martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Точка в деле убийства Царской семьи еще не поставлена

Точка в деле убийства Царской семьи еще не поставлена

 

«Действие Зла упорно, непримиримо и скрытно, очень редко раскрывается, благодаря трагическому происшествию, подобному убийству Царя, но человечество, плохо или совсем не предупрежденное, поглощено своими интересами, своими вожделениями, своими удовольствиями и не придает веры предупреждающему «мене, текел, фарес». Зло – неутомимый работник, продолжает разставлять свои сети, изменять соблазны, предназначенные для жадного и слепого человечества, и близок день, когда оно рассчитывает преградить человеку последний выход. Но есть спасение! Оно единственное. Оно кроется не в силе оружия, не в пролитой крови, потоки коей лишь служат пищей Злу. Спасение является в виде победы в деле борьбы духа, в коей щит – это Церковь Христова, а меч – Святой Крест нашего Спасителя. И темныя силы разсеятся, и Свет победит».

Энель (М.В. Скарятин), «Жертва»

 

 

В конце августа нынешнего года Басманный суд Москвы постановил отменить решение о прекращении следствия по делу об убийстве Царской семьи. Тем самым он частично удовлетворил жалобу адвоката Германа Лукьянова, обязав следователя исправить формулировку оценки смерти членов семьи Николая II.

 

Напомним, что в 2008 году Президиум Верховного суда РФ принял решение о реабилитации членов царской семьи, в котором указывалось, что в отношении Романовых не совершалось какое-либо уголовное преступление, а расстреляны они были от имени государства. Затем в январе 2009 года Следственный комитет при Прокуратуре РФ прекратил уголовное дело по факту гибели членов царской семьи в связи со смертью лиц, совершивших умышленное убийство. Причем следователь СКП Владимир Соловьев, который фактически занимался делом об убийстве Царской семьи, выступил с достаточно странным заявлением. По его мнению, Император Николай II был расстрелян по приговору президиума Уральского Облсовета - и поэтому может считаться незаконно репрессированным и подлежать реабилитации. Что же до членов его семьи и слуг, то, поскольку в их отношении никакого приговора никто не выносил, то налицо акт обыкновенного уголовного убийства и о реабилитации речь не идет.

 

С такой позицией следствия не согласились члены Дома Романовых, опротестовавшие позицию Следственного комитета в суде. Судья Артур Карпов пришел к выводу, что Президиум Верховного суда в своем решении о реабилитации членов семьи Романовых «не отделил Царя от членов его семьи» и установил, что все они погибли в результате расстрела от имени государства.

 

В Российском Доме Романовых выразили удовлетворение решением Басманного суда. «Это большая правовая победа тех, кто дорожит исторической памятью», - заявил директор канцелярии Дома Романовых Александр Закатов. По его словам, глава Дома Романовых великая княгиня Мария Владимировна о решении суда проинформирована. «Расследование уголовного дела должно быть возобновлено, или должно быть принято решение о приведении всех документов в соответствие с решением Президиума Верховного Суда, который признал Николая II и его семью жертвами политических репрессий», - сказал Закатов. Решение суда о признании незаконным прекращения расследования уголовного дела удовлетворяет дом Романовых... 

 

Однако следствие в лице старшего криминалиста Главного управления криминалистики СК при прокуратуре РФ В.Соловьева продолжает не только настаивать на прежних своих выводах, но и делает еще более интересные умозаключения, фактически снимая ответственность за это убийство с председателя СНК Ленина и председателя ВЦИК Якова Свердлова (Розенфельда), и пытается представить расправу с Царской семьей «инициативой на местах». Как сообщало радио «Голос России», «Следственный комитет при генеральной прокуратуре России опроверг информацию о том, что санкцию на расстрел в 1918-м в Екатеринбурге царской семьи дали Владимир Ленин и Яков Свердлов».

 

Соловьев рассказал радио, что «еще с февраля 1918 года прорабатывался вопрос об организации суда над Николаем Вторым. Суд должен был стать публичным, всероссийским, главным обвинителем предполагалось сделать Троцкого. И планы провести этот суд не получились». Он же настаивает, что последнего российского императора с семьей казнили по решению Уралсовета - высшего органа Советской власти в регионе - без санкции Ленина, Свердлова или кого-либо из высшего советского руководства в Кремле.

 

«В начале июля 1918 года военный комиссар Урала Филипп Голощёкин (Шая Исаакович Фрам- прим.м09) отправился в Москву, где имел встречу с Лениным и Свердловым. Он сказал, что в связи с приближением к Екатеринбургу белогвардейцев возникла опасность того, что царская семья будет захвачена и предложил, не дожидаясь суда, расстрелять Николая Второго. Ответ Ленина был категорическим и отрицательным», сказал Соловьев.

 

Последнее согласование Уралсовет, утверждает следователь, пытался сделать только в отношении Николая II вечером 16 июля 1918 года. Пытались согласовать, но телеграмма пришла на имя Ленина и Свердлова тогда, когда уже невозможно было доложить и принять какое-то решение до расстрела.

 

Очевидно, речь идет о направленной руководством Уралсовета 16 июля телеграмме по прямому проводу в Петроград - Г. Е. Зиновьеву (Овсей-Герш Аронович Радомысльский). Дело в том, что в 1918 году прямого телеграфного сообщения между Екатеринбургом и Москвой еще не было - связь шла только через бывшую столицу, Петроград. Поэтому Зиновьев по окончании разговора с Екатеринбургом сразу телеграфировал в Москву:

 

«Из Петрограда. Смольного. В Москву, Кремль, Свердлову, копия Ленину. Из Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее: сообщите [в] Москву, что условленного с Филипповым суда по военным обстоятельствам не терпит отлагательства. Ждать не можем. Если ваши мнения противоположны, сейчас же, вне всякой очереди сообщить. Голощёкин, Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с Екатеринбургом. Зиновьев. Пометка: Принято 16.7.1918 г. в 21 час 22 минуты из Петрограда Смольного 14 22 8».

 

Подлинника телеграммы в архивах не сохранилось, и ее цитируют по публикации А.Н. Авдонина «Тайна Старой Коптяковской дороги». Таким образом, телеграмма (если она действительно существовала) была получена в Москве 16 июля в 21 час 22 минуты. Фраза «условленный с Филипповым суд» служила кодовым обозначением решения об убийстве Романовых, о котором условился Голощёкин (Фрам) во время своего пребывания в столице. Однако, если, как утверждает Соловьев, в начале июля Ленин категорически запретил расправу над царем уральским товарищам - то почему же уже 12 июля Уралсовет принял решение о расстреле, а в этой телеграмме лишь фактически извещал московское руководство о своем уже принятом по «военным обстоятельствам» решении?

 

К тому же заявление Соловьева, казалось бы, противоречит свидетельству Льва Троцкого (Бронштейна):

 

«Следующий мой приезд в Москву выпал уже после падения Екатеринбурга. В разговоре со Свердловым я спросил мимоходом:

- Да, а где царь?
- Кончено, - ответил он, - расстрелян.
- А семья где?
- И семья с ним.
- Все? - спросил я, по-видимому, с оттенком удивления.
- Все, - ответил Свердлов, - а что?
Он ждал моей реакции. Я ничего не ответил.
- А кто решал? - спросил я.
- Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять нам им живого знамени, особенно в нынешних трудных условиях
».

 

Однако Соловьев доказывает, что в протоколе заседания Совнаркома, на котором Свердлов сообщил о решении Уралсовета по поводу расстрела царской семьи, среди присутствовавших фигурирует фамилия Троцкого. Это противоречит его воспоминаниям о разговоре «после приезда с фронта» со Свердловым о Ленине. К тому же Троцкий, как считает Соловьев, сам мечтавший покрасоваться на открытом суде в роли главного обвинителя, был разочарован, что не получил такой «исторической роли», и поэтому не может быть объективным свидетелем.

 

Жена Свердлова так рассказывает об этих событиях:

 

«Яков Михайлович вернулся домой под утро, уже светало. Он сказал, что задержался на заседании Совнаркома, где, между прочим, информировал членов СНК о последних известиях, полученных им из Екатеринбурга.

- Ты не слыхала? - спросил Яков Михайлович. - Ведь уральцы расстреляли Николая Романова.

Я, конечно, ничего еще не слыхала. Сообщение из Екатеринбурга было получено только днем. Положение в Екатеринбурге было тревожное: к городу подступали белочехи, зашевелилась местная контрреволюция. Уральский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, получив сведения, что готовится побег Николая Романова, содержавшегося под стражей в Екатеринбурге, вынес постановление расстрелять бывшего царя и тут же привел свой приговор в исполнение.

Яков Михайлович, получив сообщение из Екатеринбурга, доложил о решении облсовета Президиуму ВЦИК, который одобрил постановление Уральского областного Совета, а затем информировал Совет Народных Комиссаров...

Свердлов подошел, наклонился к Ильичу и что-то сказал.

- Товарищи, Свердлов просит слово для сообщения.
- Я должен сказать, - начал Свердлов обычным своим тоном, - получено сообщение, что в Екатеринбурге по постановлению областного Совета расстрелян Николай… Николай хотел бежать. Чехословаки подступали. Президиум ЦИК постановил одобрить…
- Перейдем теперь к постатейному чтению проекта, - предложил Ильич…
».

 

Любопытно, однако, последнее сообщение из Екатеринбурга, как свидетельствует Свердлова, было только днем. А телеграмма о решении Уралсовета о расстреле безнадежно запоздала (хотя решение о нем приняли четырьмя днями ранее), чтобы по ней было принять какие-то меры по его отмене, но вполне вовремя, чтобы огласить ее на Совнаркоме. Все это, по мнению Соловьева, результат чрезмерного радикализма местных органов советской власти. В интервью различным СМИ он рассказывал, что с Царем пытались еще весной 1918 года расправиться то омские, то тюменские красногвардейцы, а когда было принято решение о переезде Царской семьи из Тобольска в Екатеринбург, именно уральские красногвардейцы получили инструкцию доставить «груз» живыми или мертвыми, и второе - предпочтительней. Расправу тогда, по версии Соловьева, предотвратило вмешательство представителя центральной власти комиссара Мячина-Яковлева, прибывшего по поручению Дзержинского с отрядом охранять Царскую семью. Причем ретивые уральцы якобы собирались заодно перебить и его отряд.

 

Кроме того, по утверждению Соловьева, и сам Ленин будто был не склонен спешить с расправой над Царской семьей - хотя бы потому, что Александра Федоровна и царские дети были родственниками кайзера Вильгельма II, с которым портить отношения правительству большевиков было совсем не с руки - особенно вскоре после убийства немецкого посла Мирбаха. Кстати, это вполне согласуется с таким свидетельством, которое приводит Николай Соколов, проводивший расследование убийства Царской семьи по поручению правительства адмирала Колчака.

 

Следователь Соколов оставил еще и такое свидетельство. В июне 1921 года он беседовал в Берлине с Вальтером Бартельсом, который был в июле 1918 года консулом в Москве. Вот, что записал об этой встречи Соколов:

 

«Он, Бартельс, со времени возникновения большевистской власти в России, находился сначала в Петрограде, а потом в Москве в качестве германского консула. Ему положительно известно, что за несколько времени до убийства Мирбаха между королем Испании и императором Вильгельмом происходили через специальных курьеров совершенно секретные переговоры, имевшие в виду спасение русского Царя и Его Семьи. В результате этих переговоров через графа Мирбаха последовало требование к Ленину об освобождении Государя Императора и Его Семьи. Ему, Бартельсу, положительно известно, что Лениным было собрано специальное заседание «комиссаров», в котором большинство комиссаров примкнуло к точке зрения Ленина о возможности освобождения Государя Императора и Его Семьи. Такому решению большинства воспротивилась другая партия во главе со Свердловым. […] Г. Бартельсу известно, что после того, как состоялось решение комиссаров, враждебная этому решению партия тайно отправила своих людей в Екатеринбург, и там произошло убийство Царя и Его Семьи». Эти показания Бартельса тем более правдоподобны, так как он в московском консульстве отвечал за разведработу и связь с агентурой.

 

Однако, похоже, свои планы были у Якова Свердлова, которого у нас по инерции считают просто верным ленинским соратником, забывая, что по уровню своих амбиций он не уступал тем же Ленину и Троцкому. И зачастую вел весьма самостоятельные игры. Вот еще одно интересное свидетельство тех дней - бывшего сотрудника Дзержинского, ставшего впоследствии перебежчиком, Владимира Орлова:

 

«В июле 1918 года, когда я опрашивал агентов в здании ЧК, посыльный принес телеграмму, адресованную Дзержинскому, который находился рядом со мной. Он быстро прочитал ее, побледнел, как смерть, вскочил на ноги и воскликнул: «Опять они действуют, не посоветовавшись со мной!» – и бросился из комнаты. Что случилось?..

На следующий день мы узнали новость. Императорская семья была расстреляна без ведома ЧК! Самовольно, по указанию Свердлова и кого-то из высших бонз в Центральном Комитете коммунистической партии…»

 

И Орлов делает вывод: «По общему мнению, сложившемуся в ЧК, в Революционном Трибунале и в Кремле, решение об убийстве было принято единолично и реализовано собственной властью Свердлова. Он осуществил подготовку втайне от товарищей и только после казни поставил их перед свершившимся фактом».

 

А почему цареубийство вызвало такой переполох в ВЧК, понять тоже нетрудно. Это преступление на самом деле было иррациональным с политической точки зрения. Во-первых, в сложной для большевиков обстановке лета 1918 года Романовы были гораздо полезнее для них живыми - в качестве заложников. Это была лишняя козырная карта для торга с теми же англичанами, французами, немцами. Во-вторых, официальная версия убийства не выдерживала критики. Чехи и белогвардейцы находились еще довольно далеко. Экзекуция совершилась в ночь на 17 июля, а Екатеринбург пал только в августе. В конце концов, ничто не мешало эвакуировать царскую семью - дорога на Пермь и Вятку оставалась свободной. В-третьих, наступали на Урал отнюдь не монархисты, а революционеры-учредиловцы. Они боялись монархии даже сильнее, чем большевиков. И никаким идейным, объединяющим знаменем царь для них стать не мог. Если бы даже он и попал в их руки, Романовых мог ждать только новый арест. Эсеровское правительство потом даже колебалось, назначать ли следствие по делу о цареубийстве - не будет ли это слишком «контрреволюционно»?

 

Надо сказать, что Яков Свердлов вел свою собственную игру. Он был личностью незаурядной - в отличие от Троцкого, Зиновьева, Ленина и Бухарина, - не только умел пописывать статейки и выступать с речами, но и был талантливым организатором, не чуждавшимся и черновой работы. Неплохо проявил себя в подполье, в том числе и в планировании и осуществлении пресловутых «экспроприаций». Внес непосредственный вклад в организацию Октябрьского переворота, в разгон Учредительного собрания. Сумел превратить Съезд Советов и ВЦИК из хаотического митинга в подконтрольный большевикам аппарат по штамповке нужных им декретов. Подмял под себя Советы и их исполкомы на местах, расставлял всюду своих людей. А Екатеринбург и Уралсовет вообще были укомплектованы его старыми товарищами еще по революции 1905 года.

 

Историк В.Шамбаров так пишет про екатеринбургское советское руководство: «Уральский областной Совет. Председателем его был Белобородов, в руководство входили Голощекин, Войков, Сафаров, Дидковский, Сыромолотов, Юровский, Быков, Жилинский, Чуцкаев. В своей книге О.А. Платонов сообщает: "Работая в уральских архивах и фондах музеев, я просмотрел десятки дел лиц, так или иначе причастных к убийству Царской семьи, и вскоре выявил важную закономерность. Все организаторы и ключевые исполнители убийства были боевиками боевой организации РСДРП, возникшей на Урале в конце 1905 – начале 1906 года под руководством Я.М. Свердлова».

 

Подметим: кроме троих – Голощекина (Фрама), Войкова (Вайнера) и Сафарова (Вольдина). Хотя и они были направленцами Якова Михайловича, а Голощекин – его, так сказать, персональным и полномочным послом. Должности они занимали разные – то комиссара продовольствия, то юстиции, то снабжения, то по безработице. Это роли не играло. Они были здешней властью, и этим все сказано. А Урал, таким образом, стал личной «епархией» Свердлова.

      

Яков Свердлов (Розенфельд)    Янкель Юровский                     Голощекин (Шая Фрам)       Петр Войков (Пинхус Вайнер)

(Юровский лично руководил расстрелом, добивал выстрелами в голову и обыскивал тела. Войков участвовал в расстреле, добивал выстрелами в голову, доставал топоры и серную кислоту для уничтожения тел)



Так что заявления В.Соловьева о том, что раз нет документов, подтверждающих прямое участи Свердлова, то и претензий к нему быть не может, наивно. Ясно, что люди с их опытом конспирации и подполья могли запросто обходиться и без письменных директив. Но такую «самодеятельность», как убийство царя и всей его семьи без разрешения «шефа», они вряд ли могли себе позволить. К тому же им и так предстояло неприятное разбирательство с московским начальством об обстоятельствах падения Советской власти на Урале.

 

Но кое-какие следы все же остались - их нашел еще в 1919 году следователь Соколов, когда вел расследование убийства Царской семьи. Соловьев, кстати, уважительно отзывается об этой работе, однако некоторые его материалы считает недоказуемыми. К примеру, Соколовым была найдена зашифрованная телеграмма (ключом к дешифровке послужило слово «Екатеринбург»), отправленная екатеринбургскими большевиками (комиссаром Белобородовым) своему руководству: «Передайте Свердлову что все семейство постигла та же участ что и главу оффициально семия погибнет при евакуации» (орфография сохранена).

 

Позже в газете «Белградский вестник» была помещена статья «Кто убил Царскую Семью?». Вот часть текста этой статьи:

 

«Когда большевики и местный Совдеп при приближении белых вынуждены были спешно покинуть Екатеринбург, то впопыхах они оставили на телеграфе телеграфные ленты зашифрованных переговоров по прямому проводу между евреем Свердловым и Янкелем Юровским (Екатеринбург).

 

Ленты эти вместе с другими следственными материалами попали в руки следователя по особо важным делам Н.А. Соколова, проводившего следствие об убийстве Царской Семьи по приказанию адмирала Колчака. Расшифровать эти ленты Н.А. Соколову удалось лишь в 1922 году в Париже при помощи специалиста по разборке шифров. Среди этих телеграфных лент оказались ленты исключительной важности, касающиеся именно убийства Царской Семьи. Содержание их было следующее.

 

Свердлов вызывает к аппарату Юровского, сообщает ему, что на его донесении в Америку об опасности захвата Царской Семьи белогвардейцами или немцами последовал приказ, подписанный Шиффом, о «необходимости ликвидировать всю Семью».

 

Приказ этот был передан в Москву через Американскую миссию, находившуюся тогда в Вологде, равно как через нее передавались в Америку и донесения Свердлова. Свердлов подчеркивал в своем разговоре по прямому проводу, что никому другому, кроме Свердлова, обо всем этом неизвестно и что он в таком же порядке передает приказание «свыше» ему, Юровскому, для исполнения. Юровский, по-видимому, не решался сразу привести в исполнение этот приказ. На следующий день он вызывает к аппарату Свердлова и высказывает мнение о необходимости убийства лишь Главы Семьи, последнюю же он предлагал эвакуировать.

 

Свердлов снова категорически подтверждает приказание убить всю Семью, выполнение этого приказа ставит под личную ответственность Юровского. Последний на следующий день выполняет приказ, донеся Свердлову по прямому проводу об убийстве всей Семьи. После этого Свердлов сообщил об этом ЦИКу, поставив последний перед свершившимся фактом.

 

Все эти данные, не вошедшие в книгу Соколова об убийстве Царской Семьи, были лично сообщены Соколовым в октябре 1924 года, то есть за месяц до внезапной своей смерти, его другу».

 

Олег Платонов выяснил и личность этого друга, и то, что он сам видел и телеграфные ленты, и расшифрованный текст. Любопытно также, что скончался Соколов накануне намеченной им поездки в США, где должен был выступать на стороне Генри Форда против банковского дома «Кун и Лоеб», которым заправлял Яков Шифф.

 

продолжение здесь


 



 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments