях. Особое внимание Генри Полсон всегда уделял развитию связей с Китаем: по подсчетам The Daily Telegraph, за годы работы в Goldman Sachs он побывал в Китае свыше 70 раз, установив близкие отношения с китайским руководством.

Впрочем, дело не в одних личных симпатиях Полсона к Китаю.

Когда в конце мая 2006 года президент США Джордж Буш упомянул имя Генри Полсона в качестве будущего главы Казначейства, американо-китайские отношения отнюдь не были идеальными. Американская пресса однозначно характеризовала их как новую холодную войну. Более того, время от времени появлялись и вполне серьезные прогнозы аналитиков о потенциальном исходе прямого вооруженного конфликта между Китаем и США из-за проблемы Тайваня.

В Конгрессе США на разных стадиях законодательной проработки находилось свыше двадцати законопроектов, в той или иной мере направленных против Китая (в основном касающихся тарифов и иных протекционистских мер, направленных на ограничение импорта китайских товаров). При этом "антикитайское лобби", опирающееся на широко распространенные в американском обществе антикитайские настроения, не ограничивалось политическими противниками президента Буша: его лидерами были (и остаются) сенатор-демократ от штата Нью-Йорк Чарльз Шумер и сенатор-республиканец от Южной Каролины Линдси Грэм.

2006 год ознаменовал собой резкий разворот в политике США на китайском направлении. Через три месяца после назначения Полсона министром финансов президент США Джордж Буш и председатель КНР Ху Цзиньтао подписали соглашение о "стратегическом экономическом диалоге" (СЭД). Естественно, что сопредседателем СЭД с американской стороны стал Генри Полсон.

Главная цель Полсона состояла в том, чтобы добиться отмены жестко фиксируемого Центробанком Китая курса юаня по отношению к доллару, который, по мнению американских экономистов, был искусственно занижен и тем самым создавал неравные условия для конкуренции китайских экспортных товаров на американском рынке перед товарами американского производства.

Суть коллизии такова: экономика Китая главным образом ориентирована на экспорт, чему в немалой степени способствуют низкий курс юаня и дешевизна рабочей силы. Это приводит к огромному притоку иностранной валюты, прежде всего долларов США - сальдо торгового баланса между США и Китаем в последние три года стабильно превышает 200 миллиардов долларов в год в пользу Китая, а в 2007 году превысило 250 миллиардов.

На сегодняшний день по накопленным золотовалютным резервам Китай занимает первое место в мире. Их общий объем оценивается в астрономическую сумму в 1,8 триллиона долларов, а по подсчетам досужих экономистов, эта сумма возрастает со скоростью 100 миллионов долларов в час.

При этом внутреннее потребление и емкость внутреннего рынка, где все расчеты ведутся в юанях, остаются на крайне низком уровне.

Резкое повышение курса юаня, на котором настаивают американцы, приведет к тому, что накопленные золотовалютные резервы Китая моментально обесценятся. Поскольку возможности их реализации внутри страны практически нет, единственным выходом для Китая остается размещение активов за рубежом. Порядка двух третей размещены в облигациях Казначейства США и иных долларовых активах, что делает Китай вторым после Японии зарубежным держателем американских ценных бумаг.

Это вызывает разнонаправленные эмоции в США и в Китае. Американцы опасаются того, что их экономика переходит в руки иностранцев, которые в любой момент могут окончательно обвалить и без того практически рухнувший фондовый рынок. В свою очередь в Китае растет неприятие того, что золотовалютные резервы используются для подпитки американской экономики в то время, как экономика и социальная сфера в самом Китае нуждаются в дополнительных вливаниях.

"Нам не жить друг без друга"

Объективно складывающаяся ситуация делала задачу Генри Полсона чрезвычайно сложной, но при этом он был едва ли не единственным, кто мог с ней справиться.

В вопросе о курсе юаня к доллару ему удалось добиться того, что за три года курс вырос на 23 процента. Критики в конгрессе утверждают, будто этого недостаточно, но прагматики возражают, что форсирование этого процесса может привести к тому, что китайцы просто-напросто захотят вывести свои активы из американских ценных бумаг. Эта угроза была озвучена летом 2007 года и привела к панике в финансовых кругах США.

Более важно то, что Полсону удалось обратить на пользу США колоссальный дефицит торгового баланса в отношениях с Китаем. То, что основная часть китайских активов по-прежнему размещена в американских ценных бумагах (а это сумма, как минимум в 1,5 раза превосходящая те 700 миллиардов, что были выделены на помощь экономике США по "плану Полсона"), если и не служит гарантией от финансового краха, то, по крайней мере, дает возможность для маневра.

То, что немедленный вывод китайских активов из США стал бы катастрофой для американской финансовой системы, очевидно. Но не в меньшей степени он был бы катастрофичен и для Китая: вопрос о том, где разместить золотовалютные резервы при невозможности сделать это внутри страны, а главное - кто будет покупать китайскую экспортную продукцию, если рухнут рынки США, остается.

В итоге отношения США и Китая в финансовой сфере напоминают отношения "вампир-жертва", при которых жертва нуждается в вампире не меньше, чем тот в притоке ее крови . И в этом гарантия от резких телодвижений как с той, так и с другой стороны при любом изменении политической конъюнктуры.

Впрочем, антикитайское лобби в конгрессе никуда не исчезло - Чарльз Шумер останется сенатором как минимум до 2010 года, Линдси Грэм переизбирается в этом году с хорошими шансами на победу. Да и помимо них, в США немало сторонников ужесточения курса в отношении Китая.

Как бы упреждая попытки изменить политику на китайском направлении при будущей администрации, Генри Полсон адресует последние пассажи статьи новому президенту США, призывая его избегать карательных мер в отношении Китая, проводить политику ангажирования и разрешать все споры на двусторонней или многосторонней основе, как делает нынешняя администрация, что в итоге позволит " расширить СЭД и вывести американо-китайские отношения на новый уровень ".

Впрочем, похоже, что гораздо больше, чем подобные призывы, на будущую администрацию будут оказывать влияние практические результаты работы Генри Полсона, выстроившего "глобальные" отношения с Китаем, при которых существование двух национальных финансовых систем оказалось попросту немыслимым в отрыве друг от друга. И именно это является гарантией не только от попыток усиления протекционистских мер с одной из сторон, но и от попыток моментально перевести все золотовалютные резервы в недолларовые активы - с другой.

Совершенно справедливо в рецензии на статью Полсона пишет ветеран американской дипломатии, директор Центра изучения Японии в Университете Северной Каролины, Джон Сильвестер: " В дипломатическом досье нынешней администрации наши отношения с Китаем выглядят одним из немногих очевидных достижений".

http://www.russ.ru/stat_i/amerikanskij_plan_dlya_kitaya

Полсона можно ругать сколько угодно, но если бы Кудрин умудрился сделать хотя бы половину того, что сделал его американский коллега, то звание "лучшего министра финансов"  было бы заслужено присвоено нашему "герою". А пока "вершина деяний" нашего министра - сомнительное хранение золотовалютного запаса России в бумагах правительства США. До тех пор, пока ангажируем не "мы", а "нашего", статуса даже региональной державы нам не удержать...

 


Дальнейшее развитие кризиса. Рынки. Рейтинги и валютная система.
 

Фондoвыe рынкu . Вчера в США появились две важные цифры. Первая – рост фондового индекса составил более 10% за один день. Можно пускаться в пляс? Нет, есть еще вторая цифра – индекс потребительского доверия в США, рассчитываемый компанией Conference Board, упал в октябре 2008 года до рекордного минимума на уровне 38 пункта от  значения сентября - 61,4 пункта (сентябрьский был пересмотрен в большую сторону). А снижение ожидалось до 52 пунктов.
А число тех, кто считает, что работу сейчас найти трудно, выросло в октябре до 37,2 пунктов с 32,2 в сентябре (ранее сообщалось о 32,8 пункта).

 

А это означает, что все еще очень плохо. Индекс потребительского доверия - это показатель того, насколько американцы готовы и дальше безудержно покупать все подряд. В США до 70% ВВП формируется за счет потребительского спроса, и отказ покупать дорого стоит экономике. Особенно с тем учетом, что сегодня норма сбережений в США составляет около 0%, а до недавнего времени она была отрицательной – жители США тратили больше, чем получали – за счет получения новых и новых кредитов… Причем во времена кризисов люди стараются больше откладывать, цифры могут достигать 10%. Если предположить, что американцы не будут  столь панически относится к происходящему, то цифры накопления достигнут 5-8%, соответственно на столько же должно уменьшиться ВВП США, а это очень много для развитой экономической системы, что означает жесточайшую депрессию. Последние оценки говорят о том, что норма сбережений в США уже пошла вверх. 
 

Большую часть своих расходов американцы делают за счет кредитов. Но сейчас их почти не выдают, падает спрос, соответственно падает производство, значит зарплаты, сложнее выплачивать долги, значит сокращается спрос и так далее…

 

При наличии  денег у банков им не выгодно сейчас делать инвестиции в производство, так как существующие мощности и так удовлетворяют спрос, тем более, что он падает …

В такой ситуации самое правильное  - хранить наличные и ждать улучшения. Именно так американцы и поступают - инвесторы забирают из финансовых институтов свои сбережения, поэтому вырос спрос на наличный доллар, что повышает его курс относительно других валют.

Существует еще одна версия вчерашнего подъема фондового рынка – вливание некими структурами огромных средств, чтобы продемонстрировать пред выборами «как у нас все хорошо»…

 

В любом случае, по «плану Полсона»  на рынок будет выдано столько денег, что рост долларовой инфляции неминуем. Это для нас 10% - норма, а для Штатов – катастрофичное отступление.

При этом (по подсчетам экономиста М.Хазина в Фuнтаймсе), средняя инфляция в 10% в потребительской сфере (масштаб, который, судя по всему, уже пройден) соответствует падению ВВП США примерно на 7%. И эта цифра добавляется к падению, связанному с ростом сбережений. Поэтому он не исключает, что реальные цифры спада в американской экономике будут по итогам года достаточно большими. Официальная статистика, разумеется, эти цифры не покажет, но зато их видят люди - по падению зарплат, по увольнениям, по стагнации в бизнесе.

Радоваться росту фондового рынка не стоит – настоящие неприятности только начинаются. То, что происходило в сентябре/октябре  - это только начало.

 

Рейтинговые агентства

 

Рейтинговое агентство S&P, как недавно отметил Александр Лившиц в Фuнансoвых Извeстиях, двинуло вниз оценки России и некоторых наших компаний. Сам рейтинг пока не тронуло. Изменило лишь прогноз перемен. Со "стабильного" на "негативный". Объяснение: вы распечатали заначки Центробанка и Минфина. Значит, ситуация ухудшается (вероятно они предполагали, что мы вечно будем продавать нефть за зеленые бумажки и хранить их - т.е. отдавать нефть бесплатно - прим)...

 

Неприятно, конечно, поскольку распугивают инвесторов… Стандартный аргумент рейтинговых агентств: ругать нас - все равно что ругать термометр. Хорошо. Но как же тогда быть с США?

 

Страна переживает беспрецедентный кризис. Признано всеми, включая тамошнего президента. Власти заливают экономику деньгами, печатают их могучим потоком.  А агентства по-прежнему держат американские показатели на недосягаемой высоте и опускать не собираются….

 

Рынок рейтинговых услуг предельно монополизирован. Авторитетных агентств всего три. Каждое обслуживает десятки стран, сотни корпораций. Раньше их было больше, но слабых съели, конкурентов нет. Неудивительно, что в разгар кризиса в США был установлен мировой рекорд. Один актив утратил сразу 18 позиций рейтинга. Скатившись с горы "ААА" в болото "ССС". То есть утром люди пришли в офис, чтобы поработать с ценной бумагой. А к вечеру внезапно обнаружили, что она годится только для туалетных нужд...

 

Неизбежна реформа всей мировой финансовой системы, включая рейтинговые агентства. Мо мнению Александра Ливщица, были бы полезны три шага: Первый - демонополизация. Второй - международный надзор (американцы не справились). Третий - разделение агентств на консультационные и оценочные. Сейчас оценивают те, кто консультировал.

 

Лет двести назад в Америке быстро размножались железнодорожные и телеграфные компании. Внезапно разорялись и исчезали вместе с капиталами инвесторов. Пострадавшие устроили собрание. Где, согласно легенде, прозвучала ключевая фраза: "Нужны сторожевые псы, которые будут лаять даже на своих, если те попытаются украсть наши деньги". Так появились первые рейтинговые агентства.

 

Время прошло и те, кто должен был лаять, лишь жалостно лижут руки, стараясь угодить (пишет Лившиц)

 

Пoсm про дальнейшее поведение курсa дoллaра США уже был написан, доллар в ближайшие месяцы будет ожидать гиперинфляция.

 

России удастся выйти из финансового кризиса, это очевидно. Кризис вынес на поверхность острейшую проблему - слабость финансовой системы. Промышленные корпорации ушли далеко вперед, но потребность в кредитах они были вынуждены утолять не дома, а за границей, что сделала экономику стратегически уязвимой. Экономика испытала это в полной мере, как только на Западе случился кризис и возникла проблема с перекредитованием -  у  нас возникла угроза ухода заложенных активов за границу… И речь идет не о двух булочных и трех ларьках. И в этом однозначная вина Минфина Кудрина. Его личная вина и позиции его команды, убежденных сторонников теории монетаризма. Монетaрной дoктрuны для папуасов нacаждаемoй МВФ, основанной на  жесткой привязке к внешним валютам (доллару США), которая провалилась во всем мире.

 

Государство в экстренном порядке начало спасать ситуацию, и, конечно, спасет. Но не всех. Пока выделенных $50 млрд хватит не на все потребности перекредитования, дефицит ресурсов останется, значит будет дефицит и система распределения , а это открывает лазейки для коррупции.

 

Система не должна быть такой – все предприятия, получившие кредиты за рубежом были обследованы с ног до головы специалистами высоких уровней и кредиты выдавались наиболее чистым и уверенно стоящим на ногах компаниям после тотальной проверки. Поэтому и перекредитовать надо было всех без излишней волокиты, а в залог можно было взять и больше активов, почему бы и нет. Так надежнее. И спасти надо всех.

 

А уж для своего населения надо было пойти на откровенно популистский шаг и выкупить бумаги «народных IPO» по цене размещения и на этом успокоиться до лучших времен. Государство  может это себе позволить и поднять тем самым авторитет у вкладчиков, у тех, кто поверил государству. А это много значит.

 

Финансовый кризис Россия отразить может, но нужно готовиться к рыночному.

 

Кризис рынков. Здесь все сложнее и тут все намного сложнее. Россия это экспортирующая страна и основные поступления ее бюджета идут за счет ее выручки. Мировые рынки падают, как и цены на сырье. Снижение поступлений неизбежно, но потери можно сократить по объему, и по срокам. Конечно, давно пора было развиать свои захиревшие производства, но еще не поздно начать всеобщую модернизацию. Когда тащишь страну из болота кризиса, можно делать практически все. Ограничений три: законность, своевременность и эффективность. И не надо бояться того, что в экономике временно станет больше государства. "При подъеме - капитализм, при спаде - социализм" - таково железное правило современного мира.

 

Россия денег сама не печатает по непосредственным потребностям своего рынка,  как некоторые. По дебильной монетарной теории, которой придерживается вышеупомянутый Минфин с Кудриным, эмиссия идет только в жесткой привязке к поступаемой валютной выручки, т.е. к долларам США. Хотя давно нужно было исходить из потребностей рынка. Минфин игнорирует эти понятия, всячески препятствуя развитию внутреннего финансового рынка, зато предпочитает хранить фонды в ценных бумагах США. При том, что уже в прошлом году в стране был дефицит наличности порядка 30%. При том, что развитие собственных производств практически не происходит.

 

Россия просто продает свои ресурсы. И хотя они достаются не так уж и просто, в этот процесс вложено много сил и труда и этот процесс сложнее, чем распечатка зеленой бумаги в типографиях. Но жесткой привязки эмиссий рубля к иностранной валюте быть не должно. Тем более к доллару, падение которого неизбежно.

Совершенно понятно, что стоит строить собственную региональную валюту.

 

Уход от доллара. Расчеты в рублях. У этой проблемы есть две стороны. С одной стороны, долларовая система расчетов достаточно удобна, поскольку сегодня существует достаточно развитая корреспондентская сеть. Но с другой стороны, исходя из национальных интересов нашей страны было бы правильно уйти от долларовых расчетов и перейти на рубли. Это необходимо для того, чтобы укрепить значимость рубля как мировой валюты. И такая цель поставлена нашим правительством. В принципе это совершенно правильные меры. Но другое дело, что на их реализацию уйдет какое-то время. Поэтапно этот процесс мы сможем начать уже в 2009 году.

 

Мы обладаем такими важными ресурсами, как нефть и газ, расчеты за которые мы вполне могли бы производить в рублях. В этой конструкции мы имеем некие преференции в международной экономике. Укрепление и стабильность нашей экономики и тем более выход из кризиса должны производиться в нестандартных форматах. Доллар сейчас как мировая валюта сдает свои позиции. В итоге это приведет к тому, что очень многие страны захотят перейти со своими партнерами на свои региональные валюты. Например, в Азии эту роль могут начать исполнять юань и иена, тенденция будет сохраняться.

 

Если переход на рубли поставить как плановую работу (поскольку ничто не происходит одномоментно), начать переговорные процессы с другими странами, то мы сможем достичь положительного баланса в этом вопросе и тем самым защитить свою национальную экономику. Взаимные расчеты в рублях мы можем начать производить, во-первых, с Белоруссией и Казахстаном для обкатки системы, а затем перейти к другим странам СНГ , где рубль должен стать региональной валютой.

 

Во-вторых, мы могли бы начать взаиморасчеты в национальной валюте со странами, находящимися вне еврозоны. В первую очередь это Китай и другие азиатские страны. С ними у нас достаточно большой объем экспортных и импортных поставок. И это было бы взаимовыгодно. Китай в свое время стабилизировал курс доллара относительно юаня и выдерживает эту политику, в принципе, достаточно долго. Обязательно следует перейти на рублевые расчеты страны Латинской Америки, например Бразилия, с которой у нас значительные продовольственные поставки.

 

А затем уже не стоит бояться запускать рубль в расчетах и с остальным миром, в том числе и с Европой. Есть только один момент – делать это надо с другим руководством Министерства финансов.

 

 
This page was loaded Aug 18th 2019, 3:31 am GMT.