martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

В.Катасонов: Путин решил бороться с «золотыми парашютами» на фоне угрозы потери золотовалютных резер

В.Катасонов: Путин решил бороться с «золотыми парашютами» на фоне угрозы потери золотовалютных резервовВ.Катасонов: Путин решил бороться с «золотыми парашютами» на фоне угрозы потери золотовалютных резервов
Вместо отвлечения на маргинальные проблемы, президент должен поднимать более глобальные вопросы

На съезде ОНФ президент России Владимир Путин, отвечая на вопрос депутата Валерия Трапезникова, отметил, что во многих экономиках мира сейчас обсуждаются ограничения в больших бонусах и «золотых парашютах» для топ-менеджеров. Путин предложил ввести ограничения на «золотые парашюты» и в нашей стране. Очевидно, что наш президент ушел в «мелкотемье». На фоне того, что происходит сейчас на Кипре, и того, что мы можем потерять свои золотовалютные резервы, рассуждать о бонусах бессмысленно.

В принципе, инициатива по борьбе с «парашютами» и завышенными бонусами точно укладывается в общую кампанию, которой сейчас отвлекают внимание западного общества от глобальных проблем. С моей точки зрения это «отслеживание комара и игнорирование верблюдов». Конечно, с комарами тоже нужно бороться, но есть вещи посерьезней. Так до сих пор не понятно, как отреагировало наше руководство на события на Кипре.

Все задаются вопросом – есть ли там средства госструктур? Это так же волнует и меня. При том, что на самом деле госструктуры - понятие растяжимое. Судя по всему, госкорпорации и акционерные общества с участием государства действительно держали деньги на Кпире. Но в понятие «госструктуры» у нас принято включать еще министерства и ведомства. Бюджетные средства и деньги Центрального банка России в кипрских кредитных организациях не должно быть по определению. Зато их вполне могли разместить в виде депозитов у «жирных котов» - обоймы банков, которые расположены в лондонском Сити или на Уолл-стрит.

При этому нужно понимать, что Кипр - это лишь «пробный шаг». Пока решили попробовать «на кошках», а завтра такие же конфискационные меры в отношении клиентов могут применить и «жирные коты». Для нас цена вопроса не какие-то «золотые парашюты» в несколько миллионов. У «жирных котов» рамещена сумма порядка 200 миллиардов долларов. И если будет принято решение обложить их конфискационным «налогом», то мы потеряем десятки миллиардов долларов.

Если спрогнозировать, что дальше будет происходит на Кипре, то не сложно предположить, что активы в банках, в которые переведены большие части пассивов и активов из других банков, будут заморожены на 6-7 лет. Если спроецировать эту картину на «жирных котов», то нужно понимать, что в одночасье мы можем потерять свои золотовалютные резервы - результат нашей экономической деятельности за многие годы. И это, честно говоря, меня очень волнует.

При этом я удивляюсь и некой индифферентности восприятия происходящего. В том числе, когда слышу слова о том, что «В таких случаях войну надо объявлять!». Здесь должен возникать вопрос – «а кому объявлять эту войну?». Кипру или Брюсселю? Сейчас речь идет о посягательстве на интересы если не самого государства, то его граждан. И вне независимости от того, «жулики они жулики» – это сугубо наш внутренний вопрос, с которым мы сами и будем разбираться.

Если вернуться к теме «золотых парашютов», которые иногда называют «бонусами для  топ-менеджерев», нужно отметить, что бонусы - это только верхняя часть айсберга. Я не беру все отрасли российской экономики. Но в банковском секторе, конечно, коррупция на порядок выше, чем в других секторах. Поэтому топ-менеджеры не особо пострадают, если их лишат какого-то «золотого парашюта». Конечно, у нас презумпция невиновности, но этой сфере возможности обогащения просто запредельные. Таких возможностей нет в других секторах экономики.


«Золотые парашюты» - это порочная мировая тенденция. Сначала она заключалась в их увеличении. Сейчас с ними пытаются как-то бороться. «Золотые парашюты», по сути  являются частью бонусов. Бонусы выплачиваются по итогам финансовой деятельности банков. Предположим, если топ-менеджер нарастил рыночную капитализацию банка в два-три раза, а есть определенные методики и схемы выплат. Суть их не так и сложна -  чем выше капитализация, тем выше бонус. Но рыночная капитализация, в переводе на русский язык – это просто мыльный пузырь. Топ-менеджер надувает пузырь, организует продажу каких-то активов, которые являются пузырями, и получают за это бонус. Получив бонус, он добивается своего личного обогащения. Но зачастую доводит свою компанию до банкротства. Так же топ-менеджер готовят и «золотые парашюты».


И сложно сказать, какие слова и аргументы используются, чтобы выдавать суммы, измеряющиеся миллионами, десятками миллионов долларов. У нас в законодательстве есть нормы, определяющие процедуру увольнения. Если это происходит по сокращению штата – тогда человек получает зарплату за несколько месяцев. Но у персонажей, которым у нас сегодня дают бонусы или «золотой парашют», скорее нужно проводить конфискацию имуществе. Особенно когда они увольняются после злоупотреблений служебным положением. Так зачастую у нас «золотые парашюты» получают люди, которых судить надо.

Но при всем при этом, сегодня это тема скорее для следственных органов. Для президента же она является темой маргинальной. Или, по-научному, «мелкотемьем». Так, например, ученых справедливо ругают, если они занимаются удаленными от реальных проблем и потребностей вопросами. Или «мелкотемьем». В условиях тектонических изменений в мировой финансовой системе, Путину надо поднимать более глобальные вопросы – о деоффшоризации российской экономики, изменении статуса и целей Центрального банка. А так же ставить вопрос - нужен ли нам резервный фонд и фонд национального достояния, который, к тому же, размещается в сомнительных зарубежных банках?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments