martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

«По щучьему велению» или зловещая тень Гайдара

«По щучьему велению»  a la St. Peterburg

либероиды у штурвала «Титаника» или зловещая тень Гайдара

 

  Если текст выступления президента Медведева на экономическом форуме в Петербурге действительно отражает его понимание «политики модернизации», то нужно дать себе отчет, что никаких позитивных сдвигов в экономике не предвидится. Президент очевидно не понимает сути вопроса.  

 

Говоря будто бы верно о произошедших в мире изменениях, он как будто бы верно их называет:

«Рухнуло то, что казалось незыблемым. Лопнули пузыри, создававшие иллюзию процветания. Испарились мифы, казавшиеся реальностью…  Либерализм в мире, хотим мы того или не хотим, сменился умеренным (а подчас и совсем не умеренным) протекционизмом», но следующим предложением - «Гибкость и адаптивность – это те слова, которые стали гораздо популярнее понятий стабильности и предсказуемости» - он отметает первое. Ведь таким образом получается, что государство не должно вырабатывать стратегию развития, стараться управлять процессами, а всего лишь приспосабливаться к стихийному развитию кризиса в экономике.

 

Декларация президента, что «Россия… будет соучредителем нового мирового экономического порядка и полноправным участником коллективного политического лидерства в посткризисном мире» - живя по старым правилам» - основывается явно на заверениях, которыми кормят нашу элиту в кулуарах G7, но реальность говорит о противоположном – последовательно сдавая свои интересы в Иране и других регионах, Россия не получила ничего - достаточно вспомнить бесконечную историю с морковкой вступления в ВТО или запланированную истерию обвинений в «нападении на демократическую Грузию».  

 

Ухо обывателя приятно ублажают посул Дмитрия Антальевича, что «в течение ближайших десятилетий – это наши планы – Россия должна стать страной, где благополучие и высокое качество жизни граждан обеспечивается не столько за счет сырьевых источников, сколько интеллектуальными ресурсами: инновационной экономикой, создающей уникальные знания, экспортом новейших технологий, экспортом продуктов инновационной деятельности», но жить за счет инновационной экономики можно лишь вкладывая в нее собственные, а не заемные средства. Поскольку если даже фантом «инновационной экономики» в России и будет создан за счет иностранных капиталов, то именно эти капиталы и получат основную прибыль. Или президент России Медведев, подобно первому и последнему президенту СССР Горбачеву, рассчитывает на благотворительность и прекраснодушие Запада?

 

Любопытно прозвучала сентенция, что «мы переходим к более взвешенной и осторожной бюджетной политике. … бюджетный дефицит контролируется … и с каждым годом будет уменьшаться». Это хорошо только при одном условии - если дефицит бюджета будет сокращаться за счет увеличения доходности и создания новых рабочих мест, но не расходов на социальную сферу. Но заявление «мы должны сделать так, чтобы социальные меры по защите наиболее слабых, тем не менее, не сдерживали прогресс» говорит лишь о худшем предположении  – социальные расходы будут просто сворачивать, при том, что сейчас они и так малы – пенсионеры живут за чертой бедности.

 

Мало того - и образование, и культуру, и медицину окончательно переводят на платную основу и некую «эффективность»: «Мы приняли сложное и важное решение уйти от практики финансирования бюджетных учреждений, не связанного с результатами их работы. Вместо этого мы профинансируем изменения, улучшения, новые проекты, решения конкретных задач». Таким образом, не просто сократится количество объектов социальной сферы, как это уже происходит (ведь финансировать их будут лишь в зависимости от количества «клиентов»), но и ухудшиться качество их услуг – тем же больницам будет выгодно лечить так, что бы к ним чаще приходили, школам – чтобы ученики больше платили, а классическое наследие окончательно будет отодвинуто засилием «масскульта».

 

При этом господин Медведев однозначно связывает модернизацию экономики лишь с вложением денег иностранными инвесторами, а не продуманной экономической политикой, волевых и интеллектуальных усилий руководства государства и его граждан: «Очевидно, что инвестиционная активность – один из факторов инновационного развития и успешной модернизации нашей экономики. России нужен настоящий инвестиционный бум. Создание комфортных условий для инвесторов, по сути, является нашей важнейшей задачей. Но сегодня мы ставим эту задачу в центр наших действий». В этой фразе воплощается либеральная примитивность  замешанная на народных сказках, когда «по щучьему велению» можно получить все, полеживая на печи, предполагая, что работать в это время будут «двое из ларца» -  «инвестиционный климат» и «добрый дядя инвестор». Поправкой является лишь чин «Емели-мечтателя» и зипун. От «Бриони».  При этом ему рисуется картинку, когда «мы создаем условия», а «они за нас работают».  Интересно, а за что «они» нас будут кормить?

 

«Такие инвестиции нам действительно критически необходимы для модернизации национальной экономики» - если сами либералы в правящей элите, расписываясь в собственном бессилии, способны лишь на то, что бы пригласить неких «инвесторов», которые сделают за них все, то резонно возникает вопрос – во-первых, зачем нам нужны ни на что не способные посредники? А, во-вторых, откуда такое «самоопределение папуаса» - ведь «добрые инвесторы» при таком подходе явно носят шлем колонизатора…

 

Комизм ситуации еще и в том, что деньги Медведев предполагает получить не только на ликвидацию отставания, заложенного предыдущей либеральной реформой, но и на дальнейший «прорыв», предполагая, что наивный Запад горит желанием профинансировать будущее потенциального «технологического и инновационного лидера». Т.е. нового глобального конкурента, который будет потом продавать инновационные продукты Западу. Не очень понятно, кто здесь более сумасшедший – Медведев или эти «потенциальные инвесторы».

 

Дальше выдвигается еще более забавная мысль – «Поручаю Правительству проработать идею создания специального инвестиционного фонда, в котором государственные средства будут дополнены частным капиталом (скажем, на 1 рубль государственных вложений мы рассчитывали бы привлечь 3 рубля частных инвестиций). Фонд будет заниматься привлечением в проекты стратегических инвесторов и софинансировать такие проекты. А их работа будет организована на абсолютно рыночных и прозрачных принципах». Т.е. кто-то нам извне даст денег, а мы их уже распределим в правительстве на «рыночных принципах». Ну а поскольку теперь «гибкость и изменчивость» являются приоритетными перед «стабильностью и предсказуемостью», то предполагается, что инвесторы теперь будут писаться в очереди на руке химическим карандашом, предварительно в нее хорошенько плюнув…

 

При этом Президент России делает ставку на «заграницу», с одной стороны упрощая миграционный режим для приезжающих к нам высококвалифицированных специалистов, а для  граждан своей страны предполагая создание «новой программы поддержки обучения российских студентов, российских специалистов за рубежом, в ведущих исследовательских университетах мира». О развитии отечественных ВУЗов и НИИ речи не идет, но предполагается, что к нам приедут специалисты со всего мира, что бы вывести страну в технологические лидеры, а часть своих специалистов уедет за новыми знаниями, чтобы вернуться по зову президента выводить Россию вперед...

 

ДАМ определяет нам и двигатель модернизации (видимо основываясь на успешном модернизационном опыте российского бизнеса за прошедшие 20 лет): «Сколько бы госкомпаний у нас не было, модернизация будет проведена, прежде всего, силами частного бизнеса. И только при наличии конкуренции. А роль государства – создавать для российских и иностранных предпринимателей благоприятный деловой климат, а также честную конкурентную среду». При том, что модернизация силами частного бизнеса осуществляется только сверхмощными корпорациями, которые способны рассчитать свою стратегию на десятилетия вперед, действующих заодно с государством, которое осуществляет в этой сфере протекционистские меры. Но здесь философия политической элиты прямо соответствует сказке: «Государство не должно всегда само рвать яблоки с древа экономики. Найдется тот, кто может сделать это иногда и лучше, и эффективнее. Но что государство должно делать, что входит в обязанности государства – так это помогать выращивать наш яблоневый сад, то есть помогать развивать саму экономику, экономическую среду». Т.е. кто-то «выращивает яблоки», а частный бизнес их срывает… заметим, что про интересы общества не было произнесено ни слова. Видна школа Питерской мэрии времен Собчака - времени выдающихся успехов экономики города и расцвета благосостояния жителей города.

 

Но пока государство ничего не создает, а лишь рубит тот сад, который создавался десятилетиями:  «Число стратегических акционерных обществ уменьшается с 208 до 41, федеральных унитарных предприятий – с 230 до 159». Т.е. стратегические предприятия отдаются «эффективным менеджерам» (привет с Саяно-Шушенско ГЭС) и зарубежным владельцам (которые не просто меняют реальные активы нашей страны на созданные в компьютерах иностранных банков электронные записи, именуемые «деньгами», но зачатую покупают предприятия, что бы уничтожить конкурентов на корню*). Им же отдается и стратегическое развитие российского производства и экономики.

 

Медведев заявляет и о том, что «международная конкуренция – решающий стимул для нашей модернизации. В тепличных условиях ничего серьезного не вырастет». Этому должен способствовать отличный российский климат и прекрасные дороги...  Такое ощущение, что зловещая тень Гайдара, подобно Носферату, мелькнула за сценой форума…   Очевидно, Медведев предполагает, что при создании советского космического и атомного потенциала этим отраслям не создавали особые –  тепличные - условия, равно как это делали и США. Собственно более конкурентными становились как раз продукты тех сфер, в которых условия были более тепличными. Из этой же серии и радость президента  от того, что в России «приняты решения о возможности применения технических стандартов Евросоюза». Видимо, остается только пригласить Вернера фон Брауна, что бы он развивал нам ракетосторение…

 

Медведев, изначально позиционирован как «европейский политик», имея личную склонность к либералам. Не так давно вошедший в топ российской элиты, он намного слабее своего предшественника в плане аффилированных лично с ним финансовых проектов, этим во многом объясняется его активная тяга к «модернизации». При этом сумма в 4,5 млрд рублей, выделенная только на проектирование «инновационного Сколково», - при 600 млн выделенных на поддержание всех остальных 14 наукоградов* – отражает именно это положение. Но очевидно, что и мнимую прибыль от проекта Сколково имеют шанс получить только олигархи, направленные «партией руководить на места» и те самые «иностранные инвесторы», от которых высшее должностное лицо наивно ждет аттракциона щедрости.

 

Ну а фраза о том, что «для модернизации нам необходима развитая и конкурентоспособная на глобальном уровне национальная финансовая система» при рублевой эмиссии, существующей в рамках механизма currency board, звучит не просто как плохо заученная учеником мантра, а издевательство. Не очень понятно, на кого это рассчитано – далеким от понимания людям абсолютно все равно, поэтому создать завлекательный образ «кандидата на выборах-2012» никак не удастся.

 

Пока всю сказку о «модернизации» можно рассказать очень коротко, но понятно для существующей в реалиях либерал-капитализма России – деньги собрать и попилить. При этом совершенно очевидно, что сам Медведев обещает новую перестройку, а в  России назревает новая политическая схватка. Надеюсь, что либероиды в ней не выиграют.

 

________________

* Первое, что приходит на ум, – начатая Горбачевым конверсия, когда наши предприятия оборонного комплекса и военные исследовательские центры в одночасье, были лишены государственного финансирования. Чтобы выжить, они сдавали в аренду производственные мощности, в которых тут же размещались разные коммерческие фирмы. Их сотрудники имели доступ к режимным отделам - чертежам новейших самолетов, подводных лодок и танков.  Но самое горячее времячко пришло, когда началась приватизация предприятий оборонки, которые продавались кому угодно за бесценок. Зачастую новые владельцы, получив за полмиллиона-миллион долларов в собственность целое российское оборонное предприятие, даже и не собирались его каким-либо образом использовать. Американские, немецкие или английские «менеджеры» просто приходили на завод или в НИИ и из соответствующих отделов просто и быстро вывозили все документы и чертежи, после чего завод закрывали или банкротили. На улице оказывались тысячи квалифицированных инженеров и рабочих, которые, чтобы прокормиться, продавали на улицах корм для собак, кастрюли «Цептер» или китайские пуховики. Применяли «западные инвесторы» и более изощренные способы развала приватизированных предприятий. Например, на нормально работающем заводе, выпускающем вполне конкурентоспособную и нужную продукцию, вдруг в целях «оптимизации штата» упразднялись 1–2 ключевых отдела, которые как раз и определяли современность, наукоемкость продукции, ее конкурентный характер (например, конструкторские). Работники увольнялись, а через несколько месяцев лишенный своей сердцевины завод закрывался сам по себе.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 120 comments