martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Модернизация через смену политэкономической формации?

Модернизация через смену политэкономической формации?

Как решить стоящие вопросы «модернизации» экономики в условиях глобального кризиса

 

(К дискуссии приглашаются готовые к внесистемным решениям профессиональные экономисты и политические философы).

 

Сложившиеся системы обычно диктуют нам стиль поведения, при этом у нас есть следующие определяющие условия:

 

 

Во-первых, на сегодня мы имеем только три сложившиеся политические теории – либерализм, социализм и фашизм.

 

Во-вторых, в глобальной экономической (капиталистической) системе все ниши  давно и очень плотно заняты. Поэтому России, решившей в начале 90-х выйти из социалистической системы, изначально было уготовано место сырьевого придатка (собственно, исходя из этих соображений, кураторами российских реформ наша страна изначально готовилась как сырьевая моноэкономика – под это затачивалось все, включая  налоговую системы от младореформаторов).  При этом перед нами, в силу ограниченности набора политических систем, встал достаточно трагический выбор – фашизм или компрадорство (фашизм – как протестный вариант; компрадорство – как соглашательский вариант либерализма-лайт для папуасов).

 

Во-третьих, современная глобальная финансово-экономическая система близка к коллапсу.  При этом в нашем случае глобальный системный кризис накладывается на внутренний.

 

В рамках существующих систем мы попадаем в ловушку негативного выбора – продолжать строить экономический клон рушащегося либерал-капитализма (в нашем случае «компрадор-капитализма для папуасов»), чтобы со временем войти в очередной цикл нового кризиса или уходить в протестные системы – фашизм (новое для нас) или возвращаться в социализм («дважды в одну воду»).

 

Очевидно, что выходом из такой системной ловушки может быть только внесистемное решение.

 

Таким внесистемным решением является четвертая политическая теория («коммунитаризма»).

 

Очевидно представляются основные экономические принципы, которые она в себя включает –

 

- развитие экономики ориентированной на человека вместо «бесконечного роста», в система экономического анализа строится на «гуманистических измерениях» и «индексах человеческого развития»;

- отказ от тоталитарной открытости рынков, учет национальных интересов и культурных традиций данного региона;

- создание и равномерное распределение «точек роста»;

- отказ от «невидимой руки рынка» в пользу сочетания рынка и открытой сети планирования;

- совмещение функций правительства и центрального банка – (синтез прудоновского «Общественного банка» и денег Геззеля в масштабах государства/таможенного союза);

- пересмотра прав собственности («не важно, как она была приобретена; не имеет значение, как я собираюсь с ней поступить; пока я действую в рамках закона, мое право на нее абсолютно и ничем не ограничено») с разложением его на «пучок правомочий» учитывающих интересы локальных коммун. Это вариант означает переход под контроль государства и общества крупных объектов экономической деятельности (объектов энергетики, сырьевого экспорта, авиа- и железнодорожного транспорта и т.д.) без насильственной экспроприации.

 

Очевидно, что таким образом решаются вопросы социализации и равномерности распределения благ в обществе, стирая его противоречия. При этом социологическим типом хозяйствования остается тип производителя  (а не тип посредника от либерал-капитализма или пассивный социальный тип хозяйствования присущий социализму).

 

Между тем понятно, что главной проблемой существующей экономической системы стали деньги, превратившиеся из универсальной меры, облегчающей форму обмен благами, превратились в абсолютный товар, неся все рыночные его свойства - деньги «исчезают из обращения всякий раз, как возникает повышенная в них потребность, и затапливают рынок в моменты, когда их количество и без того избыточно». Тягу к накопительству «универсального виртуального товара» можно искоренить двумя способами – бороться с его последствиями путем насильственных ограничений и репрессий – этот путь мы уже проходили во времена военного коммунизма и «развитого социализма». Другой путь профилактический – бороться не с болезнью, а предотвращать условия для ее возникновения. «Универсальные деньги» должны иметь свойство постепенно таять.

 

Поэтому одним из наиболее принципиальных моментов в экономических построениях этой теории на сегодня является отказ от кредитных денег, которые «могут служить лишь инструментом мошенничества и ростовщичества и не должны признаваться годными к употреблению, сколь бы привлекательными ни казались их физические качества», в пользу «свободных денег» («денег Геззеля») с отрицательной доходностью (демерреджем).  У Маркса «зло» — в прибавочной стоимости, а восстановление справедливости предполагает изъятие этой стоимости у одного класса в пользу другого. У Гезелля «зло» — в кредитной природе денег, а восстановление справедливости предполагает ликвидацию этой кредитной природы, подпитывающей «гобсеков». Главное отличие: вместо насилия над людьми — насилие над абстракцией. При этом практически полностью снимается возможность для спекуляций на фондовом рынке, построение пирамид и «вздутие финансовых пузырей» - ставших основой для текущей удручающей ситуации в мировой экономике.

 

Еще одним из основных преимуществ данного типа денежных отношений является ускорение товарно-денежного оборота до 20 раз и концентрации экономики на реальном производстве, а не виртуальном «финансизме».

 

Приглашаем на обсуждение их возможностей, преимуществ и выявление принципиальных и технических сложностей при внедрении –  здесь.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments