martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Category:

Нео-этатизм. Между Сциллой и Харибдой. Высокий Коммунитаризм, как Русская Идея. Часть 3

Высокий Коммунитаризм, как Русская Идея.  Часть 3 (начало здесь)

 

«…дебаты между капитализмом и социализмом закончены – у нас будут оба»

Ховард Дин, губернатор Вермонта

 

(видимо, слишком долго там жил Солженицын…)

 

  

Разновидности коммунитаризма

 

Сегодня в западной социальной мысли можно выделить шесть аспектов рассмотрения сообществ (Роберт Бут Фаулер): 

 

 

1. Сообщество как партисипативная демократия (основы изложены Ж.-Ж.Руссо). В основе этого подхода лежит классический принцип «высокой» гражданственности, означающий активное участие в управлении сообществом, которая противопоставляется преобладающей «низкой» гражданственности, предполагающей лишь соблюдение гражданами правовых норм.

 

Развитию «высокой» гражданственности способствуют в первую очередь прямое самоуправление на местном уровне, которое способствует достижению общих целей, самоуважению и гражданской гордости. Участие в управлении на местном уровне улучшит качество национальной политической жизни, привлекая к работе на благо сообщества более ответственных личностей с сильно развитым чувством гражданского долга.

 

2. Сообщество как «республика добродетели». С конца 60-х, когда дальнейшая социализация в рамках «государства всеобщего благосостояния» полностью бы лишала капиталистическую элиту ее базиса, в теории государственного управления, переживающего кризис политической и интеллектуальной идентичности, стали проявляться коммунитарные идеи.

 

Сторонники гражданской республики в основном заняты поиском оптимальных моделей политического и административного руководства, а также усовершенствованием политических институтов на местном и государственном уровнях. Их особенно интересует анализ наиболее влиятельных политических и экономических структур, так как они оказывают ощутимое воздействие на современное общество. 

 

3. Сообщество как объединение людей, связанных общими корнями -  институты, семьи, школы, церкви, причем особо подчеркивается значение семьи и традиций. Выражается озабоченность по поводу распада семьи в современном обществе, так как она в большей степени, чем другие институты, способствует воспитанию добродетели. Сохранение традиций в рамках данных институтов считается более эффективным средством совершенствования личности, чем участие в политической жизни.

 

Идеи развивали А. Макинтайр и А. Блум (исследовавший, в частности, последствия деятельности Франкфуртской школы), призывали к возвращению классического образования, традиционных религиозных практик и семейных нравов.

 

Другие сторонники данной теории не заинтересованы в традиции, некоторые из них призывают к отказу от патриархальных аспектов семьи и общины. Работа Амитаи Этциони «Дух общности: права, обязанности и программа коммунитаризма» стала манифестом «нового коммунитаризма». Он утверждает, что либеральное движение 1950-х и 1960-х гг. зародилось вследствие стремления «противостоять авторитаризму и унизительной практике дискриминации по расовому и половому признакам». При этом Этциони является одним из певцов глобального общества, подыгрывая сторонникам «мирового правительства» (см. ниже). Как говорится, - «дьявол в деталях»...

 

4. Глобальное сообщество. В основе этого представления лежит страх всеобщего уничтожения, вызванного ухудшением состояния экологии, последствиями ядерной войны, эксплуатацией ресурсов и другими факторами. Сторонники этого подхода возлагают надежду на преобразование отдельных сообществ в единое мировое сообщество, которое признавало бы необходимость гармонии в отношениях человека с природой. При этом призывая к планированию и проектированию окружающей среды на государственном уровне и на плодотворности частных инициатив. 

 

Как мы уже говорили – основной вопрос в том, кто будет контролировать глобальное сообщество – частных капитал или общество. В сегодняшних условиях, предполагающих возможность безграничной концентрации капитала в одних руках, у глобального сообщества явно видны олигархические кукловоды, представляющие из себя группку «восставшей элиты» (характерная иллюстрация нас сегодня - многие «благотворительные медицинские программы» на самом деле направлены на сокращение численности населения). О выходе из ситуации мы поговорим далее.

 

5. Религиозное сообщество. Представители этого направления видят в религии самую старую и плодотворную основу общинной жизни, поддерживающей существование вечных ценностей,  придающих высший смысл деятельности общины. При этом подчеркивается роль местных инициатив, способствующих проникновению религиозных принципов в государственную политику (но глобальная борьба стала разворачиваться и здесь). 

 

И, несмотря на то, что христианский проект на Западе практически потерял признаки самостоятельной политической силы, он еще обладает значительным идеологическим ресурсом, а потенциал религиозных сообществ остается очень высоким. Не говоря уже про другие страны[8].

 

6. «Экзистенциальное сообщество», чьи сторонники обращают внимание на проблематичную сущность сообщества, учитывая хрупкость и парадоксальность человеческого существования. Люди объединяются, чтобы поддержать и утешить друг друга, и в то же время они разъединены. В основе лежит «добродетель благоразумия», которая стремится к великим целям, но учитывает реальные возможности. Экзистенциальные коммунитаристы оплакивают утопическое морализирование и постоянно напоминают, что мы живем в далеко не идеальном мире (Глен Тиндер).

 

     

При таком широком разбросе последователей, коммунитаризм сегодня можно разделить на «низкий» (работы А. Этциони, Т.Купера, К.Стиверс и прочие, стремящиеся к лишь прагматическому подновлению существующих порядков) и «стандартный» (к которому можно отнести работы А.Макинтера, К. Лэша и др.), ставящий своей целью создание теории преобразования общественных отношений.

 

 

«Низкий» коммунитаризм: действуй локально… и думай локально.

 

«Низкий» коммунитаризм, одним из основоположников и распространителей идей которого является социолог А.Этциони, представляет из себя странную смесь безусловно позитивных локальных советов и наивного морализаторства, призванных к «прагматичному подновлению общества». В целом он опирается на понятные каждому аксиомы:

 

1. люди рождаются и живут в сообществах (семья, друзья, школа и т.д.);

2. сообщества существуют благодаря вырабатываемым в них моральным ценностям.

 

В сообществах сначала семья, затем школа и религия стоят на страже морали. В индивидуалистических обществах этот элемент в существенной мере утратил свою силу, поэтому неудивительно, что люди не могут сказать «нет» многим пагубным влияниям. Культивирование сообществ способствует восстановлению добродетели (заметно, что Этциони, до эмиграции в 30-х из Германии носивший имя Вернер Фальк, в силу своего происхождения, боится «возвращения к патриархальным традициям», которые могут позволить «клеймение за моральную неполноценность меньшинств» - таким образом, идеи «гуру нео-коммунитаризма» отчасти стали формой коррекции экстремистских идей «франкфуртских неомарксистов», оказавших разрушительное воздействие на патриархальные традиции общества). При этом он предлагает начать с укрепления основ нравственности с помощью нехитрого «ненавязчивого увещевания соседской общины», типа: «Вы, наверное, сегодня утром очень спешили, так что не успели покосить лужайку перед домом?»… «Sancta simplicitas!»[9].

 

Обосновывая важность семьи, Этциони достаточно своеобразно излагает, что «производство детей является моральным и коммунитарным актом». Мораль начинается в семье с родителей, поэтому принципиально важно их понимание ценности детей и посвящения себя детям. Обращая внимание на развивающийся дефицит родительского внимания, предполагается совершенствовать отношения с детьми через постановку вопроса перед взрослыми -  «что вам дороже - более высокий доход или лучшие отношения с детьми?».

 

Прим. Для «правильного ответа» нужно учитывать, что после отказа от концепции «государства всеобщего благосостояния», когда дальнейшая социализация общества была невозможна в условиях капиталистического производства прибыли, в мире происходит постоянное обнищание среднего класса. Сегодня очень многие семейные пары в США могут на две зарплаты обеспечить себе чуть более высокий жизненный уровень, чем на одну зарплату в конце 60-х.

 

Помимо пропаганды сдвига от консюмеризма (потребительства) и карьеризма (что выглядит достаточно крамольно в условиях, когда конечный потребитель является основой экономики США) к более богатой внутренними радостями семейной жизни, Этциони видит разумные политические решения этого вопроса: законодательно закрепить более гибкий рабочий график, возможность работать дома, дольше платить пособия на новорожденных, специальные курсы подготовки перед вступлением в брак, а также изменение социального законодательства в пользу семей с детьми. В том числе активно противодействуя разводам. Проблема разводов иллюстрируется исследованиями: большинство детей из неполных семей проходят через уровень жизни, лежащий за чертой бедности, тогда как большинство детей из полных семей живет в большем достатке. Аналогичная картина с риском заболеваний среди детей (в особенности психических), переживших драму развода родителей. Таким образом, такие острые социальные проблемы как бедность и растущее неравенство во многом являются результатом морального упадка и деградации семьи.

 

Школа является следующим уровнем формирования морали личности, поэтому Этциони рассматривает серию мер на уровне общеобразовательной школы, предлагая не только расширить программы, посвященные формированию характера и моральному воспитанию, но и рассматривая варианты включения в процесс обучения предметов, которые предполагали бы включение учащихся в социальную активность на благо сообществ. Центральным пунктом здесь является воспитание дисциплины и интернализация моральных ценностей. Для приобщения к духу коммунитарности предлагается ввести один год «национальной службы» после окончания школы.

 

Принцип морального диалога («cooperative enquiry») в коммунитаризме объявлен основным способом решения каких-либо спорных вопросов или противоречий внутри сообщества. Данный принцип предполагает, что участники диалога имеют равный доступ к информации, равные возможности высказываться и задавать вопросы, а также способны содержательно формулировать результирующее правило соглашения. Для более четкого понимания общих ценностей и ясного осознания обоюдной ответственности их распределяют на четыре основных категории:

 

- ценность любви (личные отношения, заботы и т.д.);

- ценность мудрости (опыт, понимание, ясность мысли и осознания);

- ценность справедливости (отсутствие дискриминации, подчинения в отношениях с другими);

- ценность самореализации (осуществление потенциала каждого в достижении общих целей).

 

Однако данный принцип оставляет не вполне ясным то, возможно ли регулирование отношений между различными сообществами на основе таких категорий ценностей.

 

Общая эффективность этой модели сообщества связана с коммунитарной системой власти («communitarian power relations»). Ее суть в обеспечении равного участия всех граждан в определении полномочий власти - это не мажоритарная власть, следующая правилу большинства, а следование идеям партиципаторной демократии. В понимании коммунитаризма, «власть» - прежде всего та, которая непосредственно связана с делами данного сообщества. Коммунитарным отношениям должно способствовать широкое участие населения в управлении различными местными институтами - школами, больницами, библиотеками и т.п. Люди должны считать своей первейшей обязанностью стараться по мере своих сил самим решать свои проблемы.

 

Этциони, в качестве «новой урбанистической критики», предлагает и всерьез обратиться к проблеме «регенерации публичного пространства». Его предложения очень локальны. Если, например, большие парки представляют угрозу криминализации (характерная проблема США), то решением является создание компактных парковых зон в непосредственной близости от мест проживания членов сообщества. При этом предлагается развивать инфраструктуру на уровне всевозможных малых групп, которые должны учитываться в разработках городской архитектуры. На более высоком уровне он рекомендует организацию различных добровольных структур, например, спасательных служб.

 

Отсюда вытекает и принцип распределения полномочий: местные власти не должны решать задачи семьи, национальное правительство не имеет право вмешиваться в дела местных властей, рынок не должен решать задачи образования и т.д.  Это существенно снижает возможность для локальной коррупции, доминирующего влияние групп интересов капитала, но при этом снижает и возможности массовой мобилизации в случае возникновения внешних угроз или мобилизации для создания крупных проектов. Поэтому важнейшей составной частью коммунитарной идеи должны стать два принципа:

- во-первых, каждое из сообществ должно иметь твердое представление о том, что оно является частью сообщества более высокого уровня;

- во-вторых, в каждом сообществе права членов должны находиться в соответствии с их обязанностями. Нельзя расширять сферу прав человека за счет сжатия сферы его обязанностей.

 

Так же необходимо установить и критерии, при которых допустимо общественное (государственное, муниципальное, коммунитарное) вмешательство. Это:

- во-первых, наличие ясной и непосредственной опасности;

- во-вторых, отсутствие альтернативы вмешательству;

- в-третьих, допустимость минимально возможного вмешательства;

- в-четвертых, есть возможность минимизировать, исключить или нейтрализовать побочные следствия вмешательства.

 

В государственном управлении попытку применения принципов «низкого» коммунитаризма можно отметить в работах Терри Купера, который развивает теорию о гражданственности для государственных служащих с целью возродить «этическую» традицию в американской политике, придавая лидерам государства значение граждан, призванных донести до общественных масс понятие о высокой гражданственности, что вызовет к жизни, по мысли автора, «подлинную демократическую подотчетность и активную общественную деятельность». К. Стиверс рассматривает понятия лидерства, подотчетности, участия и ответственности в административной теории с позиций феминизма  и т.д.

 

Если не вспоминать о «шнобелевской премии» и не употреблять выражение «мертвым припарки» и пр., то наиболее корректным описанием этих трудов станет фраза - авторы не решаются выйти за рамки жесткой парадигмы «американских ценностей», отражая в работах весьма противоречивые взгляды на суть явления, процессы и цели, которые они ставят.

 

При безусловном признании, что все вышеперечисленные предложения могут несколько улучшить климат в обществе, рассчитывать на то, что можно добиться кардинального изменения ситуации, было бы утопией. Этот набор «мягких» мер в основном рассчитан на привлечение общественного мнения США к коммунитарным идеям так, чтобы и не слишком рассориться с либерализмом «американских ценностей».

 

При этом Этциони является одним из сторонников совершенствования глобального общества, отчасти играя на руку сторонникам «мирового правительства», поскольку «низкий» коммунитаризм не затрагивает при этом положение финансовой элиты, в отношении которой все изменения ограничиваются лишь призывами «нести свет высокой гражданственности». Форма организации - Общины поддерживают между собой связь через сетевую неправительственную структуру «Коммунитарные сети» (Communitarian Network), организованную Этциони в 1993 году[10]. В целом, программа «низкого» коммунитаризма представляет собой перечень рекомендаций «морального совершенствования» общества, совершенно не затрагивающий его политических, экономических и социальных основ. Между тем, многие рекомендации уже осуществляются на практике в ряде штатов.

 

Понятно, что коммунитаризм должен пониматься более широко, а из концепции А. Этциони в него может быть включено лишь то, что общество должно рассматриваться как сообщество сообществ, и что настала пора возвращаться к традиционным ценностям, характерным для каждого сообщества. На заметку стоит взять и форму организации и коммуникации между сообществами.

 

Нам же следует ставить вопрос

 

 

О «высоком коммунитаризме» четвертой политической теории: «Думай глобально, действуй локально».

 

«Коммунитаризм возрождает понятие свободы, соединяя односторонние подходы марксизма и либертарианского капитализма и предлагая объединённую судьбу человечества»  

Роберт Филлипс, «Коммунитаризм, Ватикан и Новый мировой порядок»

 

Для этого требуется критически оценить существующие политэкономические отношения, так, чтобы соблюсти баланс между Свободой, Равенством и Братством. Исполнить это условие возможно не просто рекомендациями по «моральному совершенствованию» общества, а только с помощью современных экономических инструментов, среди которых:

 

- подход к оценке результата;

- финансовая система;

- свежий взгляд на права собственности на средства производства.

 

Для начала нужно определить правильный -

 

 

Подход к оценке результата. «Рост» vs «развитие».

 

«Мечта о бесконечном экономическом росте рано или поздно обернется кошмаром»

Н.Жоржеску-Реген  

 

Необходима десакрализация экономики, которая стала претендовать на роль экономического гегемона, начиная с 68-года – периода последней стадии капитализма - финансизма, когда мы оказались в условиях радикальное изменение идеологического механизма. Отсюда и закат политики, предполагавшей реальных субъектов, и триумф экономики, которая нацелена только на собственное воспроизводство. Но ортодоксальные школы экономики опираются на количественный «экономический рост» (увеличение производства и потребления одних и тех же товаров и услуг), когда следует его отличать «экономического развития» (появление пресловутых «инноваций»[11]). Концепция «экономического развития» (противопоставленная «экономическому росту») несет качественное измерение в экономическую модель и показывает значение обновленческого потенциала, способного компенсировать отсутствие значительного «роста» или даже «ужасной рецессии». Основываясь на принципе ограниченности невозобновляемых ресурсов и экологических последствиях индустриального развития, «экономический рост» (в отличие от «развития») в конечном итоге стоит рассматривать, как отрицательную характеристику, приводящую экосистему к необратимой деградации.

 

Современная экономика, принимая за аксиому «бесконечный рост», основывается на конечном потребителе. Поэтому установка на постоянный количественный «рост экономики» запустила механизм расточительного потребительства - «Приобретение - временное обладание – выбрасывание - новое приобретение…» - порочный круг, который стремительно ускоряется и который нужно разорвать. Но разрыв или максимальное удлинение цепи «приобретение – выбрасывание» не должно остановить развития – человек живет за счет своего труда и взаимного обмена его результатами  – упор должен перейти на развитие науки, создание социальных благ и произведений искусства (М.Кеннеди). Необходимо делать упор на социальных услугах, как «этической парадигме экономики» (ресурсы для этого есть – достаточно сказать, что до 60% всей мировой прибыли оседает в финансовых структурах).


Соответственно и количественный показатель дохода на душу населения так же не является адекватной характеристикой для определения «процветания», «богатства» или «бедности» общества. Для «органической», коммунитарной экономики важно ввести «гуманистическое измерение» в систему экономического анализа. Вместо индекса ВВП, который является лишь количественным показателем, следует сделать акцент на социологическом измерении хозяйственных процессов, учитывая качественный показатель ИЧР («
индекс человеческого развития»). Этот индекс, наряду с традиционными экономическими показателями должен  так же включать в себя также уровень детской смертности, степень социального оптимизма, доступ к образованию, уровень грамотности, процентное соотношение врачей к общему числу населения и т.д. (Амартия Сен).

 

Этот подход является чрезвычайно важным и прекрасно подходит для коммунитаризма.

 

Следующим шагом попробуем оценить, какую пользу существующая финансовая система приносит сообществам.

 

продолжение здесь

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments