martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Ювенальные подходы Павла Астахова

Ювенальные подходы Павла Астахова

 Ювенальные подходы Павла Астахова

Двуликий П.Астахов. Во время своих зарубежных визитов Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте обсуждает подходы России в сфере ювенальной юстиции


Сколько бы ни длились времена жизни человеческой, никто не в силах отменить истины евангельской: «Нет ничего тайного, что ни стало бы явным».

Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте – должность непонятная. С одной стороны – отсутствует в Конституции, но заветное «при Президенте» обеспечивает не только реальность существования, но и почести уровня вип-класса за счёт проверяемых регионов во время инспекционных поездок по стране.

Регламенты поездок также отсутствуют, содержание отчётов о них неизвестно, но предваряющий появление хозяина «детский спецназ» позволяет карать регионы по-настоящему: тут – за  вопрос не вовремя, там – за  оторванный линолеум, а здесь – за статью с изложением собственного мнения по проблемам отрасли.

Опять же – закон персональный, только об одной должности, но отчего-то позволяет создавать всероссийскую сеть уполномоченных с вертикальным подчинением.

Деятельность Уполномоченного должна регулироваться отечественным законодательством, но по непонятной причине всё происходит по-другому: он не подлежит допросу, то есть неподотчётен,  имеет доступ к любым документам, включая охраняемую Конституцией (ст. 23 и 24) личную и семейную тайну, и делает основанием своей деятельности приоритет прав ребёнка.

Защита прав ребёнка в семье – это ювенальный маркер, означающий уничтожение закреплённых законом прав родителей (ст.17ч.2 и ст.60 Конституции РФ, ст.64 Семейного кодекса РФ), уничтожение семейной иерархии, разрушение суверенитета семьи.

Собственно, Павел Алексеевич так и начинал действовать: в 2010 году при вступлении в должность заявил, что отныне запрещает шлёпать детей и ставить их в угол и выступал за введение ювенальной юстиции и создание ювенальных судов.

Затем, когда протесты общественности против его инициатив достигли апогея, заявил в программе «Итоги недели» на пятом федеральном телевизионном канале (27 февраля 2011 г.): «Мы занимались со специалистами, со специалистами своего дела, которые выяснили, что часть этих акций финансируется лицами, которые, в том числе, составляют так называемое педофильное лобби». 

Ну что ж, Павлу Астахову, защитившему в 2005 г. 19-летнего Хабибулу Пахтахонова от уголовной ответственности за совращение 10-летней девочки Вали Исаевойвиднее.    

В 2012 году П.Астахов публично заявлял, что ювенальная юстиция неприемлема. Затем в период принятия «закона Димы Яковлева» выступил (правда, не сразу) против иностранного усыновления российских детей, «забыв», что добивался его с 2010 года, продвигая подписание соглашений об отправке русских детей за рубеж с США, Италией, Францией, Испанией.

В 2013 году он продолжил начатую в декабре 2012 г. тактику протеста против иностранного усыновления, и можно только приветствовать его намерения, о которых он заявляет.

Но вот незадача: усыпляя общество «правильными» словами, Павел Алексеевич за спиной у народа обсуждает сотрудничество России с другими странами, в частности, Швецией,  в реализации ювенальных подходов.

Информация размещена на сайте Посольства Российской Федерации в Королевстве Швеция, и по определению не может быть недостоверной.

Она гласит: «30-31 октября 2012 г. состоялся первый официальный визит в Стокгольм Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка П.А.Астахова. В ходе насыщенной программы пребывания Уполномоченный провел переговоры со статс-секретарями Министерств здравоохранения, социальных дел и юстиции Швеции Р.Марселинд и М.Вальфридссоном, экспертами шведского правительства в области защиты прав детей, а также встретился со своим визави – Уполномоченным по правам ребенка Швеции Ф.Мальмбергом и посетил Детский центр Стокгольма. Состоялся обстоятельный обмен мнениями по проблематике семейного права. Было констатировано, что в целом подходы наших стран в сфере ювенальной юстиции совпадают: как российские, так и шведскиезаинтересованные ведомства активно работают в направлении защиты прав детей. По итогам переговоров была достигнута договоренность о поддержании рабочих контактов».    

Итак, Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте осуществляет встречи с коллегами-ювеналами и обменивается информацией об активной работе заинтересованных российских ведомств в сфере ювенальной юстиции.

Интересно, что такое происходит за нашей спиной, о чём мы пока не должны знать?  И почему это от нас скрывается?

Подобные Уполномоченному по правам детей структуры не хотят знать и наше истинное мнение о происходящем. Создавая при себе Общественные советы, они используют лояльность их участников как буфер между собой и истинной семейно-родительской общественностью. А так же, как ресурс поддержки в обществе – «от имени народа».

И мотивации к тому, чтобы узнавать об истинном мнении этого самого народа, у них никак не складывается. 

Наверное, обо всём, что таят в себе упомянутые ювенальные подходы «Уполномоченного по правам ребёнка при Президенте», мы узнаем совсем скоро.

Но, возможно, слишком поздно.

Или, всё-таки, не опоздаем?


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments