martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

SIEN KAMPF-2010


С удовольствием публикую статью своего друга imhotype:

 

SIEN KAMPF-2010

 

«Я упоминал, что в основном не ищу информацию - она попадает на экран моего монитора "совершенно случайно". И эта
случайность имеет почему-то довольно ясную закономерную последовательность».
Барри Хамеш, израильский публицист


Сподобившись с год назад более-менее последовательно описать материал о так называемом «сокращении народонаселения», даже не мог себе представить что тема - бездонная. Если бы прошлогодние главы писались сегодня, то я бы дополнил главу «НОВЫЕ СКРИЖАЛИ»:

 
  «Есть только одна тема всей нашей работы – мы должны сократить численность населения. Либо правительства сделают это по-нашему, посредством хороших, чистых методов, либо они получат неприятности на подобие тех, что мы имеем в Сальвадоре, или в Иране, или в Бейруте. Население – политическая проблема. Раз население вышло из-под контроля, оно требует авторитарного правительства, даже фашизма, чтобы сократить его…»
Томас Фергюсон, госдепартамент США по делам населения[1]

 

Идея уничтожения «лишних людей» неразрывно связана с т.н. «мальтузианством», получившем своё название по имени преподобного Томаса Мальтуса, англиканского священника в 1798 году предсказавшего, что к 1890 на планете останутся только стоячие места. Воображение Мальтуса воспламенила лондонская речь Бенджамина Франклина. Американский эрудит с гордостью объявил своей английский аудитории, что население бывших колоний прирастает по 3 процента в год. Добрый пастор, который был между прочим не просто священником, а еще и членом экономического клуба вместе с Дж.Миллем и Д.Рикардо, прикинул, что население Америки будет удваиваться каждые 23 года или около того и изложил свои умозаключения так:

 

«Все дети, рожденные сверх того, что необходимо, чтобы привести население к желаемому уровню, обязательно должны погибнуть . . . Поэтому. . . мы должны способствовать, а не глупо и тщетно стараться помешать операциям природы в производстве этой смертности; и если мы опасаемся слишком частого посещения ужасной формы голода, мы должны усердно поощрять другие формы разрушения, которые мы заставим использовать природу. Вместо рекомендаций чистоты для бедных, мы должны поощрять обратные привычки. В наших городах мы должны ходить по узким улицам, стесняя все больше людей в дома, и добиваться возвращения чумы. В стране мы должны строить наши села рядом с застойными водоемами, в частности, поощрять поселения во всех болотистых и нездоровых местах. Но прежде всего мы должны отвергать конкретные средства против бушующих болезней, а также сдерживать тех доброжелательных, но глубоко заблуждающихся людей, которые думают, что они служат человечеству, проектируя схемы для тотального искоренения частных беспорядков» (Томас Мальтус, Опыт о принципах народонаселения[3])
 

Как и в случае с зачинателем вакцинации Эдвардом Дженнером кому-то идеи Томаса Мальтуса показались очень близкими, ибо его книга только при жизни выдержала шесть изданий с раз за разом нарастающим тиражом. По иронии судьбы первая публикация Томаса Мальтуса с призывами добиваться возвращения чумы «в наши города» и первая публикация Эдварда Дженнера о вакцинации состоялась в один 1798 год в Лондоне. Также по иронии судьбы Томас Мальтус был не просто экономистом и членом Королевского научного общества, а также профессором истории и политической экономии в специальном училище Ост-Индской компании, где параллельно исполнял обязанности священника[4]. Их обоих недобрым словом поминает Д.Колеман в своей известной книге: «Особый интерес в программе Комитета 300 представляет сущность его экономической политики, которая в целом основана на учении Мальтуса, сына английского сельского священника, который выдвинулся и получил известность благодаря “Британской Ост-индской компании”, послужившей моделью для создания Комитета 300». На месте Д.Колемана я бы не стал так принижать папу Томаса, Даниэль Мальтус тоже был больших умов и, кстати, личным другом Жан Жака Руссо.

 

«Комитет 300 уже давно постановил, что в будущем мир должен стать лучше и меньше — намного меньше чем сейчас. Вот в чем состоит их идея лучшего мира. Миллиарды бесполезных едоков — потребителей ограниченных природных ресурсов — должны быть отбракованы и уничтожены. … Нет нужды говорить о том, что элита не позволит поставить свое собственное существование под угрозу бурного роста числа “бесполезных едоков”, следовательно необходимо прибегнуть к практике отбора. Как я указывал ранее, процесс “отбора” уже начался, и производится он по методам, расписанным в “Докладе Глобал 2000”» (Д Колеман).

 
Так или иначе, именно Томас Мальтус ввел термин «народонаселение» и увязал в своих трудах экономические и демографические факторы. Именно его доктрины возьмут на вооружение теоретики либерализма, в «Опыте о законе народонаселения» Мальтус заметил: «Почти во всех странах для низшего класса народа существует предел нищеты, за которым прекращаются браки и продолжение рода...». В своём восторженном письме по поводу первого издания книги его идею подхватил другой служитель культа - Ульям Годвин, который до того как стать «отцом – основателем» анархической доктрины с полным отрицанием всякой религии вообще трудился кальвинистским проповедником и написал Мальтусу: «Чем больше людей поднимется над бедностью …, тем больше будет … воздержанности в их чувствах». Таким образом, совокупная мысль английских философов заключается в том, что рождаемость снижается у людей, живущих за порогом бедности и перешедших черту выживания. По странному стечению обстоятельств мировой либерализм оставляет после себя именно такое общество, разделённое на живущих за чертой бедности и весьма «поднявшихся над бедностью». И по мере развития либеральной модели этот социальный разрыв стремительно растёт, снижая численность рождающихся.

 

Благословляя анархию, Уильям Годвин, как настоящий цивилизатор, «до кучи» возненавидел институт семьи, которую называл «сожительством», обличая «очевидное зло, сопровождающее такой образ жизни»,[5] – можно даже не сомневаться в том, что корни целенаправленного разрушения института семьи лежат не в нашем столетии. Неолиберальная волна привела к резкому «обогащению богатых» — даже в странах метрополии. Доля 0,1% самых богатых людей США в национальном доходе выросла за 20 лет в 3 раза. При этом реальная зарплата рабочих упала в США на 13%, а соотношение средней зарплаты топ-менеджера и рабочего в американских корпорациях выросло с 30:1 до 500:1. И хотя советскую систему ломали под предлогом борьбы льготами номенклатуры появление такого сословия и даже касты топ-менеджеров мы наблюдаем и в России, причем даже в государственных корпорациях. В 1980-е годы ХХ века министр энергетики СССР… имел оклад в три раза более высокий, чем у квалифицированного рабочего. А сейчас топ-менеджер, не обладающий никакими созидательными талантами имеет оклад в 500 раз больше такого рабочего[6]. Любой интересующийся вопросом должен был обратить внимание на то, что у всякой программы по уничтожению населения планеты под каким бы соусом это не подавалась как насущная необходимость всегда одни и те же застрельщики, для которых важна не декларируемая, как правило, благородная цель, а метод её достижения, заключающийся в «сокращении численности». Теоретические обоснования уничтожения людей являются только предлогом, как например, в случае с охраной окружающей среды.

В 1954 году Rockefeller Fund стал одним из спонсоров Всемирной конференции по народонаселению в Риме. В 1957 году в Сан-Франциско был учрежден Проблемный комитет (Ad Hoc Committee) по народонаселению, в который вошли стратеги из Совета по народонаселению, Rockefeller Fund, Conservation Foundation Лоренса Рокфеллера, а также ассоциации Planned Parenthood, проповедующей аборты и химическую контрацепцию.


На средства Совета по народонаселению Национальная Академия наук публикует устрашающий доклад «Рост мирового народонаселения». В 1959 году исследования по сокращению населения из-за «ограниченности ресурсов» с одобрения Эйзенхауэра получают государственное финансирование – причем, по линии военного ведомства: их курирует Комитет по военной поддержке под руководством генерала Уильяма Дрейпера. Тот же генерал становится одним из трех соучредителей Комитета по кризису народонаселения (Population Crisis Committee). Итоги деятельности комитетов суммируются в докладе президента Совета по народонаселению Фредерика Осборна, где делается вывод о необходимости сокращения численности бедных стран в силу ограниченности ресурсов. Рокфеллеры подчеркнуто дистанцируются при этом от евгеники как направления, дискредитированного нацизмом. Улучшать население не требуется: его нужно сокращать. Задача прямо увязана с сохранением дикой природы, на котором специализируются структуры Лоренса Рокфеллера.


В то время Рокфеллеры, Маккормики и Меллоны были тремя богатейшими американскими семьями. Что их объединяет?: Рокфеллеров и Маккормиков династический брак Гарольда Маккормик и Эдит Рокфеллер. Все три семейства – воспитанники Карла Густава Юнга, В 1940-х годах Мэри Меллон и ее муж — финансист Пол Меллон — учредили фонды для перевода всех немецких работ Юнга. Оба семейства - спонсоры Маргарет Зангер и последовательно её «Лиги Контроля над рождаемостью» и «Американской Федерации Планирования Семьи». Как и Рокфеллеры, помимо контроля над рождаемостью Меллоны специализируются на экологических программах. Клиентом Mellon Foundation становится National Wildlife Federation (NWF). Глава правления американского филиала NWF Рассел Трэйн – член совета директоров Rockefeller Brothers Foundation. Организация оказалась в первых рядах экологистской кампании в 1970-х гг и прославилась меморандумом Blueprint for the Environment. Этот документ, в частности, рекомендует президенту США ради спасения природы на Земле ввести «официальную программу контроля численности населения», чтобы «показать пример другим нациям», с конечной целью прекращения прироста населения во всем мире», возобновить финансовую поддержку таких международных организаций, как Фонд народонаселния ООН и Международная федерация планирования семьи, внедрить меры по ограничению численности населения во все программы Агентства международного развития, заставить Всемирный банк, Межамериканский банк развития и Азиатский банк развития сделать контроль над численностью населения условием для получения кредитов. Помимо Mellon Foundation NWF получала пожертвования от таких корпораций, как AMOCO, Exxon, Mobil Oil, Dow Chemical, DuPont, Pew Charitable Trusts (наследники Sun Oil, теперь Sun Corp.), а также General Motors, Coca Cola и издательских домов Washington Post и Time. Федерация издает семь журналов, из них один для детей младшего возраста[12].

 
«Человек, пришедший в уже занятый мир, если родители не в состоянии прокормить его или если общество не в состоянии воспользоваться его трудом, не имеет ни малейшего права требовать какого бы то ни было пропитания, и в действительности он лишний на Земле. На великом жизненном пиру для него нет места. Природа повелевает ему удалиться и не замедлит сама привести в исполнение свой приговор, если он не найдет сочувствия нескольких участников пира. Но если они потеснятся, чтобы дать ему место, вскоре появятся новые, требуя для себя той же милости…. Порядок и гармония праздника нарушатся, изобилие, которое господствовало прежде, сменится недостатком, и радость приглашенных будет уничтожена зрелищем нищеты и скудости…»
Томас Мальтус[4]

 

Именно эту мантру «на всех не хватит» будут на все лады повторять перестроечные российские либералы, хотя давно стало понятно, что прогноз иезуитского священника ошибка, потому что еще в 1965 году произошло событие названное демографом, c громким именем Джоэл Коэн – «наиболее важным демографическим событием в истории» темпы роста населения достигли своего пика и затем стали падать. От прироста в 2,1 процента населения каждый год темпы роста мировой популяция упали к 2002 году до 1,2 процента. К 2004 году Подразделение по вопросам народонаселения ООН (UNDP) обнаружили, что в 65 странах, в том числе в 22 развивающихся, коэффициенты фертильности оказались ниже уровня, необходимого для обеспечения долгосрочного выживания населения. Большинство остальных стран, предупреждает Подразделение, вероятно, войдут в эту опасную зону в течение следующих нескольких десятилетий. По данным «низко-вариантной» проекции этого подразделения ООН, исторически наиболее точной, к 2050 году три из каждых четырех стран в менее развитых регионах придут к тому же уровню рождаемости ниже уровня воспроизводства, которая сейчас опустошает население развитых стран. Такое мощное падение рождаемости, предостерегает UNDP, приведет к быстрому старению населения и в развитых и в развивающихся странах. Количество людей старше 65 лет предположительно подскочит от 475 миллионов в 2000 году до 1,46 млрд. в 2050 году, а существующим системам социального обеспечения будет угрожать крах. На острове фантазий о перенаселенности численность населения всегда растет взрывными темпами, но внимательный взгляд на реальный мир раскрывает иную действительность. Беспрецедентное падение рождаемости, начавшееся в послевоенной Европе, в ближайшие десятилетия (поскольку затрагивает все уголки земного шара) коснется Китая, Индии, Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки. Многие страны, особенно в Европе, уже находятся в "смертельной спирали", теряя каждый год значительное количество своего населения. ... [3], но несмотря на заявления Джоэла Коэна уже в 70-х Дж.Форрестер по поручению Римского Клуба ввел понятие «пределы роста», суть которых повторяла концепцию Т.Мальтуса и стала основной аргументацией сторонников уничтожения населения по сей день. Римским клуб стал, вероятно, оттого, что один из его основателей Аурелио Печчеи – итальянский промышленник.
 

  «Железный Занавес СССР – был крепостной стеной, отделяющей социалистическую цивилизацию от капиталистического варварства»
Приходовская Т. М.

 

Динамика темпов отрицательного прироста СССР-РФ совпадает не с «перестройкой», которую показали по телевизору, а с закулисными перестроечными процессами, начавшимися несколько раньше. В 70-х годах от Советского Союза в Римский Клуб командирован Джермен Михайлович Гвишиани. Вскоре его риторика начинает повторять постулаты «пределов роста», означенных Римским Клубом: «Лучше всего определить глобальное p`bmnbeqhe так: это состояние, когда численность населения и фонд капитала остаются неизменными, а между силами, заставляющими их расти или уменьшаться, поддерживается тщательно контролируемый баланс». Для этого, по его мнению, необходимо:

1. Введение идеальных эффективных средств ограничения рождаемости;
2. Ограничить количество детей в семьях (в среднем — не более двух)[7].

 

Не очень понятно, откуда берётся сам Гвишиани, его папа, разжалованный генерал НКВД, мама, назвавшая сына столь странным именем: ДЗЕРжинский-МЕНжинский, возможно бы прояснила происхождение династических браков с единственной дочерью А.Н. Косыгина Людмилой Косыгиной-Гвишиани его, и его сестры, вышедшей замуж за Е.М.Примакова. Когда то Д.М. Гвишиани был начальником международного отдела Государственного Комитета по науке и технике. Одним из его подчиненных был полковник О. Пеньковский, работавший на английскую и американскую разведки. После разоблачения шпиона пострадали все, кто его протежировал, но только не Д.М. Гвишиани. С 1980 г. и до неопределенного времени работал в институте и Е. Гайдар[9].


Очевидно, что тезисы о пределах роста Гвишиани отражают не его идейное мировоззрение, ровно как и очевидно, что Гвишиани не является каким-то заблуждающимся, как впрочем, и Томас Мальтус демографом. Примерно в то же время Гвишиани возглавляет Институт Системных Исследований - Московское отделение Международного Института Прикладных Систем Анализа (IIASA) с центром в Австрии г.Лаксенбург, по злой иронии - бывший родовой замок Габсбургов в Австрии.


С «советской» стороны его создавал и обслуживал Д.М. Гвишиани, с американской О.Хелмер, один из ведущих американских специалистов по прогнозированию. Директором института стал Роджер Э. Левьен, образование бакалавр (инженерное дело), Сворт-морской колледж, 1956 г.; магистр (прикладная математика), Гарвардский университет, 1958 г.; доктор (прикладная математика), с 1962 г: консультант отдела функционирования систем РЭНД Корпорэйшн 1956–1960 гг.; лектор, Калифорнийский университет (линейная алгебра, линейное программирование, теория деловых игр) 1962–1967 гг.; ведущий лектор, Калифорнийский университет (системный анализ) 1969–1970 гг.; адъюнкт-профессор, руководитель отдела внутренних программ, Вашингтонское отделение РЭНД 1970–1975 гг.; с 1975 г. — директор IIASA[9]; умышленно привожу биографию так подробно, в качестве доказательства того, что разговор о необходимости снижения рождаемости не может быть следствием ошибки – не та структура, чтобы так ошибаться.  
 

«Нет необходимости доказывать и то, что война, которую мы ведем, не является больше войной, где используются только вооружение и солдаты, или даже, что они играют преимущественную роль. Это война, в которой экономические и политические факторы приобрели исключительно большое значение и фактически могут быть решающими»
Роуан Гайтер, председатель правления РЭНД Корпорэйшн[9]

 

   Первой по значению фигурой в создании и «Римского Клуба» и Института прикладных системных исследований являлся Солли Цукерман. Первоначальные переговоры по созданию Института прикладных системных исследований(IIASA) проходили в Сасексе и Лондоне в 1968 и 1970 годах, а учреждение института прошло по инициативе и в апартаментах британского Королевского общества в 1972 году[17]. Вместо полного имени Соломон, в историю Цукерман вошел именно как Солли[15] – уроженец ЮАР из состоятельной семьи он с отличием учился на медицинском факультете Кейптаунского университета, продолжил учебу в Йельском. В 1926 году он приехал в Лондон, чтобы продолжить научную работу на базе медицинской школы University College, потом в качестве директора Лондонского королевского парка наблюдал павианов[16], вероятно на почве любви к животным позже он примет участие в деятельности WWF, а в 1971 году – в создании на его базе неформального транснационального «Клуба 1001»[12]. В 1939-м женился на маркизе Джоанн Руфусс Исаакс - дочери замминистра иностранных дел при Черчилле и внучке вице-короля Индии. В период Второй мировой войны выполнял ряд проектов по поручению британского правительства, во время которых по словам Цукермана, он причастился к «жуткой и увлекательной науке о разрушении». 13 мая 1943 года ему была присвоена должность командира звена в Управлении административных и специальных операций Королевских Военно-воздушных сил. Он становиться главным планировщиком британских бомбежек, бомбардировка Дрездена – детище его гения[18]. После войны Цукерман продолжил профессиональную карьеру в Бирмингемском университете, в 1956 он получил «knighthood» и титул «сэр», стал профессором анатомии, однако в 1960 году его привлекли к работе в министерстве обороны в качестве главного научного советника. Так он стал главным планировщиком ядерных бомбардировок и обладателем еще одной секретной должности, которая создавалась под него и была ликвидирована после его смерти. Если вооружившись спиритической доской хорошенько тряхануть дух Сахарного Солли, то возможно мы узнаем из уст этого секретного специалиста по обезьянам, откуда на планете СПИД. В 1971 году Солли становиться пэром и бароном Цукерманом – с биографией типичного английского аристократа, раньше к ней еще добавлялось пиратство, но у Цукермана за пиратство сойдет членство в Йельским студенческом движении «Череп и кости» - символика то одна.






продолжение здесь


 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments