martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Чума на наши головы. Часть IV

  Чума на наши головы. Часть IV (начало здесь) 

«Если бы мы не нуждались в них (кто не изучает талмуда),
для торговли, то давно бы умертвили всех»
(XIV, Песахим, 22b)

  Мутации «черной смерти» 



Управляемый хаос превратился в неуправляемый. «Черная смерть» мутировала и стала совмещала в себе все те явления, которые были порознь в различных чумных эпидемиях – бубонной и легочной.

 Наблюдателями выделялся синдром, называемый «febris continuae» или «непрерывная лихорадка». Под ним понимался комплекс симптомов: черный и сухой язык, бред и взрывы бешенства, чувство тоски и боли в стороне сердца, ускоренное дыхание, кашель, разного рода мокроты, мутная и нередко черная моча, черные испражнения, черная кровь (свидетельство врача Дионисия Колле). На этом фоне появлялись петехии, карбункулы и бубоны. Трупы людей, умерших от чумы, к всеобщему ужасу живых стремительно чернели и напоминали по цвету уголь — отсюда и появилось название «черная смерть».

Почти все авторы (за исключением Боккаччо) отмечали такой клинический симптом, как кровохарканье. Больные умирали в первый день и даже час болезни, причем на них не было никаких «чумных знаков» (сын византийского императора Кантакузина, Андроник, умер в течение 3-х часов от начала болезни). У других, по наблюдению Кантакузена, болезнь продолжалась до третьего дня и сопровождалась явлениями двоякого рода. Иногда появлялась сильнейшая горячка, больные теряли способность говорить и впадали в глубокую спячку. Если они просыпались, то пробовали говорить, но вскоре умирали. В других случаях «болезнь поражала не голову, а легкие». С сильнейшими болями в груди они выхаркивали вещества, окрашенные кровью. Из их рта выходило болезненное зловоние, затем присоединялись сухость языка и глотки, неутолимая жажда, бессонница и мучительные, распространенные по всему телу ощущения. 

 Преимущественно при этой форме болезни на коже человека выступали красные и черные пятна, различные по плотности и насыщенности цвета (карбункулы и петехии). Бубоны появлялись на руках, челюстях и в других частях тела.

Интересно свидетельство мужественного врача Гюи де Шольяка, который, как и многие другие врачи оставались на своем посту «propter diffuge infamium» («чтобы избежать позора») и самого перенесшего болезнь, об эпидемии в Авиньоне. Оставшийся среди немногочисленных выживших, он разделил болезнь на два различных периода. В обоих «febris continuae» служила основным симптомом. Однако в первом, продолжавшемся два месяца, кроме лихорадки (в понимании врачей того времени) основным симптомом становилось кровохарканье и больной умирал за три дня. Во втором периоде к явлениям «febris continuae» присоединялись бубоны, больной погибал в течение 5 суток. Шольяк отмечал значительно большую заразность легочной формы чумы по сравнению с бубонной. 

Клинически вспышки чумы варьировали в различных регионах. Де Мюсси в Крыму видел бубонную форму. Большая часть сообщений о чуме с поражением легких касались северных стран (Англия и в особенности Норвегия и Россия). Поэтому можно прийти к выводу, что во время пандемии «черной смерти» преобладающей стала вторично-легочная чума, развивавшаяся как осложнение бубонной чумы (М.В. и Н.С. Супотницкие).
 

Кровососущие

Если основными «резервуарами» инфекции являются грызуны, то основными переносчиками инфекции на человека являются кровососущие - вши и блохи. При их укусах восприимчивость людей к чуме очень высокая. После перенесенного заболевания остается относительный иммунитет, который не предохраняет от массивного повторного заражения.

Мы помним, что Ветхий завет на самом деле не является «историей иудеев», а лишь сборником преданий различных народов и их религий в обработке иудейских жрецов - «книжной  интеллигенции», фанатично накапливающих знания для укрепления своего влияния. Поэтому изучению зашифрованных этими «книжными червями» знаний в иешивах уделяется столько времени. Здесь же «особо посвященным» даются и дополнительные ключи к пониманию текстов. 

Возвращаясь к теме, нам необходимо вспомнить, что египетские жрецы и писари тщательно брили головы, чтобы, как писал в 5 в. до н.э. «отец истории» Геродот, «никакая вошь или иная нечистая тварь не могла прицепиться к ним, когда они служат богам». А во врачебной среде Средневековой Европы превалировали «книжники», почерпнувшие многие знания в том же Египте и Александрийской Библиотеке, сожженной, по ряду свидетельств, иудеями.   

И хотя в Торе предписывается сбривать волосы при соприкосновении с мертвыми телами (Числа 6:7-9; 20), во врачебной среде Европы тогда распространялось утверждение, что с «божьими жемчужинами» - вшами, - нужно не бороться, а беречь насекомых «причащающихся» христианской кровью. Среди горожан поиск друг у друга вшей стал знаком доброй дружбы[25]. При этом Средневековая Европа отличалась и особой немытостью, кстати, в отличии от России, куда чума не могла «проникнуть» в течение пяти лет. Не случайно, что все европейцы поголовно были буквально усыпаны вшами. А ведь профилактика педикулеза очень проста - достаточно наносить на себя несколько капель масла лаванды или чайного дерева, поскольку эти ароматы отпугивают кровососущих паразитов. Об этом было прекрасно известно. Но «запрещено имѣть милосердiе къ гою, поэтому ты не долженъ его спасать, хотя бы ты видѣлъ его погибаюiщiмъ, или тонущимъ въ рѣкѣ или близкимъ къ смерти» (Маймонид, №73: Jad. chas., 1, 10, 1, f. 40, 1).

 Примитивное лечение возможно проводить обычным стрептомицином, образующимся в результате жизнедеятельности лучистых грибов Streptomyces globisporus, природные формы которого можно обнаружить в актиномикозных узлах у коров. В связи с тем, что «левитская интеллигенция» накапливала знания о чуме, о чём она неоднократно упоминала в Торе, например, о последствиях «бактериологической войной» против филистимлян, несложно предположить, что эти знания не представляли для них секрета. Показательно, что первую чистую культуру «актиномицета израильского» (Actinomyces israelii) получили в 1884 году именно в Израиле, а саму актиномицетологию развивали такие деятели, как С.А.Ваксман, Краинский, Шатц и Буги. Первым же  создателем вакцины против чумы в 1886 году был Владимир (Мордехай) Хавкин[26].

Логичным будет предположение, что в своих работах эти ученые использовали имеющиеся – 

«Знания каббалистов»

Интересно проследить трудовой путь гражданина Хавкина. Выходец из ортодоксальной  семьи обучался в Новороссийском университете в Одессе, где его учителем стал  крещеный И.И.Мечникове, который специализировался на особо опасных инфекциях, борьбе с эпидемиями, методами дезинфекции, разработке вакцин и пр. Хавкина дважды изгоняли за участие в революционных кружках еврейской молодежи. Не понятно, где и как он в течение 17 лет овладевал медицинскими знаниями, но в 1888 году Мордехай  Хавкин в 39-летнем возрасте перебирается в Швейцарию к Мечникову (который жил там с 1881 года) а затем уже в Пастеровском институте в Париже (темы института: чума, бешенство, сибирская язва, африканские инфекции, болезни скота и животных, опасные в первую очередь для европейских колонизаторов). Здесь он создает некую противохолерную вакцину. Россия от испытания этого препарата на своём населении отказалась, зато британское правительство «разрешило Хавкину испробовать его вакцину в Индии», где препарат применили в широких масштабах. 

Вот как его биографию прокомментировал эпидимиолог: в 1892 г. Хавкин предложил пользоваться убитой противохолерной вакциной, и испытал ее на себе. «Убитой» означает, что вопрос о разделении иммунных и токсических компонентов возбудителя был решен, бацилла была убита, почти лишена токсинов, но ее иммунные свойства сохранены. Само испытанием на себе, по-видимому, было саморекламой; «убитым возбудителем из этой вакцины заразиться нельзя, эффективность неизвестна, в настоящее время не применяется, мне неизвестно, применялся и вообще существовал ли в природе такой препарат». Между тем, в 1893 Хавкин становится государственным бактериологом Индии, экспериментальным путём постепенно улучшая качество препарата. В 1896 г. он предложил «убитую вакцину» против чумы, которую широко использовали в ряде стран. В 1896 он становится директором противочумной лаборатории в Бомбее, реорганизованной в 1925 году в Институт его имени (Haffkine Institute), ставший центром по изучению бубонной чумы и холеры Юго-Восточной Азии (попутно активно продвигая идеи сионизма – прим.м09). Уехал он из Индии в 1904 – результаты этой «истории вакцинации» точно не известны, между тем, в 1909 он удостаивается премии Парижской медицинской академии. Эпидемиолог предположил, что премия вполне могла быть «красиво оформленной дотацией на дальнейшие разработки бак.оружия» (в то же время в Индии бывал и спец поланец Яков Блюмкин (личный палач Троцкого  – прим.м09), да и японцы из «отряда 459» к концу 20-х годов получили на руках практически готовую технологию изготовления бакоружия и эффективно использовали его против китайцев

В пользу предположения о «военном использовании» премии, говорит тот факт, что в это же время (конец XIX – начало XX в.в.) именно в Пастеровской службе были выделены в чистом виде в кристаллической (т.е. «бессмертной», разлагающейся только при сжигании и прокаливании) форме, токсины чумной и сибиреязвенной бактерий (которые близки по своему строению). При попадании в организм через дыхательные пути эти токсины вызывают развитие скоротечной пневмонии, лечить которую практически невозможно, т.к. живого возбудителя нет. Путь поступления мельчайших кристаллов простейший: носовой платок, наволочка подушки, нижнее белье, шарф, лацканы пиджака, пачка папирос и пр. Эффективность – 100%, количество вещества – минимальное, можно сказать, следовое. Расчетов по чумному токсину эпидемиолог на память не вспомнил, но по токсину ботулизма привёл такие сведения: «1 (одного) грамма этого токсина достаточно для умерщвления количества мышей, которыми можно заполнить 2 грузовых ж/д состава, или 50 вагонов по 60 тонн… По сибиреязвенному есть достоверный факт: выхлоп в вентиляцию нескольких граммов необезвреженных (печка не сработала) токсинов, в бактериологическом центре на окраине Свердловска в апреле-мае 1979 г. вызвало несколько десятков смертей в течение 1-5 дней четко по розе ветров. В течение 2-3 суток после вдыхания небольших доз токсина развивается клиническая картина молниеносной, почти не поддающейся лечению пневмонии: отек легких, внутрисосудистое свертывание крови, сосудистый паралич, токсическое поражение головного мозга, сердца, надпочечников, почек. При большом количестве токсина смерть от тотального спазма и отека дыхательных путей, острого отека легких и внутрисосудистого свертывания крови практически мгновенна. Картина при этом очень напоминает анафилактический шок или тромбоэмболию легочной артерии, поскольку микротромбами в течение нескольких минут полностью забиваются все легочные сосуды».

Однотипность историй скоротечных, и в то же время удивительно своевременных смертей, например, Ф.Дзержинского, М.Горького, его сына и еще многих других, например, Ф.Д.Рузвельта, Кристины Онассис, вариантов для выводов, по мнению эпидемиолога, не оставляет.

По сообщениям родственников комментирующего, одному из которых пришлось в числе нескольких сослуживцев выносить тело Сталина из бани, где тот на самом деле скоропостижно умер (в отличие от официальной версии). В 60-е годы этот человек работал инструктором в обкоме одного из сибирских городов. Он сам видел через разорванную на себе Сталиным перед смертью нательную рубаху глубокие царапины на груди, багрово-синюшный цвет лица, как бывает, когда человек погибает от острого удушья (в результате тромбоэмболии – закупорки легочных сосудов). Вполне возможно, что он надел за несколько минут перед смертью нательное белье, на котором было несколько мельчайших кристаллов токсина и вдохнул смертельную дозу. Через несколько часов токсин в горячей и влажной бане разложился и стал малоопасен. Но те, кто подозревал подобный механизм отравления (в частности, Берия), не без оснований не разрешали никому подходить близко, как минимум сутки. Тем более, что помощь была заведомо неэффективной.
Поставками «гуманитарных» одеял из-под оспенных больных из Индии и их раздачей индейцам Северной и Южной Америки, насколько известно эпидемиологу, занимались всё те же «избранные доброжелатели». «Вакцинация от оспы в Европе в то время была уже 100%, поэтому оспа была опасна только для индейцев».

С 1915 г., с началом Мировой Войны и подготовки к революциям, Хавкин перебирается во Францию и Швейцарию, где посвящает себя дальнейшей работе и продвижению сионистского движения, к 1920 став членом центрального комитета Всемирного еврейского союза

Дополнительно отметим, что последние месяцы войны и до 1920 года мир охватила эпидемия вируса «испанки», от которого умерло порядка 42 млн. человек. В процентном отношении наибольшие потери в Европе оказались в православных странах. Симптомы болезни: синий цвет лица — цианоз, пневмония, кровавый кашель. На более поздних стадиях болезни вирус вызывал внутрилегочное кровотечение, в результате которого больной захлебывался собственной кровью. Но в основном болезнь проходила без каких-либо симптомов. Некоторые зараженные умирали на следующий день после заражения. Позднее эту эпидемию стали считать «птичьим гриппом».

Впрочем, вернемся к теме 

Чума и ростовщичество

Чума расчистила «европейское финансовое поле» от ростовщиков с католическими корнями – италийцев и ломбардцев. В результате навсегда ушло не только европейское финансовое доминирование флорентийских компаний пошатнувшихся католических банковских домов Uzziano, Peruzzi и Bardi (получивших право на 10% маржу от сбора всей церковной десятины для престола Св.Петра), но «сдулся» и первый европейский «Большой Банк» в Сиене, принадлежащий семье Bonsignori. Торгово-финансовые компании Аччаюоли, Бонаккорзи, Кокки были «уничтожены как класс». Зато наступила эра «иудо-протестантского» ростовщичества, когда в изолированных городах стал подниматься «предприниматель нового типа». О.Платонов отмечает, что именно с этого времени начинается активное заселение Европы евреями. Восполняя погибшее во время чумы население европейских стран, в них потянулись сотни тысяч евреев с Востока[26].

Безусловно, здесь нет попытки «обвинить всех скопом», так обращенные в христианство евреи, очевидно снимая с себя груз постулатов иудаизма, где «…Заповедь требует от каждого человека любить каждого, кто принадлежит к еврейскому народу, как собственное свое тело… нужно рассказывать про евреев хорошее и жалеть их деньги, как он жалеет собственные деньги и заботится о собственном почете…», «…и даже несмотря на то, что он рассказывает правду и нет в его рассказах ничего позорного, — …это страшное преступление, приводящее к убийству евреев…» и т.д.

Так вновь обращенные, очевидно под давлением совести, превращались в главных разоблачителей. Мы можем прочитать в ордонансе, датированным 1378 годом, что писали сами иудеи:  «…многие из соблюдавших раньше их Закон, которые недавно приняли христианство, преисполнились зависти и ненависти, поскольку они более не могли извлекать никакой прибыли… приложили свои силы к тому, чтобы обвинить евреев, сделали многочисленные разоблачения и продолжают заниматься этим изо дня в день… из-за этих обвинений и разоблачений евреев многократно арестовывали, притесняли, избивали и грабили…»[27]. Иудеи считают, что отвергнувшие «религию избранных» им просто «завидовали», но ведь речь шла о разоблачениях тех действий, за которые следовал арест и неминуемое наказание. Может быть иудеям, прежде чем говорить о «зависти», следовало бы обратить внимание на то, что они делали? 

 Между тем, непосредственным последствием «черной смерти», так же, как и ужаса, который сопровождал ее распространение, стал –


Экономический хаос

В средневековье люди привыкли к инфекционным болезням, но эта болезнь не являлась обычной эпидемией. Пока она продолжалась, прекращались все формы экономической деятельности. Урожай не собирался, налоги или ренты не взимались, рынки не устраивались, а правосудие не исполнялось. На суде епископа Даремского в Хогтоне 14 июля 1349 г. было записано, что «никто не желает платить пошлины ни за какие земли, которые находятся в руках лорда, из-за страха перед чумой; и все, таким образом, провозглашаются не выполнившими своих обязательств, пока Господь не принесет какое-нибудь избавление»[28]. По всей Европе наблюдались незанятые и необработанные земли. Кто будет её обрабатывать, когда «нет более презренного занятия, как земледелие» (ХХIV, Иебамот, 63а), зато «единственное же занятие, достойное еврея, кроме изучения талмуда – это торговля» (Иебамот, 63а). А в тот момент было почти невозможно и что-нибудь продать.

Но христианская цивилизация выжила. Интересно, что в талмуде есть такой пассаж: «Если бы мы не нуждались в них (т.е. в тех, кто не изучает талмуда), для торговли, то давно бы умертвили всех» (XIV, Песахим, 22b)[29]. Дальше выводы каждый может сделать самостоятельно.

Возникает только один вопрос - «сколько им нужно покупателей» на фоне сокращающихся ресурсов планеты. Характерно, что иудо-протестантская верхушка сегодня абсолютно откровенно заявляет, что на земле должно остаться только 500 млн.человек. Что делать с остальными 6,5 миллиардами людей – они не говорят. 


«Всё готово»?

На этом фоне 2 февраля 2012 года прошло сообщение, что в США в лаборатории создали мутированный вирус птичьего гриппа, способный передаваться от человека к человеку воздушно-капельным путем. Глава Национального научного консультативного совета по биобезопасности США Пол Кейм рассказал прессе, почему были запрещены к публикации исследования птичьего гриппа: «Потенциал вируса H5N1 настолько велик, что я не могу представить на что он еще способен», - цитирует Reuters Health.

Пол подчеркнул, что сейчас птичий грипп – главная угроза для выживания человечества. Он убивает половину инфицированных людей, и смертность намного выше, чем у упомянутой нами выше «испанки» в 1918-1919 году... В декабре ведомство попросило два ведущих научных журнала Nature и Science не публиковать два исследования штаммов птичьего гриппа. Совет безопасности объяснил свое решение тем, что эти два штамма, созданные в лабораториях Голландии и США, могут попасть в руки биотеррористов. Работа была выполнена параллельно в двух лабораториях: в Голландии и в США.

«Научная и политическая» общественность призывает ученых уничтожить опасные штаммы. Защитники экспериментаторов утешают озабоченную публику тем, что лабораторные штаммы, якобы, вряд ли способны выжить в естественной среде.

Сегодня факт публикации информации в открытых журналах выглядит более чем странно, так как даже куда как менее острые данные проходят более чем серьезную военную цензуру. Это указывает либо на то, что выведенный штамм в «свободном полете» действительно безопасен. Либо это публичный знак того, что «все готово». Готовность к биологической войне включает две стороны: наличие убийственного штамма и вакцины для «правильных» людей. Про вакцину Глава Национального научного консультативного совета по биобезопасности США Пол Кейм ничего не сказал. 

В качестве эпилога. Только в 2005 года было убито 40 микробиологов мирового уровня. К 2009 году это число достигло 100 человек. Большая часть была откровенно убита, остальные умерли при очень странных обстоятельствах. Известно, что они работали над программами, связанными с био-оружием и вирусными эпидемиями. 

«Вирус – самый дешевый вид оружия массового поражения»

Принц Филипп, муж Елизаветы II, известный своей несдержанностью на язык, как-то сказал: «Если бы я перевоплотился, то хотел бы вернуться на землю вирусом-убийцей, чтобы уменьшить человеческие популяции».  

_____________
[25] Эммануэль Ле Руа Ладюри, «Монтайю. Окситанская деревня. (1294-1324)», Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001, 541 с.

[26]  О.Платонов «Тайна беззакония: иудаизм и масонство против Христианской цивилизации»

[27] Leon Poliakov, Histoire de l'antisemitisme Lage de la foi, перевод с французского В. Лобанова и М. Огняновой под редакцией проф. В. Порхомовского, «Gesharim», 1997)

[28] Артур Брайант, «Эпоха рыцарства в истории Англии»

[29] цит. по А.С.Шмаков, «Евреи в истории», М: «ВОГ-Свекрасаф», 2011, стр.102



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments