martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Category:

Судьба Николая II/ Мистика или многоходовая политическая игра? Часть 2

Мистика или многоходовая политическая игра? Часть 2 (начало здесь)

 

Март 1905. Попытка отречения.

 

 

Здесь без политики и без небольшого предисловия все же не обойтись.

 

С лета 1904 года – во время войны! – Николай начинает либеральные реформы. Сентябрь-декабрь 1904 года в России напоминали время «горбачевской перестройки» - гласность, широкая критика в печати бюрократии и чиновников, обсуждение реформ, в том числе выборного представительства, всеобщий подъем и ожидания больших перемен. И это все с подачи самого царя. Естественно, в это время сложилась и антилиберализационная партия из старой аристократии и чинов «тайной полиции», которая решила всеми средствами блокировать реформы. И не случайно – в это же время Япония приняла решение в широком масштабе субсидировать «русскую революцию» - было выделено более миллиона долларов на эти цели. Одновременно с японцами начал активно действовать и американский банкир Якоб Шифф, глава банка «Кун, Лоеб и Ко», уступавшего по объемам своих активов только Моргану[1]. Он же был одним из основателей ФРС США. К России же он испытывал искреннюю ненависть[2], активно помогая Японии во время русско-японской войны 1905 г, за что получил два японских ордена. Его заслуга была не только в организации финансовой блокады России, но и в финансировании закупок оружия через своего родственника Льва Троцкого (Бронштейна) для боевиков Петра (Пинхаса) Моисеевича Рутенберга.

 

Японцы же еще в начале 1904 года начинают контакты с лидером «Финляндской партии активного сопротивления» Конни (Конрадом) Циллиакусом (до этого проживавшем в Японии в течение нескольких лет). Он не только с помощью Бориса Савинкова помогает организовывать доставку оружия в Россию, но и выводит на представителей грузинской группировки федералистов-революционеров «Сакартвело» Г.Г. Деканози (Деканозов) и члена масонской ложи и лидера армянской экстремистской организации «Дашнакцутюн» графа И.Лорис-Меликова (российского дипломата в Швеции и Норвегии, племянника министра внутренних дел при Александре III). С помощью которых в 1904 году был разработан план беспорядков на Кавказе.

 

Для координации действий с 30 сентября - по 4 октября 1904 года в Париже на конференцию собираются представители тринадцати революционных организаций России. Среди прочих делегатов члены масонских лож Милюков (будущий глава партии кадетов, министр иностранных дел Временного правительства), Н.Чайковский, возглавлявший в Лондоне «Общество друзей русской свободы», граф Гейден из «Императорского Вольного экономического общества». Формулируется общая цель - замена самодержавия республикой. Провозглашается и «любимый» принцип наших революционеров - самоопределения наций. Все без исключения участники конференции признали полезность поражения  России в войне с Японией.

 

Но дальше начинаются разногласия – не все готовы поддержать всеобщее равноправное голосование в будущей республике. Конференция начинает разваливаться. Единственный, кто пытается ее сохранить… «король провокаторов» Евно Азеф, стараясь, чтобы конференция закончилась общим согласием.

 

20 декабря 1904 года капитулируют русские войска в Порт-Артуре. В среде «передовой интеллигенции» ликование - некоторые даже отправляют телеграммы с поздравлениями японскому императору. С начала января 1905 года в Петербурге забастовали Путиловский завод, Ижорские заводы и военно-морские верфи – т.е. только военные предприятия. Забастовщикам эсеры платили больше, чем за работу. И это были американские и японские деньги.

 

6 января (на Водосвятие), когда царь и свита вышли к Неве на дворцовую набережную, одно из орудий конной батареи с Петропавловки выстрелило картечью – расследование показало, что якобы забыли вынуть картечный заряд из одного из орудий. Картечью посекло хоругви, штандарты, ранило одного из полицейских – по фамилии Романов. Близ Николая на помосте нашли 5 круглых картечных пуль.

 

7 января на адрес царя пришло письмо (фактически – ультиматум) от священника Георгия Гапона, который после увольнения Зубатова возглавил его «Общероссийский рабочий союз», который был полностью лоялен царю. Революционеров и инородцев в него не принимали. Однако с начала января «в виде исключения» в члены союза было принято несколько эсеров во главе с Петром (Пинхасом) Рутенбергом [3]. Царю собирались передать 9 января петицию - целую программу, которую сам Николай и Витте планировали примерно на 20 лет вперед – но в петиции все требовалось выполнить немедленно. 7 и 8 января на совещаниях в Александровском дворце (где с 1901 года постоянно жила царская семья) было принято решение царю в столицу не ехать и петицию никому не принимать – прежде всего потому, что Гапон неожиданно для полиции связался с эсерами-террористами.

 

9-го января 1905 года состоится Кровавое воскресенье - провокация, в результате которой ее организаторы подставили под пули облапошенных рабочих. В конце марта - начале апреля 1905 года в эмиграции развернулась работа по закупке оружия. В Швейцарии было закуплено 25 тыс. винтовок и свыше 4 млн. патронов, в Англии несколько тысяч револьверов. Треть винтовок и чуть более четверти боеприпасов, предполагалось направить в Россию через Черное море, а остальные - на Балтику. Оружие и взрывчатка были перевезены сначала в Роттердам, а затем в Лондон. Там же в Лондоне в апреле 1905 года собирается III съезд ленинской партии большевиков. Задача социал-демократов старая – «свержение ненавистного царизма», средство - вооруженное восстание.

 

14-15-го мая 1905 года в Цусимском сражении уничтожена российская эскадра, но 18-го мая 1905 года правительство Японии обращается к президенту США Теодору Рузвельту с просьбой о посредничестве в деле заключения мира с Россией, понимая, что долгосрочную войну с Россией ей не выиграть. Параллельно 12 мая 1905 года начинается стачка иваново-вознесенских рабочих, продлившаяся 72 дня. 14-го июня 1905 года начинается восстание на броненосце «Потемкин» и следуют одесские беспорядки, революционные сепаратисты пытаются создать и отделить от России Южно-Русскую республику. 20-го июня 1905 года уполномоченным по переговорам с Россией уже официально назначают министр иностранных дел Японии барона Комура Дзютаро.  6-го июля 1905 года глава русской делегации граф Витте отправляется на переговоры в США. И когда сомнений не остается 23-го июля 1905 года заканчивается и ивано-вознесенская стачка...

 

23-го августа 1905 года, мирный договор между Японией и Россией был подписан. Через три дня, 26-го августа пароход с оружием «Джон Графтон» (сопровождаемый Н.Чайковским, П.Рутенбергом, М.Литвиновым (Меир Валлах), Давидом Соскисом и др.) неудачно сел на мель вблизи российских берегов и груз был частично перехвачен.

 

После трагедии «кровавого воскресенья» 9 января Николай был вынужден свернуть начатые было реформы, назначить «ястребов» на силовые министерства. Кстати, очень много вранья до сих пор живо и об этих «ястребах». Например, знаменитая фраза министра внутренних дел Д.Ф.Трепова (один из пяти сыновей Ф.Ф.Трепова, на которого покушалась Вера Засулич) – фраза «патронов не жалеть». Осенью 1905 года, когда в Москве начались вооруженные столкновения, Трепов издал по Санкт-Петербургу накануне демонстрации приказ: «Холостыми не стрелять, патронов не жалеть». Он визировал этот приказ (для публикации) у начальника канцелярии Двора Мосолова, и тот сказал: «Вы понимаете, что с завтрашнего дня вас будут звать «генерал патронов не жалеть»?». Трепов ему ответил: «Понимаю. Пусть так зовут, зато завтра в городе не будет крови». И действительно, в Петербурге большой крови не было, а та демонстрация прошла вообще без выстрелов.

 

Между тем, перед самым «пиком революции» в конце 1905 года  эсеровская «Революционная Россия» и социал-демократическая «Искра» одновременно…  закрываются в октябре, поскольку 1 октября Николай уже ратифицировал Портсмутский договор… Поэтому зарубежное финансирование революции прекращается, а московские события идут уже по инерции – поскольку сюда оружие уже дошло (кроме «Джона Графтона» были и другие транспорты).

 

Прекращение финансирования не может остановить самих революционеров, которые с 1906 по 1908 года начинают волну экспроприаций. Всего боевые группы разных партий совершили более 3000 нападений, экспроприировав суммарно около 7 млн. рублей (по современному курсу приблизительно $210 млн), но революционная волна все равно пошла на убыль.  Представьте, сколько денег выделялось спонсорами до конца 1905 года…  Собственно, Шифф хвастался, что всего революционерам он выделили 21 млн. долларов ($800 млн на сегодня)[2].

 

Происходит и еще одна «странная транформация» – «с 1906 г. в "тактике" Азефа произошел неожиданный и резкий перелом. Почти все террористические покушения стали неизменно проваливаться, и если некоторые удавались, то только благодаря необыкновенным стечениям обстоятельств, совершенно ускользающим от человеческого предвидения и против которых оказывались бессильными все полицейские ухищрения».

 

Позднее Ленин скажет - «Революция 1905 года - это репетиция».  Зато в 1907 году проваливается попытка взорвать в Одессе зафрахтованный германский пароход «Григорий Мерк», на котором, «малороссы, немцы-колонисты, евреи, греки и лица других национальностей» эмигрируют в Соединенные Штаты. Подчерк нападавших характерен для профессиональных девирсантов - первая попытка положить вражду между кузенами «Вилли» и «Ники»…  (Нужно отметить, что попытки диверсий вокруг теплохода проходили не единожды).

 

 

Однако, ближе к теме. После убийства в феврале эсером Каляевым в Москве Великого князя Сергея Александровича (Азеф среди организаторов), дяди Николая, мужа сестры Александры – первое убийство родственника – он встречается со старцем Варнавой из Гефсиманского скита Троице-Сергиевой лавры. Это также был известный всей России старец, к которому ходили тысячи людей.

 

Все эти события подвигли Николая принять кардинальное решение, видимо, ставшее центральным в его судьбе. Так в марте 1905 года он принял решение отречься от престола и уйти в монахи, с перспективой стать Патриархом РПЦ. В РПЦ была влиятельная группа сторонников восстановления независимости Церкви от государства и восстановления патриаршества, в которую входили, в частности, митрополиты Петербургский (Антоний Вадковский), Московский, Киевский и другие, а также заместитель обер-прокурора Св.Синода Владимир Карлович Саблер. Они добились приема у Николая. Видимо, встреча была где-то 13 или 24 марта 1905 года. Эта встреча описана в книге С.Нилуса «На берегу Божией реки», когда неожиданно для них Николай с ходу поддержал идею Патриаршества и спросил их, наметили ли они кандидатуру патриарха. Они еще не обсуждали это. Тогда Николай предложил им свою кандидатуру: он отрекается от престола в пользу Цесаревича Алексея, при регентстве Александры Федоровны и своего брата Михаила, уходит в монахи и затем предлагает себя в патриархи. Предложение было настолько неожиданно для синодалов – и каждый из них имел свои планы на этот счет – что они промолчали. Молчание затянулось. Николай оглядел их пристальным негодующим взором, молча поклонился, развернулся и вышел...

 

С тех пор между ним и РПЦ пробежала тень. Вот после этого и появился Григорий Распутин. Но это уже отдельная тема.

 

 

5. 1907г. Вторая встреча с Луисом Хамоном.

 

Летом 1907 года Луис Хамон приехал по своим делам в Петербург. Он был знаком еще до этого с министром иностранных дел России Александром Петровичем Извольским, который заказал ему свой гороскоп. В своих воспоминаниях Кайро его полностью не приводит, но пишет, что он предсказал ему уход с поста в 1910 году, новый подъем на 1914-1917гг в связи с новой войной, гораздо более ужасной для всего мира и особенно для России, а после 1917 года – потерю состояния и вообще всего.

 

Извольский сообщил об этом предсказании (насчет войны) Николаю. Николай пожелал встретиться с Кайро. Видимо, в начале августа 1907 года Извольский отвез Кайро в Петергоф, к Царю. В упомянутых выше мемуарах Кайро об этой встрече есть много интересных подробностей. Кайро узнал в императоре того самого джентльмена, который посетил его в Лондоне (в Оксфорде) в сентябре 1896 года. Николай беседовал с Кайро наедине несколько часов. Кайро пишет, что он при нем исследовал два гороскопа близких ему людей – и все тот же 1917 год был роковой чертой, за которой было падение, потеря всего и смерть.

 

Из воспоминаний Луиса Хамона (Кайро): «Я понял, что он знал, что был обреченным монархом. Но я был поражен тем спокойствием, с которым он выслушал мое заключение. Он просто сказал мне: «Кайро, я глубоко удовлетворен беседой с вами. Я восхищаюсь методами и способом, которым вы достигаете свои заключения»».

 

Вероятно, Николай II просил его поставить гороскопы и дать предсказания жене и сыну-наследнику. Но Луис Хамон не пишет точно, что он предсказал им – он обещал Николаю никогда не рассказывать об этом.

 

 

Выводы.

 

Множество документальных свидетельств, воспоминаний близких царской семье людей и свиты, иностранных послов в России подтверждают, что с 1903 года в душе Николая произошел какой-то надлом. Он стал фаталистом, и не раз повторял в критические минуты ответственных решений или тогда, когда что-то угрожало его жизни (как после покушения на него во время Водосвятия 6 января 1905 года), что он склоняется перед волей Божьей, но за себя и свою семью ничего не боится до 1918 года, а лишь молится о судьбе России, и готов принести себя в жертву ради нее... Наверное, всем этим объясняется дальнейшее его так называемое «слабоволие» и само как будто «безропотное отречение» 2 (15) марта 1917 года. Многие современники, близко общавшиеся с царской семьей, отмечали также, что Николай был как бы совершенно равнодушен к разным крупным событиям, как внутренним, так и международным, даже неожиданным для всех окружающих… Вероятно, это спокойствие также можно объяснить, исходя из всего вышесказанного.

 

При этом, однако, необходимо подчеркнуть несколько вещей:

 

1. Многие современные историки, писатели и публицисты все же отмечают, что Николай не был слабовольным человеком. Он был очень хорошо воспитан – Витте, отнюдь не испытывавший к царю теплых чувств, писал, что не встречал более воспитанного человека – именно это многие принимали за слабоволие. Николай II был мягок внешне, но целеустремлен и упрям. Хотя бы один пример: вопреки яростному сопротивлению всех своих министров и «общественному мнению» он в августе 1915 принял решение лично возглавить отступающую и терпящую военную катастрофу армию – и к концу 1917 года под его командованиям были преодолены все проблемы, как военные, так и снабжения армии. Фронты были стабильны, а военные потери были многократно меньше, чем в первый год войны. Обо всем этом писал, например, Уинстон Черчилль. Отметим также, что фактически именно ради сохранения стабильности и спокойствия армии, ради грядущей победы – как уверяли его в Пскове почти все военачальники - он и отрекся от Престола в марте 1917-го (или согласился с тем, что было названо «отречением»).

 

2. До сих пор в вину Николаю II ставят абсолютно все неудачи и трагедии, случившиеся во время его царствования. Да, Государь отвечает за все, что происходит в стране. Но почти никто не ставит ему в заслугу и все достижения - в его планы входило и введение всеобщего среднего образования, и строительство Днепрогэса… Всю гражданскую войну в России НИЧЕГО не производилось: все – и белые, и красные, и весь народ – жили запасами царской империи…

 

3. Возможно, Николай II был единственным в истории Императором, который знал свою судьбу и знал год своей гибели (и гибели всей своей семьи). Несколько раз он пытался переломить судьбу, и особенно решительным образом в марте 1905 года, но не смог. Вся вторая половина его царствования (после марта 1905 года) прошла под невидимым более никому (кроме Александры Федоровны) знаком этих роковых пророчеств. Именно этим мистическим знанием, а не «слабостью» объясняются многие факты его царствования и жизни Царской семьи. Николай Александрович и Александра Феодоровна делали что должно, но знали что будет… Конечно, они не избежали ошибок. Вышесказанное позволяет взглянуть на их жизнь и судьбу более объективно.

 

При этом все же стоит рассматривать еще одну версию про вышеуказанные предсказания, далекую от мистики.

 

продолжение здесь

_______________

[1] который на самом деле владел лишь 20% капитала, остальное принадлежало семье Ротшильдов. С последними семейство Шиффов были практически одной семьей и делили один дом во Франфурте в дни основателя династии Майера Амшля.

 

[2] По данным французской разведки, только через Шиффа российские революционеры в 1915-17 гг. получили на подрывную работу не менее 12 млн долларов ($350 миллионов в пересчёте на 2007 год). Сам Шифф хвастался перед смертью, что он «потратил $21 миллион, чтоб низвергнуть русского царя» ($800 миллионов на сегодня). Среди его «содержантов» были и такие персоны, как Лев Троцкий (родственник Шиффа) и Николай Бухарин. Нет подтвержденных данных, что среди них был Яков Свердлов - зато его брат Вениамин находился в нью-йоркском офисе «Куна и Лоеба».

 

Якоб Шифф (Jacob Schiff) из Kuhn, Loeb & Co. участвовал в создании Совета по Международным Отношениям (Council on Foreign Relations, CFR) перед самой своей смертью в 1920-м году в качестве сателлитной структуры Круглого Стола Ротшильда в Великобритании и, уже через год, СМО был непосредственно основан акторами Ротшильда – Бернардом Барухом (Bernard Baruch) и «полковником» Эдвардом Манделлем Хаусом (известна фраза из его дневника, сделанная в конце Первой Мировой - «…остальной мир будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мире будут четыре России. Одна — Сибирь, а остальные — поделенная европейская часть страны»). В финансировании участвовали Морган, Рокфеллер, Отто Канн и Пол Варбург. Барух и Хаус лично присматривали за президентом Вудро Вильсоном, когда тот повёл США пожинать плоды Первой Мировой, в которой британские Ротшильды одалживали деньги британцам, французские Ротшильды – французам, а немецкие Ротшильды – немцам.

 

Шифф так же был среди основателей Национального Движения Цветных Граждан ( National Advancement for the Association of Coloured People – NAACP), как часть ротшильдской стратегии сталкивания между собой различные расы и сегменты общества, чтобы разделять и властвовать. Говард Захар пишет в «Истории Евреев в Америке»: «В 1914-м году Профессор Эмеритус Джоэль Спингарн  из Колумбийского Университета стал председателем NAACP и набрал в его Совет таких еврейских лидеров как Якоб Шифф, Якоб Билликопф и раввин Стивен Уайз». Список членов Совета также включал Юлиуса Розенталя, Лилиан Вальд и раввина Эмиля Г.Хирша, в то время как лишь к 1920-му году в NAACP почувствовали уместным назначить себе первого чернокожего президента – Джеймса Велдона Джонсона. Ротшильды продолжили манипулирование, создавая и контролируя организации якобы благотворительные в отношении чернокожего и других меньшинств. На которые им по большому счёту наплевать. «Лидеры движения за гражданские права», такие как Джесси Джексон и Ал Шарптон - лишь пара единиц активов такого рода, находящихся на службе у Ротшильда. Плюс, конечно – Барак Обама.

 

 

[3] Банда боевиков (прошедших обучение в Японии на деньги Шиффа), которую возглавил Рутенберг, для конспирации называлась «дружиной Путиловских рабочих», а Рутенберг для конспирации назывался «инженером Путиловского завода». Рутенберг учитель и друг Гапона, принуждённый через два года удавить его, писал от его лица Гапона воззвание к рабочим, которое начиналось словами: «Братья, спаянные кровью»... Это всё рассказывает Горький в главе о Савве Морозове «Книги о русских людях». Позже, заметая следы, Рутенберг убьет Гапона, и бежит в Европу, в 1917 вернется и  возглавит полицию Петрограда при Керенском, в 1918 отбудет в Палестину, став одним из основателей сионистского движения...


В 1909 боевики готовились на острове Капри (месте обитания Пешкова-Горького) и
в Болоньи. А в 1917 новая партия «либерализаторов» во главе с Троцким и Зиновьевым (Апфельбаумом), сопровождаемые тремя сотнями обитателей нью-йоркского гетто, включая Моисея Урицкого и Моисея Володарского (Гольдштейна), на пароходе, гружённом новым  оружием, были задержаны в канадском Галифаксе. Но президент Вильсон, ведомый своим помощником Симоном Вольфом, Верховным судьей Луи Брандисом, и спонсорами-кукловодами - Бернардом Барухом, Шиффом и другими основателями ФРС, «сказал своё веское слово» – и они доплывут по месту назначения. Этой же компании «либеральное» правительство России, оказавшееся «временным», спокойно позволило прибыть в страну...

 




 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments