martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Высокий коммунитаризм, как русская идея. Часть VIII. Ссылки

[1]

Н.Е.Жуковский, К.Э.Циолковский, О.Рейнольдс, Д.У.Релей, Л.Прандтль, Т. фон Карман и другие

 

[2]  

исследование динамических систем, которые в расчетах представлены в множестве нелинейных функций, характеризующихся высокой степенью динамической взаимозависимости, когда незначительное изменение параметров может привести к совершенно разным состояниям (имеющее название «эффекта бабочки» - взмах крыльев бабочки в одной точке земного шара может приводить к шторму в другой точке). Таким системам свойственны несколько типов взаимодействий:

 

1. Результаты не могут быть предсказаны из отдельных действий. Речь идет о явлениях, которые возникают от совместного действия нескольких разных факторов, в то время как каждый фактор в отдельности к этому явлению не приводит (например, несовместимость ряда лекарств или некоторые нейтральные бытовые химические вещества, которые  могут быть использованы для создания взрывчатых смесей и т.д.).

 

2. Стратегии зависят от стратегий других (например, игра в шахматы - отсюда и терминология нашего «заклятого друга» З.Бжезинского)

 

3. Поведение меняет среду. Взаимодействия между акторами внутри системы могут приводить к определенному ее воздействию на среду, которое, в свою очередь, меняет ее (так изменение принципа денежных отношений Высокого Коммунитаризма меняют не только экономические отношения, но и позитивно сказывается на моральном климате общества, а само появление новой идеологии принципиально изменит и сам мир).

 

Поведение динамических систем зачастую можно описать и исходя из понятия «прерывистого равновесия» в модели «самоорганизованнной критичности» - СОК (Илья Пригожин, Пер Бак и т.д.). Ей можно дать следующее определение «Сложные системы имеют свойство в процессе своей эволюции приходить к критическому состоянию, в котором небольшие изменения могут способствовать развитию цепной реакции, в результате которой система оказывается в состоянии хаоса. В этом состоянии системе свойственно прерывистое, скачкообразное поведение, известное как состояние «прерывистого равновесия» («punctuated equilibrium»)». Где так же фигурируют понятия «кризисной нестабильности» («crisis instability») для описания состояния предельной чувствительности мировой системы к маленьким возмущениям и событиям и «кризисной стабильности» («crisis stability») для состояния относительной устойчивости.

 

Чтобы точнее понять суть явления, нужно рассмотреть эксперимент Пера Бака по моделированию образования кучи песка. В этом эксперименте с помощью специального аппарата на горизонтальную поверхность бросались песчинки строго по одной. Естественно, по прошествии времени на плоскости образовывалась куча песка, которая приобретала форму конуса. К какому-то моменту времени конус прекращал расти вверх: сколько песчинок на него падало из аппарата, столько же и скатывалось вниз по склонам конуса. Бак назвал такую кучу песка «самоорганизующейся системой» – в том смысле, что полученный конус сформировался сам, а не был слеплен специально. В тот момент, когда конус перестает расти вверх, куча песка достигает своего критического состояния.

 

Если продолжать сыпать песок из аппарата, то мы перманентно сможем наблюдать лавины размером от нескольких песчинок до больших оползней. Лавины прекратятся, когда все нестабильные песчинки скатятся вниз и займут положение квазиустойчивого равновесия. В таком положении куча может пребывать довольно долго, пока снова не образуется критический конус, и песок начнет осыпаться. Здесь важно, что лавина порождается множеством различных мелких событий (движений песчинок), и невозможно вычленить один главный факт, который бы отвечал за сход оползня.

 

Отсюда вывод -  в сложных системах, состоящих из огромного числа взаимодействующих агентов, крахи порождаются, как правило, не одним событием, пусть даже очень важным для системы, а результатом каскада мелких событий.

 

В такой модели основным условием является повышенная «адаптабельность», а за основу принимается мысль, что не любой хаос является отрицательным и не всякая стабильность является благом. За основу приято и то условие, что лица, принимающие решения, должны пойти против культурных паттернов. В такой системе общество зачастую намеренно подталкивают к управляемому хаосу. Это объявлено залогом успеха.

 

[3]

Теория «прерывистого равновесия» (которую можно рассматривать как составляющую теории «управляемого хаоса») была сформулированна Н.Элдриджем и С.Гулдом к 1972г, базируясь на гипотезе о «скачкообразной эволюции» О.Шиндуолфа, высказанной в 1950. Эта и некоторые другие работы по проблемам эволюционной теории и морфогенезису послужили одним из стимулирующих толчков для пионерской работы Р.Тома (Stabilité Structurell еt Мorphogénèse)  и бурным событиям «нелинейной революции» 70-80 гг., одним из результатов которой и явилась теория СОК, сформулированная П.Баком, Ч.Тангом и К.Визенфельдом в 1988г. и имеющая конкретное применение в экономике.

 

При этом есть все основания утверждать, работы Рене Тома (по «теории катастроф») конца 60-х были использованы на практике организаторами, во-первых, событий «молодежной  революции» 1968 года во Франции, спровоцированных спецслужбами США в ответ на предыдущий обмен долларовых запасов Франции на золото и левые настроения правительства де Голля. Во-вторых, организованных ими в том же году событий «пражской весны», так испугавшей номенклатуру коммунистического блока. Т.е. технологии «оранжевых революций» начали отрабатывать уже в 1968 году.

 

[4]

после появления в России теоретических и экспериментальных работ В.И.Кузьмина и А.В.Жирмунского и по критическим уровням развития природных систем и социальной турбулентности В.Г. Буданова,  Ю.Батурина и  О. Доброчеева

 

[5]

Точно так же, как многообразные материальные тела в определенных условиях можно считать универсальными материальными точками, подчиняющимися единым законам механики Ньютона.

 

[6]

Фактически став секуляризированной формой «реформистского иудаизма» от Нахмана Крохмаля

 

[7] 

Так было когда Киевской Руси противостояла «великая степь», так произошло в XV веке, когда угрожало Казанское ханство, так было в эпоху великой Смуты и противостояния с Польшей и Литвой. Ход политических событий различен, но принцип всегда один: расширяющаяся пульсация с выходом на новые рубежи. Пример ХХ в, когда нам угрожал фашистский Запад и на нас шли дивизии 13 европейских стран. Франц Гальдер (начштаба сухопутных войск Германии) в своем дневнике признавался: «это поход всей Европы…». Произошло очередное сжатие, границы оккупации дошли до Волги, затем последовала фаза очередного расширения и, как следствие, на полвека половина Европы находилась в советской сфере влияния.

 

[8] 

Годы, которые до неузнаваемости изменят мир. Результаты расчетов на основании текущих данных показывают, что в это десятилетие список лидеров могут покинуть США, а к ЕС и Китаю присоединяться Индия, Мексика и Африка. Десятилетие спустя Австралия и Россия, потом Бразилия и Иран. Во второй половине 2030-х и в 2040-х годах ожидается резкое сокращение числа лидеров. В этот период устойчивой из рассмотренных стран ожидается экономика одной лишь Австралии. К середине века вместо лидеров ближайших лет ими могут стать глобальные хозяйственно-политические системы («глобальные государства») на основе России, Бразилии и Ирана. При этом важно отметить, что в рамках сотовой модели глобализации появление и доминирование новых лидеров не будет означать полный уход со сцены предшественников. Это будет означать только изменение географического положения новых центров силы единого в целом сотового глобального мирового хозяйства.

 

Данные российской статистики за последние 40 лет, обработанные методами теории социальной турбулентности, говорят, что первый в современную эпоху приблизительно 18-летний цикл погружения в кризис и восстановления экономики страна пережила в 1991–2008 годах. Следующий цикл бурного, а значит, чрезвычайно драматичного развития начался в 2009 г. и продолжится он приблизительно до 2026 года. Как и предшествующая 18-летняя волна, нынешняя началась с кризиса, кризисом она и закончится. На этом, пожалуй, все аналогии прошедшей и наступившей волны заканчиваются, поскольку проходят эти волны в разных фазах длинного 80-летнего российского цикла. И если в первой волне спад был определяющим явлением, то во второй он будет вторичным.


 

Оценки количественных масштабов российского кризиса говорят, что российская экономика выйдет на докризисный уровень не ранее, чем через 4 года, а максимальный спад ВВП в России за это время составит не менее 5 процентов.

 

Процессы выхода в лидеры можно ускорить, если страна примет новую философию развития, которая от 12 раз ускоряет деловую активность и экономические процессы.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments