martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Category:

Новый американский реализм. Четвертый путь Кондолизы Райс

Новый американский реализм

Четвертый путь Кондолизы Райс

Статья государственного секретаря США Кондолизы Райс, озаглавленная "New American Realism" и помещенная в журнале "Foreign Affairs" за июль-август 2008 года, является, с одной стороны, подведением итогов ее деятельности на постах советника по национальной безопасности президента Джорджа Буша-младшего и государственного секретаря в его администрации, а с другой - своеобразным манифестом тех сил в лагере республиканцев, которые не согласны с внешнеполитической доктриной, которую предлагает советник по внешней политике сенатора и кандидата в президенты США от Республиканской партии Джона Маккейна - Роберт Кейган. Кроме того, статья, очевидно, направлена против идеи советника по внешней политике Барака Обамы Збигнева Бжезинского и алармистких предупреждений о скором закате могущества Соединенных Штатов редактора американской версии журнала "Newsweek" Фарида Закарии.

 

Первым делом Кондолиза Райс обращается к своей статье "Campaign 2000: Promoting the National Interest", напечатанной в 2000 году в журнале "Foreign Affairs", и констатирует, что во времена, когда писался тот текст, все исходили из предположения, согласно которому США представляли самую могущественную силу в мире. Америка была единственной сверхдержавой, выжившей в Холодной войне. Именно поэтому считалось невозможным, чтобы кто-то мог бросить ей вызов.

Однако события 11 сентября 2001 показали, что это не так. События эти стали символом вступления мира в новую эпоху, что, однако, не оказало серьезного воздействия на изменение внешнеполитической стратегии США, поскольку их основными приоритетами были и остались отношения с великими державами, как старыми, так и новыми - Россией, Китаем, Бразилией и Индией. А альянс со странами Америки, Европы и Азии был и остался до сих пор краеугольным камнем международного порядка. В настоящий момент, по мнению Райс, США вошли в период трансформации этих отношений, чтобы достойно встретить вызовы "новой эпохи".

Несмотря на сохранение общих контуров внешнеполитической стратегии, изменения все же произошли. Они коснулись отношения США к динамике государств мира, к распределению власти между группами внутри этих государств и между ними. Как замечает Райс, глобализация усилила некоторые из этих государств, но остальные ввергла в нищету и нестабильность, что сделало их опасными для международного порядка. Именно поэтому, уверена Райс, стратегическим интересам США в настоящее время отвечает принятие данными государствами на себя ответственности за свои действия. А поскольку внешнеполитическая ответственность предполагает и внутриполитическую, то демократизация стала наиболее важным компонентом американской версии понятия "национальный интерес".

Разные ценности и разные цели

Рассматривая отношения США с их партнерами и соперниками на мировой арене, Райс обращается к отношениям Соединенных Штатов с Россией и Китаем. И здесь она, несмотря на то, что не упоминает идею Роберта Кейгана о грядущем противостоянии глобального блока авторитарных держав и "Лиги демократий", все же скрыто полемизирует с ней. В отличие от Кейгана Кондолиза Райс - политик с большим стажем и, следовательно, ответственна за свои слова. Поэтому она хорошо понимает ситуацию, когда констатирует окончание Холодной войны и опасность ее возобновления. Райс указывает на то, что "наши взаимоотношения с Россией и Китаем укоренены в общих интересах, а не общих ценностях". Безусловно, замечает Райс, отношения США и России улучшились, несмотря на политику энергетического шантажа и угрозы РФ в адрес ее ближайших соседей. Свидетельством подобного улучшения отношений стало подписание Бушем и Путиным в Сочи в 2008 году "рамочного стратегического соглашения".

Однако, Райс этого не скрывает, существуют поводы для разочарования. Так, после терактов 2001 года существовала надежда на то, что Россия станет истинной демократией, войдет в семью демократических государств, а свою внутреннюю и внешнюю политику будет основывать на демократических ценностях. Этого не произошло. Тем не менее Россия, как справедливо указывает Райс, - более не Советский Союз и не стратегическая угроза интересам Америки. Отношения РФ и США в XXI столетии целиком и полностью будут зависеть от внутриполитических трансформаций в России.

Другой великой державой, с которой у США сущесвтуют определенные трения является Китай. Хотя за последние восемь лет США столкнулись с ростом влияния Китая, бояться его не стоит, особенно если Поднебесная будет ответственно использовать свою силу. США уже дали понять Китаю, что его полноправное членство в международном сообществе сопряжено с принятием на себя ответственности в вопросах экономики, политики и международного сотрудничества. И, как указывает Кондолиза Райс, правительство Китая это понимает, свидетельством чему является поведение Пекина в вопросах Дарфура, когда правительством Китая были поддержаны действия ООН по нормализации ситуации в этой провинции Судана.

А вызывающее у США обеспокоенность отсутствие транспарентности военно-промышленного комплекса Китая, как полагает Райс, может быть ликвидировано путем углубления сотрудничества в военной области. Райс вполне отдает себе отчет, что, хотя отношения с Россией и Китаем складываются достаточно сложным образом, тем не менее, без сотрудничества с ними будет невозможно решать международные проблемы.

Что касается нарождающихся великих держав - Индии и Бразилии, то США стремится наладить с ними крепкие экономические и политические связи. Как указывает Райс: "Индия стоит на передней линии глобализации. Эта демократическая страна обещает стать великой державой и союзником в формировании международного порядка, основанного на принципах свободы и правления закона". То же самое касается и Бразилии, чья деятельность в построении демократического общества и открытой рыночной экономики во многом затруднена столетиями политического авторитаризма, порождаемого экономическим неравенством.

Союзники превыше всего

Что касается союзников США, то Райс настаивает на том, что связи с ними необходимо делать более крепкими. Это относится и как к союзникам США в западной полусфере - Канады, Мексики, Колумбии, Бразилии и Чили, так и к союзникам США в Европе. Причем, как подчеркивает Райс, последние представляют для Америки особую ценность. И хотя в последнее время отношения с ними несколько осложнились, США приветствуют создание объединенной Европы. Госсекретарь Соединенных Штатов уверена, что Европейский союз станет надежным основанием для демократической эволюции Восточной Европы после Холодной войны, поскольку членство в НАТО и ЕС достаточно привлекательная перспектива для стран бывшего соцлагеря, чтобы провести реформы и найти мирное разрешение вялотекущих конфликтов.

Райс дает жесткую отповедь тем, кто считает НАТО изжившей себя структурой. Она уверена, что присоединение новых членов к НАТО и изменение мироустройства после коллапса Советского Союза не означают, что альянс утратил свою полезность для мирового сообщества. Наоборот, трансформация целей, сделала НАТО одной из наиболее необходимых структур в современном мире. Теперь он не только защищает Европу, но и борется с террористами на планете, помогает обучать армии Ирака и Афганистана.

Райс вполне справедливо указывает на то, что способность США влиять на сильные государства достаточно ограничена, чего нельзя сказать о воздействии на государства слабые и плохо управляемые. Именно в отношениях с ними Соединенные Штаты должны быть способны использовать силу не только потому, что это необходимо, но и потому что это правильно. Слишком часто, пишет Райс, продвижение демократии и продвижение экономического развития рассматриваются как что-то различающееся. Практика же, по ее мнению, показывает, что демократическое развитие - это необходимая часть для создания крепкой экономики, а, стало быть, верно и обратное. Демократическое развитие - это единая политико-экономическая модель, и именно она позволяет странам воспользоваться возможностями, которые предлагает глобализация в наиболее полном объеме.

Для США продвижение демократического развития остается высшим приоритетом, поскольку ему нет существенных альтернатив для бедных и слабо управляемых государств. Поэтому главный вопрос, стоящий на повестке дня, - это каким образом осуществляется переход к демократическому управлению?

Главный приоритет

Прежде всего, указывает Райс, необходимо признать, что переход к демократии - сложный и долгий путь, поскольку демократия - это сложное взаимодействие политических практик и культуры. Райс признает, что такое понятие как универсальная форма правления просто отсутствует, ведь различные нации, обладающие различными культурными доминантами, трансформируют демократию в соответствии с собственными потребностями и собственными условиями проживания. Несмотря на очевидную сложность трансформации авторитаризма в демократию, переход к ней абсолютно необходим всем нациям. А поскольку демократические лидеры сталкиваются в своей деятельности с серьезными проблемами, именно поэтому долг США помочь им, оказать поддержку в создании демократических институтов. Это требует долговременного сотрудничества, а опыт подобного сотрудничества у США есть, в частности с такими странами, как Колумбия, Ливан, Либерия.

Что касается отношений со странами Большого Ближнего Востока, то Райс, отвергая идею Бжезинского о необходимости сотрудничества с исламистами, указывает на то, что именно невнимание и покровительственная позиция США в отношении авторитарных держав в этом регионе привела к той войне с террором, которую Соединенные Штаты ведут уже восемь лет. Райс пишет, что США поменяли свое расположение к авторитарным правителям этих государств на стабильность в регионе. Однако эта стабильность оказалась "липовой", что и показали события 11 сентября. Ведь при отсутствии демократических институтов, с помощью которых население может высказать свое отношение к внутриполитическим проблемам, оно становится питательной почвой для различного рода радикальных группировок и лидеров, мобилизующих энергию масс для достижения своих узкокорыстных целей. Именно поэтому целью США должно стать не покровительство и сотрудничество автократиям Ближнего Востока, а их постепенная демократизация.

America, First

Именно продвижение демократии и помощь слабым, плохо управляемым странам и масштабные инвестиции в развитые страны должны стать основными целями внешней политики США. Однако в связи со сказанным возникает вопрос: смогут ли США справиться с поставленными целями, не находятся ли они в фазе заката своего могущества?

Райс утверждает, что не находятся. Ведь основы американского влияния все еще никто и ничто не может поколебать. Источниками влияния США в мире, с точки зрения Райс, являются динамизм, сила и гибкость американского общества. Кроме того, США все еще обладают уникальной способностью ассимилировать людей разных наций, рас и вероисповеданий, а ценности США стали ценностями всего мира. Несмотря на временные трудности с экономикой, указывает Райс, экономический рост США не только ускорился с 2001 года, но и превысил рост экономики любой из индустриально развитых стран. Таким образом, США до сих пор остаются двигателем глобального экономического роста.

Правительственные институты, службы безопасности США также намного сильнее, чем можно предположить. Доля военных расходов США в ВВП ниже, чем было в период Холодной войны и это несмотря на то, что США ведут две войны и защищают себя в новом глобальном противостоянии.

Однако проводить демократизацию стран мира - вовсе не дело войск США; это работа дипломатов и подготовленных государственных деятелей. В этом случае необходимо будет использовать принципы жесткой и мягкой власти сбалансировано. Эту сложную работу уже начала осуществлять текущая администрация президента США.

Однако, уверена Райс, наиболее важной, определяющей чертой внешней политики США, которая поможет им преуспеть в XXI столетии стало отсутствие во внешнеполитическом мышлении элиты Соединенных Штатов дихотомии реализма и идеализма. Это вызвано тем, что национальные интересы и национальные идеалы никогда не разделялись. Даже когда в краткосрочной перспективе интересы и идеалы противоречили друг другу, американцы верили, что в долгосрочной перспективе они будут нераздельны. Подобное представление формировало реализм особого сорта, который можно назвать американским реализмом. Таким образом, американцы живут в будущем, а не в прошлом. Именно поэтому они так часто делают ошибки, но именно их стремление сделать ситуацию чуть лучше, чем она есть на самом деле и способствует их успехам как дома, так и за рубежом.

И все же, заканчивает свою статью Райс, международный порядок, который отражает ценности США - лучшая гарантия соблюдения национальных интересов Соединенных Штатов. Америка же все еще имеет уникальную возможность сформировать его по своим лекалам, но это будет возможно только в том случае, если США будут уверены в своих ценностях. 


http://www.foreignaffairs.org/20080701faessay87401-p0/condoleezza-rice/rethinking-the-national-interest.html

Откровенно не хочется, что бы мир был скроен по лекалам, предлагаемыми штатами, но чего у них не отнять – так это уверенность в своих ценностях. Хотя и с ними происходят кризисные метаморфозы, что подспудно чувствуется и в самом американском обществе. Возрастающее количество массовых расстрелов, производимых психически неустойчивыми людьми – одно из печальных  проявлений и доказательств…

Между тем,  не пора ли активнее выработать наши собственные ценности и приоритеты, чтобы не двигаться в кильватере чужой политики?


http://states2008.russ.ru/v_fokuse_dnya/novyj_amerikanskij_realizm
 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments