martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Category:

Вопросы национальной модернизации. Часть III / Конец и Начало истории

Вопросы национальной модернизации. Часть III    (начало здесь)

 

Конец и Начало истории

 

Фашизм или компрадорство

 

как  результат «либеральной модернизации».

 

Последующая за горбачевской «модернизацией» (подготовленная во многом отношением к социализму пролиберальной коммунистической номенклатурой, использующей в качестве инструментов т.н. «шестидесятничество») «аллергия на социализм» предопределила крах системы. При этом ограниченность «младореформаторов», сложившаяся из трех составляющих система политических теорий (социализм, либерализм и фашизм); отсутствие системы знаний по альтернативным вариантам развития; традиционное неприятие цивилизационных особенностей России и заранее отведенное ей положение сырьевой колонии со стороны Запада, -  фактически поставили страну перед трагическим выбором – фашизм или компрадорство (как форма периферийного, колониального эрзац-либерализма).

 

Разберем характерные для них эталонные черты:

 

Фашизм – протестный вариант, или (В. Цымбурский)одна из двух[4] форм восстания нации против попыток вписать нацию в дискомфортный для нее мировой порядок на правах нации «второго сорта». Эта форма восстания имеет свои отличающие его черты, посмотрим на теоретический эталон фашизма, это:

 

Во-первых, четкое противопоставление «мировым нормам», правилам игры, определившимся в капиталистической мир-системе, ценностей данного народа, нации - т.е. ставка на свои неотъемлемые, не экспроприируемые миропорядком истоки циркуляции стоимости и баланса сил; на «кровь и почву» - исконные культурные начала данной нации и ее первооснова, где антропология черпает прообразы восстания политического в противовес диктуемым ей извне.

 

Во-вторых, тоталитарная техника власти через посредство партии-авангарда, как собрание «лучших сил народа», снимающей противопоставления общества и государства, становящейся над формальными структурами государства. Партия-авангард притязает на снятие разрыва между элитой и массами, превращая каждый человеческий атом общества в «единой силы частицу».

 

В-третьих, в своем восстании фашизированная нация стремится внутри себя снять классовые противоречия, нейтрализовать конфликт богатых и бедных, экономических «верхов» и «низов» нации. Поэтому при фашизме не происходит экспроприации и физического истребления заправил экономики, но «хозяев жизни» склоняют консолидироваться с низами своей нации на основе морального единства, на основе своих исконных первоначал, во имя которых «нация-пролетарка» поднимает бунт против не устраивавшего ее мира.

 

В-четвертых, такие режимы обречены на насилие по отношению к другим нациям [3].

 

Компрадорство – соглашательский, предательский вариант по отношению к национальным и социальным интересам общества – именно такое не менее одиозное эталонное компрадорское государство зеркально противопостоит эталонному фашизму. Компрадорство, при ограниченных условиях миропорядка, становится прямой альтернативой фашизму в системе либерал-капиталистических ценностей «золотого миллиарда», поскольку:

 

Во-первых, вместо ставки на «кровь и почву» идет полное привязывание государства к внешним мировым структурам, черпание режимом ресурсов выживания из внешней поддержки и внешнего признания.

 

Во-вторых, вместо тоталитарной техники власти - техника власти авторитарная, когда население не связывается ни в какую всеобщность, предоставляя им возможность «вертеться в свободном состоянии», лишь бы не вмешивались в дела власти, не препятствуя ей по своему усмотрению определять условия этого «верчения».

 

В-третьих, вместо морально-политической нейтрализации - предельная поляризация общества -  игра на противопоставлении образа жизни одной десятой приобщившихся к «мировому цивилизованному» и девяти десятых не приобщившихся «к цивилизации». При этом авторитарная техника власти предназначена удержать общество в таком напряженном неравновесии, до бесконечности отсрочивая взрыв.

 

В-четвертых, неминуемый социальный взрыв будет означать внешнюю интервенцию.

 

Таким образом, в основном российские либералы – это те, кому ближе понятие «ворюга мне милей, чем кровопийца», что, в конце концов, приведет к подавлению «пугачевщины» силами внешней интервенции.

 

Перед постсоветским обществом стоят две страшные альтернативы - либо смиряться с положением вещей, когда в обществе выделяется верхушка, «приобщенная к мировым стандартам», пользующаяся авторитарной техникой власти для обуздания девяти десятых и гордящаяся тем, что играешь по правилам «мирового цивилизованного», - либо идти на бунт, который с высокой вероятностью придаст обществу фашистские черты.

 

На самом деле, вопрос состоит единственно в следующем: неизбежно ли гнать к этой страшной ситуации, когда население данной страны окажется только перед таким и никаким иным выбором?

 

В настоящее время, с крахом идеологии либерализма - «универсальной либеральной экономики» и подвязанных к ней «универсальных ценностей» основанных на дарвинистких принципах «выживает сильнейший», отчетливо видна протестная волна, основанная на национальных ценностях. В настоящий момент в России наблюдается все более острое противостояние национального мировоззрения и либерального, «европоцентричного». Фашизм или компрадоство?

 

 

Выходом может стать только спасительная внесистемность

или четвертая политическая теория – «идеология духовности»

 

Очевидно, что общая схема ее такова:

 

Во-первых, четкое противопоставление «мировым нормам», правилам игры, определившимся в капиталистической мир-системе, ценностей данного народа и его цивилизации, т.е. ставка на свои неотъемлемые, не экспроприруемые миропорядком истоки циркуляции стоимости и баланса сил; на «кровь и почву» - исконные культурные начала данной нации и ее первооснова, где антропология черпает прообразы восстания политического в противовес диктуемым ей извне, но при этом уважительное отношение к правилам и правам других наций.

 

Во-вторых, техника власти смешанная -  демократическая и меритократическая – как собрание лучших сил народа, снимающие противопоставление общества и государства, разрыва между элитой и массами, население связывается во всеобщность.

 

В-третьих, осуществляется морально-политическая нейтрализация, нация снимает себя классовые противоречия, нейтрализуя конфликт экономических «верхов» и «низов» нации через ликвидацию базы бесконечного накопления, изменение толкования права «частной собственности» (особенно в праве наследования), повышение распределительных функций социального государства. Поэтому не происходит экспроприации и физического истребления социально активных типов хозяйствования. «Активные хозяйствующие субъекты»  консолидируются с низами своей нации на основе морального единства, своих исконных первоначал и экономических интересов. Такие принципы являются основой, во имя которых «нация» объединяет вокруг себя другие нации, которые не устраивает правила навязанные внешним «либеральным управлением».

 

В-четвертых, насилие совершается над виртуальной абстракций – кредитными деньгами, но не над «классом» или соседними нациями.

 

 

Цивилизационная неизбежность «модернизации» и «начало истории»

 

Уникальность русской цивилизации в том, что наиболее эластичным и живучим суперэтносом в мире является русский суперэтнос. Только на протяжении одного ХХ века наше общество успело пожить в условиях монархии, капитализма, идеократии, социализма, демократии с поворотом к дикому капитализму. Причем каждый такой период, в свою очередь, содержал в себе ряд субпериодов, частенько мировоззренчески враждебных друг другу (НЭП и «застой» в рамках социалистического проекта, например). Плюс ряд тяжелых войн и революций.    

 

Накопленный нами веками опыт выживания в любых условиях с одной стороны принес страдания, с другой – дал тяжелый, а значит тем более ценный опыт. В процессе крайних полюсных колебаний от одного типа политической формации к совершенно другим, русские приобрели «цивилизационную эластичность», способную переваривать любой политический строй и выжить в войне. Мы умудрились не выйти за пределы допустимых колебаний, когда начинаются необратимые процессы, хотя нас к этому всячески подталкивали, а в середине 90-х стояли у самого края очерченного для нас запретного круга.


В свое время Арнольд Тойнби, проделавший титанический труд по переработке всей мировой истории в поисках закономерностей, пришел к выводу, что Россия выработала самый эффективный способ реагирования на стоящие перед ней вызовы - перед лицом внешних угроз России свойственно периодически сжиматься, а затем, накопив духовные и материальные силы толчкообразно расширяться. И не просто, а вбирая в себя территории, с которых ранее исходила угроза.


Так было когда Киевской Руси противостояла «великая степь», так произошло в XV веке, когда угрожало Казанское ханство, так было в эпоху великой Смуты и противостояния с Польшей и Литвой. Ход политических событий различен, но принцип всегда один: расширяющаяся пульсация с выходом на новые рубежи. Пример уже из двадцатого века, когда нам угрожал фашистский Запад и на нас шли дивизии 13 европейских стран. Франц Гальдер (начштаба сухопутных войск Германии) в своем дневнике признавался: «это поход всей Европы…». Произошло очередное сжатие, границы оккупации дошли до Волги, затем последовала фаза очередного расширения и, как следствие, на полвека половина Европы находилась в советской сфере влияния.

Общая закономерность такова — каждое сжатие России содержит в себе зерно равновеликого расширения. Это и есть классический русский уход-возврат, причем ни о какой оккупации речи не может даже идти. Сегодня Россия находится в пределах стадии максимального своего сжатия. Но «пружина» сама не разожмется - нам, живущим сегодня поколениям - нужно заслужить ее «разжатия».


России требуется прорывной проект модернизации - как недавно заявил «главный кремлевский идеолог В.Сурков», - таковым прорывом может служить только новая система политэкономических знаний и отношений, а не попытки строительства на месте рушащегося «глобального дурдома» его обновленного технократического «дурдома-2».

 

Удивительно, но потенциально к повороту на принципы четвертой политической теории готова и существующая система – это и «электронное правительство», как прообраз системы сетевого планирования, «национальная платежная система» - как основа для технического внедрения «свободных денег», не хватает только политической воли - нужно понимать, что модернизация в России возможна только сверху и всегда она шла именно так. При этом придется преодолевать сопротивление старой системы и людей, базирующихся на рентных, а не предпринимательских доходах. И это не только чиновники, но и крупный бизнес, в первую очередь контролируемый иностранными компаниями и связанными с ними компрадорами.

 

Такая модернизация в очередной раз будет связана со скачкообразной ломкой уклада жизни, но пройдя этот скачек, наступит реальное долгосрочное поступательное развитие социальных и экономических отношений, при котором русская цивилизация станет примером для подражания для всех остальных. Но тогда наступит не «конец истории» («как завещал тов. Ф.Фукуяма»), а придет ее реальное начало.

 

 

______________________________________________________________

 

[4] Мы жили в одной из форм «восстания масс» против миропорядка, не устраивающего нацию - социалистической революции и неразрывной с ней формы экспроприации иностранных и местных капиталов, где -

 

Во-первых, вместо ставки на «кровь и почву» шло полное привязывание государства к идеологии.

 

Во-вторых, существовала тоталитарная техника власти через посредство партии-авангарда, как собрание «лучших сил народа», снимающей противопоставления общества и государства, становящейся над формальными структурами государства. Партия-авангард притязала на снятие разрыва между элитой и массами, превращая каждый человеческий атом общества в «единой силы частицу».

 

В-третьих, консолидации всего общества на основе морального единства и исконных первоначал против не устраивавшего ее мира не происходит, напротив, общество стремится снять внутри себя классовые противоречия через совершение насилия над экономическими «верхами», ставя на экспроприацию и физическое истребление заправил экономики.

 

В-четвертых, подобные установки вызывали неминуемые столкновения с государствами, где продолжали существовать «класс верхов».

 

Капиталистический Запад был напуганы тем, что в их собственном ареале обозначились разные типы бунтующих наций. А потому после мировой войны были приняты все меры к тому, эти очаги погасить и абсорбировать подобные нации - внутри либерального «центра». Это было сделано. Россию никто в таком качестве и на таких льготных условиях абсорбировать не будет, да и не смог бы. Потому надо признать, что при желании любой ценой закрепиться на окраине «цивилизованного мира», перед Россией встанет выбор между двумя путями: путем компрадорским и путем фашистским.

 

 

Дополнительно использовались материалы: http://www.russ.ru/pole/Ne-vhodit-v-mirovoe-civilizovannoe, http://www.russ.ru/pole/Modernizaciya-v-Kotlovane, http://www.russ.ru/pole/Modernizaciya-vs.-Innovaciya, http://narochnickaya.vkrugudruzei.ru/blog/post.asp?idp=73065c7199db41cea0369e84699f2f6b,

http://news.km.ru/95_let_nazad_rossii_byl_obeshhan, http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Hant/02.php, http://chuk-sn.livejournal.com/16004.html


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 108 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →