martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Еще раз о гезеллевских деньгах, как выходе из системного кризиса

Все сложные вещи можно объяснить на пальцах

или почему гезеллевские деньги являются универсальным выходом как из множества «циклических кризисов», так и существующего «системного кризиса»

 

Для начала разберем пример, который привел в очень познавательной статье  Игорь Аверин:

 

Представьте себе «остров», в котором существует замкнутая экономика в виде одной деревни (наша земля это тот же остров, только побольше), которая на заводике производит некую «еду» и продает ее в своем «сельпо». Вся наша деревня работает (возможно, сама с себя собирает налог, с которого кормит этой «едой» десяток пенсионеров, одного инвалида, детский садик и сторожа возле леса).

 

 

Работающие получают зарплату (часть ее уходит в виде налогов на содержание вышеперечисленных «нетрудоспособных» и «армии»), еда раскупается, все довольны. Если кто-то из работающих «недоедает», - остается после работы на сверхурочные... производит больше «еды», получает больше зарплаты (и соответственно больше налогов и больше тратит в магазине). Ест и сам больше и больше остается другим (нетрудоспособным).

 

Идиллия. Деньги вращаются по кругу. Каждый работает ровно на столько, чтобы ему хватало. 

 

А теперь представим, что у нашего заводика появился «хозяин»:

 

Заводик за месяц произвел необходимое количество еды. Цена ее известна и устоялась, налоги уплачены, но... тут «хозяин» накидывает в цену 20% своей законной(!) прибыли, и выставляет «еду» на продажу в магазине.

 

Что происходит дальше?

 

Правильно. Продано будет только около ~ 80% (строго говоря, сам хозяин также является потребителем. Но весь избыток он все равно не съест - лопнет). Потому что только на эту сумму выплачено зарплат и налогов. На остальные 20% деревня просто будет недоедать. Не потому что «еды» нет. Есть. Но купить ее, - нет денег. На их возмущение, он им порекомендует не лениться, а лучше и больше работать.

 

В следующем месяце хозяин произведет только 80% от количества необходимой еды. (Зачем больше? У него ведь 20% остались нераспроданными.) Соответственно и его работающие будут заняты на 20% меньше времени, и естественно получат настолько же меньшую зарплату... Т.о. с каждым циклом производство будет сворачиваться.

 

В пределе этой сходящейся последовательности мы получим: 

 

1. Остановившееся производство.

2. Полный склад товара («еды»). (А мы еще удивлялись в Советском Союзе, откуда такое изобилие на витринах капитализма? Да просто денег у населения меньше, чем суммарная стоимость товара. Недальновидный Госкомцен, следивший за соответствием суммарной заработной платы – товарной массе, мог организовать изобилие витрин одним росчерком пера. Заодно и стимулы к интенсивной работе.)

3. Все деньги стекшиеся к «хозяину».

4. Голодную, безработную деревню, которой конечно можно посоветовать побольше работать, чтобы заработать денег, но особого смысла в этом нет. В нашей модели экономики просто не осталось денег. Они все выведены из нее и  сосредоточились на одном из полюсов.

 

 

Итак, каждому читателю очевидно, что первая часть описывает упрощенную социалистическую систему (где «хозяина» нет в принципе), а вторая  - капиталистическую, где «хозяева», паразитирующие на получении прибыли, финально приводят «остров» к колапсу всей экономики.

 

Реальность несколько сложнее. Так описываемая выше «идеальная социалистическая система» на самом деле перестает быть конкурентноспособной (с той же капиталистической), хотя бы потому, что в ней при жесткой идеологической установке на ликвидацию «хозяев», в ней финально ликвидируется социально активный тип хозяйствования (позитивный для общества «тип предпринимателя-производителя»). При этом нужно четко отдавать себе отчет, что жесткая установка на полный отказ от «хозяев» означает очередную кровавую бойню, которую Россия уже проходила в начале 20 века. При этом, после инъекций времен «застоя» и последующей за ней «perestrojka», в обществе до сих пор видна аллергия на социалистичекую терминологию.

 

Но капиталистическая система – т.е. система, в которой существует собственник, имеющий возможность получать некую «прибыль» - не может существовать в ее современном виде, имея лишь временные оттяжки от грядущего коллапса. Таковыми являются, во-первых, осуществление дополнительной эмиссии, когда в  экономику деньги вбрасываются через дополнительную эмиссию, компенсируя те суммы, которые «хозяева» откладывают в виде прибыли. Но при этом существет еще одна системная ошибка, заложенная в существующей системе. Вся современная глобальная экономика строится вокруг сверхпотребления американского рынка, который, в свою очередь, дотируется за счет постоянного кредитования как потребителей (при этом стоимость кредита финально приблизилась к нулевой отметке), так и самого бюджета США.  При этом сами долги уже не просто безвозвратны, но и стоимость их обслуживания становятся неподсильны.  Понятно, что этот пузырь неминуемо лопнет. «Будем реалистами: США ― банкрот» – пишет один из ведущих экспертов Федеральной резервной системы (при этом нужно отметить, что и прочие страны «развитого капитализма» живут далеко не по средствам).

 

Дальнейшее обслуживание долга неумолимо повлечет дополнительную эмиссию (с последующей неумолимой инфляцией), при том, что сегодня крайне остро стоит вопрос и о канализации тех самых «лишних денег», которыми на протяжении последних трех десятков лет активно дотировали экономику «мирового гегемона». Система их канализации на финансовом рынке дает серьезнейшие сбои, а «навес» из деривативов оценивается от 400 до 900 трл. долларов (при том, что мировой ВВП не превышает и 70 трлн.)

 

Очевидно, что выходом из ситуации станет координальная смена всей мировой денежной системы, когда произойдет отказ от кредитных бумажных денег в пользу электронных денег с демерреджем (гезеллевских денег). Процесс перехода необратим, он уже готовится в Японии, о нем стал говорить и Бернар Лиетар  – «архитектор евро»…  Причем речь идет о ближайшей перспективе, начиная уже с 2014 года.

 

При этом вопрос введения денег с демерреджем решает вопрос не только системного кризиса капитализма (по Марксу), но разразившегося кризиса денежной системы (который, пожалуй, можно отнести и к циклу «длинной волны» Кондратьева), так и ряда цикличных кризисов меньшей продолжительности - таких, как  циклы Китчена, Кузнеца, Друкера, Хоутри, Гельфанда и пр., смягчая и «циклы Шумпетера», Шпитгофа, циклы Жюгляра и т.д. - хотя бы потому, что  введение гезеллевских денег означает автоматическое ускорение денежного оборота до 20 раз (исходя из  расчетов Ирвинга Фишера и практики того же Вёргеля) .

 

Введение денег с демерреджем во многом решит вопрос накопления прибыли «хозяевами-производителями», не уничтожая их как класс и сохраняя их потенциал высокой хозяйственной активности, ликвидируя при этом ненасильственным методом «тип посредников» - ростовщиков (банки станут простыми расчетными центрами), при высокой социализации общества. Таким образом произойдет та самая пресловутая «конвергенция социализма и капитализма», а вместо насилия над классами вводится насилие над абстракцией – деньгам, которые лишаются возможности получения процентов и теряют функцию накопления – т.е. решается и вопрос с «канализацией эмиссионной массы». Но здесь встает другой наиболее существенный вопрос  - кто будет эмитентом таких денег?

 

Необходимо понимать, что при сложившейся банковской системе введение электронных денег с демерреджем будет автоматически означать окончательную победу над обществом капиталократии (частного финансового капитала, являющегося на сегодня единственным эмитентом счетных денегчастных денежных электронных документов). При этом капитал в своей предельной концентрации всегда превращается в чистую власть. Допустить возможность концентрации власти в руках группы частных финансистов преступно - эти функции общество им не делегировало и никогда не делегирует в сознательном состоянии. Концентрация капитала возможна только в руках общества, чьи интересы может представлять легитимное государство. Но глобальной информационной системой управляет все та же капиталократия. Поэтому вопрос огосударствление финансового сектора, а, следовательно, и фактической смены всей политэкономической формации, встает необычайно остро.

 

Вопрос «лишь» в том, насколько активными будут сторонники этой смены, причем не только в нашей стране, где сторонниками либерализма являются не боле 5% процентов населения (к вопросу о потенциальном раскладе на грядущих президентских выборах)…

 

 

P.S. Касательно «смены политэкономической формации не только в нашей стране» -  «мировой революции коммунитаризма» или «четвертой политической теории» -  забавно, но из области «фантазий Веснухина»? Между тем, каждый девятый из десяти жителей Германии готов отказаться от капитализма

 




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments