martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Category:

Деньги, как форма управления обществом/ Деньги, как источник нового социального мирового конфликта

Деньги, как форма управления обществом 

 

II. Деньги, как источник нового социального мирового конфликта (часть I здесь)

 

 «Финансисты поддерживают государство, как веревка – висельника» 

Шарль Монтескье

 

 

Бумажно-электронная денежная система как источник конфликта

 

Развитию характерны циклы, его графической форме соответствует спираль, а не плоский монотонно восходящий график. Так и после перехода на однокомпонентные бумажные деньги, повторился процесс их перехода в двухкомпонентные. В качестве второй компоненты появились так называемые счетные деньги - деньги, записанные на счетах в банке и перемещающиеся со счета на счет. Сначала счетные деньги имели в качестве носителя бумажные записи, затем они превратились в записи в банковских компьютерах, преобразовавшись в электронные деньги.

 

Таким образом, современные деньги во всем мире являются двухкомпонентными бумажно-электронными (налично-счетными) деньгами. На сегодня объем использования безналичных денег в развитых странах составляет до 90% от общего денежного оборота. СССР по объему использования безналичного обращения был одной из самых передовых стран мира. Но в современной России в этой области произошел регресс и объем использования наличных возрос многократно[3].

 

Электронные деньги - это деньги на новом информационном носителе. Они виртуальны, не имеют вещественного выражения и представляют собой всего лишь информацию, записанную в специализированных банках данных. Распоряжение этими деньгами осуществляется либо через банковские терминалы, либо с помощью персональных денежных контроллеров в виде карточек (магнитных, чиповых и т. д.), мобильных телефонов и т.д. Они не хранят деньги, а лишь служат для распоряжения деньгами, которые хранятся на счете в банке. Такие деньги еще называют еще счетными. Все денежные операции сводятся лишь к пересылке информации с одного информационного массива в другой.

 

XXI век становится веком электронных денег. Электронное денежное обращение требует на порядки меньше затрат природных и человеческих ресурсов. Затраты на золотое обращение приемлемы для миллионов пользователей, затраты на бумажные оправданы до миллиарда пользователей. Сегодня финансовых лиц в мире десятки миллиардов.

 

В настоящее время мировой финансовой системе нарастают противоречия между наличной и счетной компонентами. Счетные деньги находятся в частных банках, ответственность за которые государство практически не несет. С финансово-правовой точки зрения счетные деньги во всем мире являются частными деньгами (точнее частными денежными электронными документами). В результате возникает правовая коллизия - с одной стороны, государства пытаются регулировать использование наличных денег, всячески побуждая к всемерному использованию хорошо фиксируемых счетных денег, с другой стороны, без признания государственного характера безналичных денег такое регулирование незаконно. Получается, что государства толкают людей хранить деньги в частных банках, не гарантируя их полную сохранность (система страхования условна, поскольку, во-первых, рассчитана только на физические лица, во-вторых, не покрывает всех сумм, в-третьих, просто не справится в случае масштабного кризиса). И если это не удивительно для США, где Центральный банк (ФРС) принадлежит частным владельцам, то выглядит крайне сомнительным для всех остальных стран (тем самым подтверждается тезис Киссинджера, что «глобальное управление в сфере финансов существует»[4]). Очевидно, что суверенные государства должны вести суверенную денежную политику и гарантировать, что деньги из банков не исчезнут. В условиях надвигающегося краха глобальной финсистемы это становится «архиважно», как говорил один политик в начале прошлого века.

 

Преимущества электронных денег. Показательно, что опасность любого современного кризиса в то, что именно существование наличной компоненты делает современную банковскую систему принципиально неустойчивой, крах всей банковской системы неизбежен, если значительная часть клиентов банка одновременно прибегнет к преобразованию счетных денег в наличные с изъятием их из банковской системы. Такое случалось много раз и во время Великой Депрессии в США в 1929 году, и в российском банковском кризисе 1998 года и т.д. В чисто счетной банковской системе никакая паника не может привести к краху банковской системы, так как деньги невозможно изъять из банковской системы – они в ней и останутся.

 

Таким образом, единственное и радикальное решение проблемы устойчивости банковской системы может заключаться в исключении из нее наличных денег, переход на однокомпонентную чисто счетную банковскую систему, выбросив наличную компоненту из сферы денег. Прецедентом исключения из состава денег одной компоненты может служить исключение золотой денежной компоненты и переход на чисто бумажные деньги, которые к настоящему времени развились в бумажно-электронные (налично-счетные).

 

Неизбежность перехода. США, объявив «войну терроризму», фактически легитимизировали новую мировую войну сетевого типа, и противоположная сторона также осознала свои цели. Таким образом, либо мир войдет в целую историческую полосу новой мировой войны, которая может унести не меньше жизней, чем Первая и Вторая мировые войны (в основном мирных граждан). Одновременно можно указать на всевозрастающий потенциал начала войны на субконтиненте, спровоцированный борьбой США с Китаем, отражающей грядущий переход мирового лидерства (когда юань имеет все шансы стать новой мировой валютой). Таким образом, наметились все соответствия постулатам перехода с двухкомпонентной на однокомпонентную денежную систему.

 

Абсолютно очевидно, что тот, кто сможет отказаться от наличных денег, запустит процесс денежной революции, в результате которой  человечество вступит в новую цивилизацию. Япония уже объявила о программе полного перехода на чисто однокомпонентные электронные деньги к 2014 году – и это только «первая ласточка».

 

При этом сегодняшнюю ситуацию можно назвать точкой бифуркации денежной системы  – либо государство полностью снимет с себя ответственность «за верификацию» (которую имело при наличном денежном обороте), либо будет вынуждено значительно усилить контроль банков, присвоив счетным электронным деньгам статус государственных, что становится естественной предпосылкой для огосударствления всей банковской системы.

 

В пользу последнего утверждения есть еще один принципиальный аргумент. Понимая неизбежность перехода на счетно-электронные деньги, нужно не забывать, что капитал в своей предельной концентрации превращается в чистую власть – т.е. контроль за денежной системой означает контроль за всем обществом (см. «функции денег в современном обществе»). Допустить возможность такой концентрации власти в руках группы частных финансистов, по меньшей мере, преступно. Эти функции общество им не делегировало и никогда не делегирует в сознательном состоянии. Концентрация капитала возможна только в руках самого общества, чьи интересы может представлять легитимное государство. Поэтому нельзя допускать концентрацию капитала в системе частных банков, где все явственнее сосредоточение капитала в руках специфичной социальной группы, интересы которой откровенно обслуживает идеология либерализма, направленная на минимизирование роли государства и общества в пользу «индивидуумов свободных от любых социальных связей». В случае победы этой идеологии безликая масса ничем не объединенных «индивидуумов» становится крайне удобной для манипулирования со стороны узкой социальной группы парамасонерского типа, объединенной другой идеологией.

 

Таким образом, все очевиднее вырисовывается новый серьезный потенциальный социальный конфликт, характерный для каждой страны.

 

Но прежде чем перейти к его подробному анализу, необходимо рассмотреть  - 

 

 

Конфликт, изначально заложенный в глобальной денежной системе

 

Использование национальных денег в качестве мировых создает для их владельцев колоссальные преимущества перед другими странами. Откуда же берутся мировые капиталы, которыми оперируют западные страны, ТНК, инвестфонды и т.д.? Они создаются из воздуха – путем простой эмиссии, причем сейчас, в основном, даже не бумажной, а электронной. Сотни триллионов долларов, распространившиеся по всему мировому экономическому пространству за пределами США, сделаны из воздуха и на их производство может быть затрачено несколько долларов (цена производства записи в компьютерах банков ФРС США), а за них получают товары реальной стоимости.

 

Такие деньги стали информационным «товаром», имеющим потребительскую стоимость и не имеющим производственной. На этом и зиждется благосостояние Запада, основанное на ограблении стран третьего мира. Как еще как можно назвать товарообмен, когда за продукты труда и природные ресурсы даются цифры, производство которых ничего не стоит? С точки зрения национального права это аферизм. Но на международном уровне действую правила «обмена» установленные, прежде всего, США. Это «право» они отстояли, входя в мировые войны в их последние месяцы на стороне победителей, когда все основные потери уже были понесены другими участниками конфликтов. При этом войны изначально развязывались при непосредственном участии финсектора самих США («права на мировые деньги» Штаты отстаивают, тратя на военные нужды больше, чем все остальные государства вместе взятые).

 

Штатам удавалось представлять себя благодетелями, опутывая страны сетью кабальных обязательств и долгов (планы Дауэса, Маршалла). Все открытость мировой экономики выгодна, прежде всего, транснациональным капиталам, которые приходя в страны вызывают временные приливы деловой активности, а покидая выворачивают у государства и его граждан карманы[5]. Снимая «сливки», западный капитал снимает социальную напряженность в своем пространстве и  раздувая сверхпотребление[6]. Триллионы долларов и миллиарды евро, ходящих по всему миру вне пределов стран-эмитентов – это миллионы тонн нефти и других товаров, ввезенных соответственно в страны-эмитенты в обмен на «ничто». Это и есть финансовый колониализм.

 

Ясно, что такой мировой порядок не может существовать сколь-нибудь длительное время и в ХХI веке ему будет положен конец – прежде всего потому, что существующий Мировой финансовый порядок себя исчерпал.



 

 

Откуда берутся деньги - виды денежной эмиссии и потенциальная основа для глобального социального конфликта

 

«Экономическая наука чрезвычайно полезна как форма занятости экономистов» 

Джон Кеннет Гэлбрейт

 

 

Во времена золотых денег новые создавались на основе добычи золота. Государства лишь чеканили из него монеты, но денег создавать не могли. В бумажно-денежной системе все деньги, которые ходят в обществе, созданы государством через их эмиссию, а запущенны в оборот через невозвратные государственные расходы. Чем выше развитие общества, тем больше необходимо денег, тем больше должно государство их эмитировать и тратить на пенсии, армию, содержание госаппарата и т.д. Эти деньги не изымаются, поскольку необходимы для общественного развития. И если подсчитать, сколько денег ходит в какой-либо стране и понять, что все они прошли через невозвратную трату государством, то мы поймем, что главная сила современного государства не в армии и полиции, а в печатном станке.

 

Представления ортодоксального монетаризма, что деньги государство получает только из налогообложения, а государство должно вкладывать их только на возвратной основе, примитивны и переполнено мифами. Если деньги освоены экономикой и обществом, то они им нужны, а изъятие их будет пагубно. Вопрос не в том, чтобы не иметь денежной эмиссии, а в том, какова она по размеру, каков ее финансовый механизм и на что расходовать эмиссионные денежные средства. Эмиссия в условиях развивающейся экономики – необходимейшая вещь, но ее объем должен быть тщательно рассчитан, ибо излишняя эмиссия вызывает инфляцию, а недостаточная эмиссия – стагнацию экономики.

 

 

Кто решает этот важнейший для общества вопрос?

 

«Экономический контроль неотделим от контроля над всей жизнью людей,

ибо, контролируя средства, нельзя не контролировать и цели». 

Фридрих Август фон Хайек

 

В США этот вопрос всецело отдан на откуп банковской олигархии управляющих банков ФРС объединенных в Федеральный комитет открытого рынка. Двенадцать человек, неподотчетных обществу, решают важнейший для всего общества вопрос. В России мы имеем даже не олигархию, а деспотию, ибо этот вопрос решает единолично формально не подчиненный никаким органам представительной власти Председатель Центрального банка России. Очевидно, что это совершенно недопустимо. Предложения об объеме эмиссии должен, возможно, представлять Председатель Банка России, но принимать решение открыто должна представительная власть, а вовсе не олигархия (как в США) или деспотия в лице одного человека. Особенно ввиду заявлений Киссинджера (см. выше).

 

Поэтому закономерно возникает вопрос о финансовом механизме эмиссии. На сегодня существует –

 



 

Четыре механизма эмиссии.

«Когда нет денег, то лучше еще, чем уже».

Оноре де Бальзак

 

 

Первый состоит в простой эмиссии. Центральный банк просто создает новые деньги и передает их правительству. Такой механизм использовался в СССР.

 

Второй – это механизм кредитной эмиссии. Центробанк дает правительству кредиты, которые правительство и расходует на свои цели. За правительством записывается в банке долг по кредиту, иногда и с процентами (но правительство, как правило, не возвращает этот долг, поскольку это будет означать изъятие денег из экономики, но если последняя эти деньги усвоила, то ей они нужны, и изъятие их /ремиссия/ будет вредно). Результатом этого механизма эмиссии является формально растущий долг правительства перед Центробанком, но вред от этого невелик.

 

Третий механизм – эмиссия на основе операций Центрального банка на «открытом рынке». Сущность его в том, что правительство выпускает ценные бумаги – долговые обязательства, которые распространяет среди первичных покупателей, в качестве которых выступают, как правило, коммерческие банки. Те в свою очередь продают их на вторичном рынке другим финансовым лицам. Среди этих покупателей (явно ли не явно) появляется и Центральный банк, который может скупать эти обязательства, совершая для этих целей эмиссию денег. Такой внешне запутанный механизм придуман американцами для себя, что бы, во-первых, прикрыть форму реального финансового управления «самой демократичной страны» которой на деле правит парамасонерская олигархия «двенадцати банковских воротничков», во-вторых, распространяя в мире еще со времен плана Маршалла гигантскую денежную массу, США умудряются еще эти деньги и занимать, демпфируя, тем самым, не только внутреннюю, но и внешнюю долларовую инфляцию и создавая спрос на доллары США на внешнем рынке. Теоретически, этот «perpetuum mobile» финансовой пирамиды мог бы работать еще достаточно долго, если, во-первых, США выпускали бы денег не больше, чем того требует мировая экономика, и, во-вторых, если бы все страны полностью отказались от своей эмиссии и, соответственно, сеньоража. Но охотников не так много, кроме тех глупцов, кто осуществляет эмиссию используя -

 

Четвертый механизм эмиссии. Это «монетарная доктрина для папуасов» - малоразвитых стран, в которых полностью отсутствует мало-мальски образованная прослойка населения и поэтому не обладающих необходимой системой знаний для проведения самостоятельной эмиссионной политики. Механизм разработан в МВФ и переводит под его контроль эмиссию такого малообразованного «суверенного государства». С учетом всех функций денег в современном обществе, о которых мы говорили выше, такие государства фактически переходят под полный контроль США (которые в свою очередь контролирую деятельность МВФ). В ходе «либеральных реформ» Россия приняла именно такую форму «национальной эмиссии». Поэтому вопроса -  «чьи интересы отстаивает проводимая в России монетарная политика, отстаиваемая нашими либералами?», - возникать не должно. 

 

Механизм работает следующим образом: МВФ выдает России (правительству) валютный кредит (либо страна продает свои сырьевые ресурсы за валюту – в основном в долларах США, поскольку торговля нефтью осуществляется именно в них). «Конвертировав» полученную валюту Центробанк выпускает рубли, т.е. «осуществляет эмиссию». Полученные рубли правительство использует на свои цели, а приобретенные доллары Центробанк вкладывает, к примеру, в ценные бумаги казначейства США, кредитуя их расходы. Как вариант – ЦБ продает пришедшие доллары на внутреннем российском рынке, тем самым осуществляя изъятие денег (ремиссию). И, т.к. купленная на внутреннем рынке валюта идет на покупку зарубежных товаров, способствуя развитию их промышленности. В результате этого эмитированные деньги вновь оказываются изъятыми из экономики и вновь образуется дефицит рублевой массы.  

 

Таким образом, любое государство с таким механизмом эмиссии, в случае влезания в долги к МВФ практически не имеет шанса из них выбраться (Украина – яркий тому пример). Страна превращается в  должника, который постоянно требует подпитки со стороны этой организации без всякой надежды на возврат получаемых средств.

 

Любое государство, берущее в долг у МВФ при такой кабальном механизме эмиссии, не только переводит свою экономику под внешнее управление, но и обрекает себя на ухудшение экономического положения уже в среднесрочной перспективе. В общем, ничего более изощренного и лукавого до сих пор мировая финансовая практика еще не придумывала. Губительный характер ограничения права  собственной эмиссии в подобной схеме имеющей название «currency board» (главной составляющей «вашингтонского консенсуса»)  можно сравнить только с «прогулкой по доске», которую предлагали пираты  в качестве издевательства своим жертвам.

 

России (благодаря экспорту в гигантских объемах ее природных ресурсов), чудом удалось на время вырваться из ситуации, когда она постоянно занимала у МФВ, но практика внешних займов уже вновь возобновилась. И здесь нужно осознать все глубину трагикомизма – с одной стороны, на внешнем рынке страна бьется за возможность поставок своих энергетических ресурсов; с другой стороны - полностью сдает свою собственную финансовую систему. Т.е. в то время как премьер с президентом, всячески демонстрируя энтузиазм и решимость, скачут по миру, пропихивая газовые потоки, министр финансов с гастритным выражением лица сливает суверенность через системный порок денежной системы[4]. И мы не просто меняем реальные ресурсы (добыть которых стоит и денежных и физических усилий) на ничего не стоящие информационные электронные записи в компьютерах иностранных банков, но и фактически отказываемся от сеньоража при эмиссии своей валюты в рамках международного разделения труда.

 

Вот так мы поддерживаем сверхпотребление упитанных граждан США, их ВПК и науку, попутно стерилизуя долларовую инфляцию. Поэтому неоднократное присвоение почетного звания «лучшего министра финансов  развивающихся стран» господину Кудрину (как и его предшественникам – А. Чубайсу и М. Касьянову, - активнейших проводников этой схемы) со стороны Запада совершенно оправдано. Он действительно один из лучших для поддержки западной, в первую очередь американской, денежных систем.  Но только не российской.

 

Предвидя высказывания типа «Кремль продался западу», отвечаю, что однажды попав в круговорот событий, зачастую не хватает времени остановиться и подумать.  Думать должен министр финансов, но он исповедует тоталитарное учение либерал-монетаризма. Нужно отметить, что попытки критического осмысления оного учения активно маргинализируется, а создание позитивных  мифов вокруг него целенаправленно финансируется. И это правильно – какой же идиот при капитализм будет добровольно делиться прибылью, разоблачая свою деятельность?

 

Между тем, очевидно, что простая эмиссия является самой предпочтительной. Если общество нуждается в деньгах, то финансовая система их и должна предоставлять. Цель этой системы и есть обслуживание общества, а не составление хитроумных комбинаций, в результате которых финансовая олигархия становится над обществом. Механизм эмиссии должен быть прост, ясен и открыт. Парламент принимает решение об эмиссии денег на очередной год, а Центробанк ее осуществляет и передает деньги правительству. Отказ от самостоятельной эмиссии денег для государственных целей есть полнейшая безграмотность (если не предположить худшего) и основана на нелепых представления ортодоксальной монетаристской теории (если не называть ее финансовой диверсией).

 

немного футурологии - о перспективах ближних и дальних…

 

 

сноски [3] [4] [5] [6] – в первом комментарии

допматериал «Золотые и бумажные деньги. Подробнее»

допматериал «Монетаризм: нет экономики - нет и проблем»


 



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments