martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Мировая революция коммунитаризма / Деньги, как оружие и источник мировой революции

Мировая революция коммунитаризма  (часть I, часть II, допматериалы)

 

III. Деньги, как оружие и источник мировой революции

 

Блеск и нищета «финансового центра»

 

Незнание экономических законов не освобождает от ответственности.

 

 

На днях министром Кудриным было заявлено, что когда за рубежом усиливаются меры регулирования и создаются менее комфортные условия для финансовых спекулянтов, Россия получает шанс быстрее и эффективнее создать свой финансовый центр, где все эти спекуляции и будут происходить. Таким образом, вся масса деривативов, которая по экспертным оценкам составляет от $400 до $700 трлн, имеет шанс отчасти перелиться в нашу страну. При этом нужно напомнить, что именно на этом рынке канализируется вся эмиссионная масса долларов, которую США успели влить в мировую экономику, попутно обменяв их на реальные товары.

 

Для сравнения - на российском фондовом рынке вращается всего лишь порядка $10 млрд, из которых более $7 млрд являются деньгами иностранных «инвесторов». Как только эти деньги начали выводить с фондового рынка в 2008/9 годах, как наш рынок обвалился почти на 70%. Но, самое главное, хотелось бы напомнить, что все эти «денежные средства» есть ни что иное, как информационные записи в электронном виде. Весь «блеск» мировых «финансовых центров» заключен в виртуальных электронных записях, которые доверчивые папуасы принимают в качестве оплаты. Поэтому вопрос стоит следующим образом – зачем так напрягаться, ставя под удар реальные активы -  ради электронных записей, сделанных на чужих компьютерах? 

 

При таком понимании «финансового центра», мы станем последней канализационной ямой для гигантского долларового пузыря, владельцы которого уже несколько раз  опорожняли его и на рынке доткомов, и на рынке сырья, и на рынке недвижимости. Стоит так же вспомнить, что записи виртуальны, США не отвечают за билеты частных банков ФРС, да и в любом западном государстве активов практически нет – все уже давно находится  в частной собственности - в отличие от России, где государство до сих пор обладает громадными богатствами (отсюда такой нездоровый интерес со стороны западного капитала, желающего получить над ними контроль).  И если и говорить о реальном финансовом центре, то им вполне может стать Россия, но оперируя не чужими записями в чужих компьютерах, а своими собственными…

 

Сегодня агрессору не нужно потрясать оружием, чтобы получить желаемое, когда можно это купить – достаточно нажать несколько клавиш и создать деньги.  Деньги на сегодня по своей силе превзошли оружие. Нужно только уметь ими правильно пользоваться и правильно противостоять.

 

Рассмотрим еще раз этот «номер на контрастах»: с одной стороны - деньги, которые пускают в оборот, лишь нажав несколько клавиш на компьютере в ФРС США, и получая при этом сеньораж  стремящийся к 100% (как говорилось в рекламе одной денежной пирамиды - «шобы усе так жили»); с другой стороны – деньги, для эмиссии которых необходимо – совершить геологоразведочные работы, разведать месторождение, заключить контракты, построить трубопроводы, пробурить скважины, начать перекачку ресурсов  и оплатить труд множества работников (получив при этом лишь часть запланированной оплаты и простив другую часть несостоявшимся транзитным государствам). При этом те деньги, которые были получены от продажи, возвращаются в западную экономику, за что Россия получает мизерные проценты и счастье напечатать деньги для внутреннего потребления... При такой схеме сеньораж России от эмиссии своей собственной валюты стремиться к нулю…

 

Разница очевидна, поэтому совершенно справедливо будет введение терминологии (Анатолий Отырба) -



 

«Дешевые» и «дорогие» деньги

 

 

В условиях ужесточения глобальной конкуренции государства вынужденно прибегают к различным формам протекционистких мер, в том числе к дотированию. «В силу объективных причин - географических и климатических особенностей России, на продукцию, производимую на ее территории, дополнительным бременем ложатся гораздо более высокие, чем у конкурентов, транспортные и энергетические издержки. Обеспечить конкурентоспособность российской продукции на мировом рынке, можно лишь за счет дотирования». Но дотируя дорогими, заработанными на экспорте деньгами, государство может просто надорваться, так и не решив поставленной задачи, ввиду ограниченности денежной массы. Реально повысить эффективность своей экономики  государство может лишь дотируя ее дешевыми финансовыми ресурсами созданными с помощью современных финансовых технологий.

 

Эмиссия строго необходима, государство, получающее деньги только от налогообложения или продажи сырья неконкурентноспособно, это заранее ограничивает инвестиционные возможности. Вопрос в том, какова должна быть эмиссия по размеру, каков ее финансовый механизм и на что расходовать эмиссионные денежные средства. Ее объем должен быть тщательно рассчитан, ибо излишняя эмиссия вызывает инфляцию, а недостаточная эмиссия – стагнацию экономики.

 

Эмиссия, которая не приводит к инфляции

 

«То не беда, если за рубль дают полрубля; а то будет беда,

когда за рубль станут давать в морду»

Салтыков-Щедрин

 

В настоящее время эмиссионные деньги правительство тратит на выдачу зарплаты, пенсии, армию и иные непроизводственные расходы, а на капитальные затраты денег не хватает. Эту практику требуется изменить. Эмиссионные деньги должны целевым образом направляться исключительно на инвестиционные цели в рамках так называемого «бюджета развития». Причем инвестиционные проекты могут быть как экономически прибыльными, так и экономически убыточными, но важными для развития общества и его экономики. Если инвестиции прибыльны, то прибыль должна направляться либо на новые инвестиции, либо на иные государственные цели. При этом инвестиционная эмиссия – это эмиссия производственных денег, которые работают по долгосрочным договорам и достаточно медленно переходят в деньги потребительские (способные сразу выйти на потребительский рынок, который наиболее чуток к малейшему избытку их, отвечая на это ростом цен). В инвестиционных деньгах риск инфляции резко уменьшается даже в случае излишней эмиссии[7]. Так эмиссионные деньги будут использоваться наиболее эффективно, приводя к реальному росту национального богатства, а не просто проедаться.

 

«Проедаться» должны налоги (деньги уже совершившие один или даже несколько кругооборотов по экономической системе), но «свежие» деньги должны быть сначала запущены в экономику и использоваться для целей роста национального богатства. И только налоговые поступления должны идти на пенсии, армию, милицию и чиновников.

 

Деньги не надо искать или продавать свои национальные богатства иностранцам, что бы получить в компьютере частного зарубежного банка электронную запись. Их нужно создавать самим. Задачей–минимум для нас на сегодня является создание собственного Евразийского финансового центра. Для этого важно -

 

Осознать тенденции и использовать их на благо общества

 

Цивилизация распространялась вместе с распространением и укреплением золото-денежного обращения. Европа, где собственного золота практически не было, после крушения Римской империи в течение тысячелетия практически не развивалась. Деньги появились в эпоху крестовых походов, в ходе которых западным европейцам удалось захватить много золота, сконцентрированного предыдущими цивилизациями на Востоке (прежде всего, в православном Константинополе - за счет чего возникли основные банковские дома Европы). Нужно отметить, что одновременно с этим в Европе пропали традиционные для того времени деньги с демерреджем характеризуемые отрицательной доходностью. Так кредитные деньги, предоставляющие возможность наращения процентов, начали новую эпоху завоевательных войн, основанных на корысти.  Второму вливанию в золотое обращение в Европе способствовало открытие и ограбление Америки.

 

XIX век, когда товары имели четкую стоимость в золотом эквиваленте, был веком классовых конфликтов (что было описано К. Марксом и чем воспользовались большевики). Бескомпромиссная борьба между владельцами предприятий и работниками шла за распределение четко фиксируемой в золотом эквиваленте прибыли.  В XX веке (веке бумажных денег) эти классовые противоречия существенно потеряли в своей остроте, поскольку оказалось возможным снимать остроту конфликта, поднимая зарплату - владелец предприятия стал постепенно завышать цену товара, увеличивая и свою прибыль, поскольку четкого золотого эквивалента этой прибыли не стало[8].

 

Форма носителей денежной информации с развитием человечества менялась (при этом чередовались и одно- и двукомпонентные формы денег). Затраты на золотое обращение приемлемы для миллионов пользователей, затраты на бумажные деньги оправданы до миллиарда пользователей. Сегодня финансовых лиц в мире десятки миллиардов. Электронное денежное обращение требует на порядки меньше затрат природных и человеческих ресурсов. XXI век становится веком электронных денег.

 

Очевидно, что в ближайшее время произойдет очередной переход с двухкомпонентной бумажно-счетной (бумажно-электронной) денежной системы, на однокомпонентную – электронную (счетную). Этот процесс уже анонсирован в Японии. Очевидно, что отказ от наличных денег неминуемо запускает процесс денежной революции, в результате которой человечество вступит в новую цивилизацию. Но так же нужно помнить, что смены денежных компонент в истории сопровождались цивилизационными конфликтами, в процессе которых возникают вопросы о выживании народов и государств.

 

Подобные денежные революции (прежде всего от неверного понимания процессов), сопровождались конфликтами, уносящими миллионы жизней, но они рождали и новое глобальное мышление. Первая денежная революция - полный отказ от золотого эквивалента (во время Первой мировой), и переход на бумажные деньги, повлекший за собой резкое усиление роли и возможностей государства, - породила менталитет этатизма. Отсюда появился не только социализм, но и фашизм, и «новый курс» Рузвельта. Здесь же лежит и причина смены «старой элиты» на новую, обладающую «зловещим интеллектуальным превосходством» (К. Поланьи), которая была способна изменить свое восприятия и выработать необходимую систему знаний.  При этом существующая политэкономия до сих пор основывается на понятиях, характерных для времен Адама Смита, но финансово-экономические отношения с тех пор поменялись, как поменялась и форма денег, которые из кусочков золота превратились в электронные информационные записи. Их производственная стоимость уже не имеет никакого отношения к их меновому эквиваленту. Эти изменения в носителе информации «традиционные экономические теории» совершенно не рассматривают.

 

Первая денежная революция решила проблемы только в области внутренних денег. Поэтому потребовалась Вторая денежная революция, произошедшая в ходе Второй Мировой войны, которая решила проблемы международных финансовых взаимоотношений в условиях чисто бумажных денег, окончательно оформленная к началу 70-х в результате применения квазисиловой концепции «управляемого хаоса». Так был закреплен переход от менталитета этантизма к менталитету финансизма. Но в экономике ничто не вечно, так постепенно возник кризис бумажных денег.

 

Быть во главе процесса или плестись в конце всегда очень важно[9] – устанавливать свои правила или жить согласно уже кем-то установленным (сегодняшнее положение – яркий пример). Преобразование нынешней налично-счетной денежной системы России в чисто счетную позволило бы вывести Россию в ряды передовых финансово-технологических стран. Правильное понимание и оценка процесса, установление его изначальных параметров позволяет во многом избежать тяжких последствий. Для этого нужно создавать систему знаний, обеспечивающую стране то интеллектуальное превосходство, которое позволяет вырваться в глобальном соревновании вперед, а не слепо следовать ложной мифологической канве, специально создаваемой людьми, управляющими обществом посредством денег. Вспомним, что переход на бумажные деньги дал цивилизационному развитию новые импульсы, позволив западной цивилизации окончательно перерасти в общемировую, совершить научно-техническую революцию в течение кратчайшего исторического промежутка. Этот же период связан с появлением ФРС США, ставшей на сегодня  эмитентом глобальных денег. Нужно только правильно оценить перспективы и обратить систему знаний на пользу общества, а не узкой социальной группе. 

 

Роль денег в истории возрастала постоянно и сейчас их значение стало тотально определяющим, практически подменив собой другие способы управления – силой и религией (идеологией). Правовое государство - это управления обществом через слово. Такое государство возникает при условии небольшого гомогенного населения. Когда общество велико, в нем усложняются связи и на смену приходит новый тип организации общества – через денежную сферу, а не через слово, приказ или закон. Но завышенная роль денег в управлении оборачивается их тоталитаризацией и культом - дух денег стал определять поведение общества, выдвигая при этом специфично ориентированные социальные группы. Но нельзя сказать, что деньги сами по себе вредны, вопрос в том, что необходимо наладить правильное функционирование денежной системы.

 

Подчинить задачам общества всю силу денег и не стать их рабом – главная задача нашего времени. И она вполне разрешима, только нужно давать правильное целеполагание – чьи интересы защищать – общества или финансовой элиты. Сейчас мы оказались перед точкой бифуркации  - смена денежного информационного носителя при отказе от бумаги и неминуемый переход на чисто электронную компоненты означает резкое уменьшение роли государства. Но это означает и окончательную победу над обществом частного финансового капитала, являющегося на сегодня единственным эмитентом счетных денег – частных денежных электронных документов. С учетом того, что мировой капитал имеет склонность к концентрации, к власти придет абсолютно нелегитимная узкая социальная группа парамасонерского типа. Но таких функций общество в сознательном состоянии им никогда не передаст (находясь в сознательном состоянии – но кто знает…), поэтому огосударствление финансового сектора неминуемо.

 

 

Еще раз коротко - грядет новая денежная революция – переход на деньги в электронной форме, они должны остаться государственными в  огосударствленной финансовой системе (и естественно не связанными с currency board). Еще одно требование – деньги должны дать подъем в экономике – перед глазами пример Японии и ее переход на однокомпонентные электронные деньги с отрицательной доходностью (демерреджем). Итак – мы неминуемо подошли к «нестандартным» геззелевским деньгам…

 

«Будущее, научиться больше у Геззеля, чем у Маркса» – писал в свое время великий Кейнс….

 

Поговорим немного о футурологии и ее апологетах?



 

 

Деньги, как источник мировой революции

 

 

На сегодня самой известной футурологией является футурология Маркса, которая состояла из двух важнейших концепций. Первая - социалистическое общество, в котором все средства производства принадлежат государству. Этот концепт был претворен в жизнь и в период своего расцвета социалистический лагерь включал более трети территории всей Земли. Почему социализм как мировое явление рухнул – это отдельный вопрос. Другой концепцией была социальная система коммунизма, идущая следом за социализмом.

 

В чем причина краха футурологической концепции Маркса? Прежде всего в том, что при социализме деньги продолжали носить те же функции, что и при капитализме, т.е. не просто служить обменной функцией, но носить и накопительную функцию. Т.е. система управления деньгами обществом не поменялась, поскольку не поменялась и философия денег, несущих кредитный характер, способных к бесконечному накоплению. Не поменялось и отношение социума к деньгам, сохранявших функцию накопления как минимум на протяжении семи веков, начиная с 13 века (при этом сейчас по отношению к инвестиционной функции  денег их накопительная функция минимизировалась и не является главной для развития экономических отношений).

 

По мысли Маркса, коммунизм как некое конечное состояние социальной эволюции человечества есть общество без денег. При этом нужно отметить, что коммунизм сам по себе не является несбыточной футурологией. Коммунизм всегда был, он существует и сейчас в форме социальной организации малых социумов (семьи, племена, монастыри, экспедиции, малые поселения и т.д.) без насилия и подавления одного человека другим, а связи и управление этим обществом основаны на осознании каждым членом своих задач и на началах добровольности.

 

Особенность денег в том, что в малых социумах они не используются. Денежные отношения возникают и используются лишь в достаточно больших социумах - тысячи, миллионы, миллиарды - там, где прямое управление от человека к человеку становится малоэффективным, там и возникает денежный управляющий и контролирующий инструмент. Представление, что организацию малых социумов можно перенести на большие человеческие системы, без изменения их философии управления было утопичным. Таким образом, для изменения управления обществом, включающим в себя силу, религию (идеологию) и деньги, в гуманитарных составлящих управления обществом необходимо поменять не только идеологию (ставшую религию), но и философию функционирования денежной системы. 

 

Как можно было воспитать у социума отторжение неуемной жажды денег? Этого можно было бы добиться, лишь изменив саму систему функционирования денежной системы, так, чтобы крупные социальные системы начинали носить признаки отношений, свойственным небольшим, а не громадным социумам. Т.е. «органичной демократии», ставяшей на «братство» - третью составляющую триады «свобода, равенство, братство», которая выпала еще во времена первой попытки добиться построения справедливого общества. Достичь этого в течение короткого времени не реально (тем более ставя в привилегированные условия лишь один класс), для этого нужно было изменить философию отношения в обществе. Еще одной сложностью при таком подходе – необходимость, чтобы в новом обществе не убивалась инициатива и основным социологическим типом хозяйственной деятельности (В.Зомбарт) продолжал оставаться активный тип производителя – «отец семейства» (а не пассивный тип хозяйствующего субъекта характерный для социализма или тип торговца (посредника) характерный для либерализма), но это не вызывало социальной напряженности. 

 

Таким образом, ошибка футурологической мысли Маркса состояла в недооценке роли денежной системы, определяющей типологию функционирования больших систем и неверный подход к частной собственности на переходном периоде (которую не нужно было полностью огосударствлять, а лишь изменить подход к праву наследования в пользу социума – так же, как это происходит в семьях). И без изменения этих традиций, складывающихся веками, было невозможно изменить и философию поведения самого социума. Тем более, что сама по себе идея коммунизма как системы организации человеческого социума на является утопической и в принципе стара как мир, но оказалась недоработанной в концепте функционирования денежной системы. Вот почему идеи Маркса являлись незаконченными в применении ко всему человеческому сообществу.

 

Геззелевские деньги способны изменить формацию общества, заменяя насилие над классом, насилием над абстракцией – кредитным процентом (в комплексе с открытостью информации сетевого планирования в рамках «электронного правительства»,  переформатированием банковской системы в единый огосударствленный (общественный) банк и пересмотром права наследования в пользу социума)

 

Нужно отметить, что с развитием социальных отношений, деньги окончательно превратятся в чисто техническую информацию, касаемую лишь методов измерения количественных величин и способа управления экономикой, но не обществом. С приходом гезеллевских денег (что стало  технически возможно в электронном виде) мир объективно стоит на грани революции, которая должна привести к смене типа цивилизации современного мира, поменяв «либерализм лихих 90-х» на коммунитаризм ХХI века – высокосоциализированное общество, где на первое место выходит (в полном соответствии с постулатами четвертой политической теории):

 

- признание того, что развитие отдельного человека бессмысленно рассматривать в отрыве от развития социальной среды, выдвигая в качестве системообразующего понятия «сообщество»;
- признание возможности сосуществования разных цивилизаций и необходимости культурной диверсификации.

- отторжение либерального индивидуума и приверженность ценностям сообщества («коммуны»), как устойчивого объединения людей, связанных общими традициями, историей и моралью.

 

продолжение следует…

 

ссылки [7] [8] [9] в первом комментарии



 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 137 comments