martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Убийство патриотических чувств как форма либерального террора информационного общества

Убийство патриотических чувств

как форма либерального террора информационного общества

 

 

Сегодняшнее убийство полковника Буданова явно связано с желанием держать страну в напряжении и раскачать гражданскую войну, фронт которой лежал бы по линии межэтнических отношений.

 

Первый явный заинтересованный в произошедшем - это «Имарат Кавказ». Так и взрывы годичной давности в московском метро совершались с целью порождения кавказофобии и усиления симпатий россиян к идее отделения Кавказа. За этой дезинтеграционной идеей стоят интересы тех геополитических сил, которые еще в начале ХХ в интересовался прокладкой собственного маршрута для транспортировки бакинской нефти через охваченную гражданской войной территорию. Сегодня к заинтересованности в нефтяном маршруте для NABUCCO добавились интересы и в создании региональных управляемых конфликтов - хаоса подальше от своей территории.

 

Характерно, что убийство русского военного произошло на следующий день за убийством Максуда Садикова, ректора теологического вуза, одного из выдающихся деятелей российского ислама, который был максимально далек от радикальных крайностей и играл огромную роль в переговорах между разными ветвями этой религии ради установления мира в регионе. За два дня до этого произошло убийство осетинского профессора, народного поэта Осетии Шамиля Джигкаева.

 

Все эти убийства являются ударами по одному мирному процессу.

 

В информационном обществе многие люди становятся символами. Все убитые были символами. «Буданов был символом, его убили как символ, а не как реального… трагического офицера, храброго и честного, у которого от контузии и тех ужасов, которые его заставили делать либеральные правители России, поехала крыша, который сорвался и сделал то, что сделал. Убили символического человека, вокруг которого концентрировались симпатии патриотической общественности и прессы» (М. Шевченко).  

 

При этом в либеральном режиме постоянно шельмуется и само понятие патриотизма. Сегодня всплыла еще одна информация

 

 

Присяжные оправдали Никиту Тихонова и Евгению Хасис

Но их заставили переголосовать… 

 

 

Такой вывод следует из анализа опросного листа на который отвечали присяжные заседатели.

Протокол и материалы дела скрывались от стороны защиты до последнего. Более того, после того, как защита наконец-то была допущена до материалов дела на восемь 250-ти страничных томов судебных материалов ей выделили 10 дней (включая выходные дни, в ходе которых ознакомление не ведется). Изучив материалы, становится понятным, что у суда были более чем веские основания скрывать материалы от адвокатов Тихонова и Хасис.

 

Анализ вопросного листа и Протокола судебного заседания приводит к очень интересным результатам. В совещательной комнате происходило что-то весьма далекое от правосудия…


   

 

Смотрим ответы на вопросы №№ 4, 7, 11, 13, 15. Слова «без ответа» написаны и зачеркнуты ниже ответа «Не заслуживает снисхождения». Вариант – «сразу писали на второй строчке просто так» - не проходит, см. вопросы 1-3,5,6, 8-10 и пр. - везде ответы начинаются с первой же линии графления следующей за словом «ОТВЕТ». Получается, что при написании «без ответа» присяжные оправдали Тихонова в предъявленном ему обвинении в совершении убийства Маркелова.

 

Перечисленные вопросы относились именно к убийству и появлению у Тихонова «браунинга», а вот вопросы 17,19,21 относятся к признанным Тихоновым преступлениям. Напомним, в каком случае присяжные дают ответ на вопрос с формулировкой «без ответа». В соответствии со ст.343 ч.8 УПК РФ – «В случае, если ответ на предыдущий вопрос исключает необходимость отвечать на последующий вопрос, старшина с согласия большинства присяжных заседателей вписывает после него слова "без ответа"». То есть вопрос о снисхождении может остаться «Без ответа» только в том случае, если обвиняемый признан невиновным.

 

Что же происходило в совещательной комнате?

 

Все становится совершенно очевидно, если вспомнить события, происходившие при вынесении вердикта. Обратимся к протоколу судебного заседания - лист 1120 Протокола: 18:05 коллегия присяжных заседателей возвращается в зал судебного заседания. Старшина присяжных С. Мамонов обращается к председательствующему с просьбой: «Прошу пояснить, требуется ли дальнейший ответ на следующий вопрос, если будет дан отрицательный ответ на предыдущий вопрос, например о доказанности деяния?». Получается, что Тихонов и Хасис в убийстве Маркелова и Бабуровой изначально были признаны невиновными, поэтому вопросы о снисхождении для них были оставлены без ответа, и только затем, в результате неких событий вердикт присяжных начали изменять.

 

Вновь обратимся к протоколу судебного заседания (листы 1121-1122 Протокола). Коллегия присяжных выходит из совещательной комнаты и передает председательствующему вердикт. Председательствующий находит вердикт неясным и противоречивым и отправляет присяжных на его доработку указав, в том числе, на следующие недостатки: «…в ответах на вопросы 2, 3, 5, 6, 9, 10, 12, 14 и 19 отсутствуют записи о самих ответах, которые дала коллегия присяжных заседателей, проведя голосование, а так же отсутствуют ответы на вопросы №№ 4, 7, 11, 13, 15. Причем ответ на 15 вопрос зависит от ответа на 14 вопрос. Кроме того в ответах на вопросы 12 и 14 имеются противоречия…». Т.е. получается, что в первый раз старшина присяжных заседателей передал судье Замашнюку практически незаполненный вопросный лист! Зачем? Что бы просигнализировать о том, что коллегия хочет вынести оправдательный вердикт и необходимо срочно принимать экстренные меры?



Парадоксальная ситуация получается при сравнении распределения голосов присяжных заседателей при ответах. Получается, что кто-то из присяжных заседателей не признал факт участия Тихонова в убийстве Маркелова (вопрос №2, распределение голосов  7/5), но при этом признал Тихонова виновным и не заслуживающим снисхождения (вопросы 3 и 4, распределение голосов 8/4). Еще парадоксальнее ситуация с Хасис. Вопрос об участии Хасис в убийстве Маркелова (вопрос №5) решен положительно с распределением голосов 7/5, при решении вопроса о ее виновности (вопрос №6) распределение голосов уже 8/4, а вот решая вопрос о снисхождении (вопрос №7) голоса снова распределяются 7/5. Как такое возможно? Как человек, считающий, что подсудимый не совершал преступления, может признать его виновным и не заслуживающим снисхождения?

 

Особо интересен так же ответ на вопрос номер 4 от которого зависело, получит Тихонов пожизненный срок или нет (при снисхождении присяжных, вынести пожизненное лишение свободы судья не может). На первой строчке: «Да заслу» (зачеркнуто) на второй: «Без ответа» (зачеркнуто) и над линиями графления - «Нет, не заслуживает». Вы можете себе представить ситуацию, при которой были получены такие решения? Прежде всего, разберемся с порядком вынесения ответов. Первый ответ видимо был «Без ответа» (во всяком случае, именно во вторую строчку графления записаны аналогичные ответы по другим вопросам, которые затем исправлялись). Второй ответ - «да заслуживает» (опять таки сравнивая с ответами на другие вопросы, именно в первую строчку графления писался второй ответ). Наконец третий ответ - «Нет, не заслуживает». Что же происходило в совещательной комнате? Получается, что по этому вопросу присяжные голосовали  трижды и только с третьего раза они смогли принять нужное обвинению решение. Кто же их об этом так настойчиво попросил?

 

Подтверждает «переголосование» и ответ на вопрос №14. Распределение голосов присяжных: ответ- 6/6 зачеркнут и исправлен на 7/5! Неужели 12 взрослых людей с первого раза не смогли посчитать, как они сами проголосовали? Вряд ли. Значит в нарушении всех норм и правил присяжные голосовали по вопросу повторно. Зачем и кто их об этом попросил? 

 

Может возникнуть вопрос: почему фальсифицируя ответы, не заменили и сам вопросный лист? Это не так просто как может показаться с первого раза. Все присяжные видели тот вопросный лист с которым они работали в течении нескольких часов, видели вносимые в него правки, значит заменить вопросный лист было невозможно. Новый скандал с присяжными – на этот раз с подменой вопросного листа по этому делу мог бы иметь самые непредсказуемые последствия. Надо было именно убедить присяжных в том, что именно так они и проголосовали. Для суда мало получить красиво заполненный вопросный лист. Надо убедить присяжных в законности происходящего, чтобы после вердикта они не устраивали скандалов по поводу оказанного на них давления или подделки вердикта, а значит какие бы исправления ни были внесены в вопросный лист, подменить его другим - нельзя, чревато, что присяжные этого не поймут и «эксцесс Добрачевой» повторится с новой силой.

 

Исходя из всего вышесказанного можно сделать однозначный вывод: процедура вынесения вердикта Никите Тихонову и Евгении Хасис была такой же незаконной как и все предыдущие заседания суда.

 

(подробнее)





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments