martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Category:

Вопросы национальной модернизации. Часть II / Российская цивилизация и ее "модернизации"


Вопросы национальной модернизации. Часть II    (начало здесь)

 

Российская цивилизация и ее «модернизации»

 

Человеческая история – это история цивилизаций. Истоки возникновения, подъем, взаимодействие, достижения, закат и падение цивилизаций обстоятельно изучались выдающимися историками, социологами и антропологами, среди которых были: Макс Вебер, Эмиль Дюркгейм, Освальд Шпенглер, Питирим Сорокин, Арнольд Тойнби, Филипп Бэгби, Кэрролл Куигли, Раштон Колборн, Кристофер Даусон, С.Н. Айзенштадт, Фернан Бродель, Уильям Г. Макнил, Иммануил Валлерстайн, Самюэл Хантингтон и другие.

 

Цивилизации являются культурными единствами, а не политическими, они сами не занимаются поддержанием порядка, восстановлением справедливости, сбором налогов, ведением войн, заключением союзов и не делают ничего из того, чем заняты правительства. Люди одной и той же расы могут быть разделены на различные цивилизации; людей различных рас может объединять одна цивилизация. Политическое устройство отличается у различных цивилизаций, а также в разное время в пределах какой-либо из них. Цивилизация может содержать одно или более политических образований – это могут быть города-государства, империя, федерации, национальные государства, многонациональные государства, и у всех них могут быть различные формы правления. По мере того как цивилизация эволюционирует, число и природа составляющих ее образований обычно меняются. В некоторых случаях цивилизация и политическая целостность могут совпадать (например, Япония).

 

Цивилизация означает культурную целостность повсюду, кроме Германии. Немецкие мыслители девятнадцатого века провели четкую грань между понятиями «цивилизация», которое включало в себя технику, технологию и материальные факторы и «культура», которое подразумевало ценности, идеалы и высшие интеллектуальные, художественные и моральные качества общества. Между тем, в мире бытует единодушное согласие считать «заблуждением на немецкий манер пытаться отделить культуру от ее основы – цивилизации».

 

Различные исследователи выделяют от семи до девяти различных цивилизаций, существующих до сих пор в современном мире, к таковым можно отнести: православную, западную, латиноамериканскую, исламскую, синскую (конфуцианскую, буддийскую), японскую, индуистскую, африканскую - с небольшими вариациями; кто бы не проводил классификацию - Шпенглер, Тойнби, Хантингтон, Макнил или Бродель – во всех случаях в качестве отдельного типа цивилизации фигурирует русское культурно-историческое сообщество (включая территории современной России, Украины и Белоруссии).

 

 

Особенности «модернизации» русской цивилизации

 

Цивилизации хотя и смертны, но живут они очень долго; они эволюционируют, адаптируются, зная взлеты и падения, и являются наиболее стойкими из человеческих ассоциаций. Практически все основные цивилизации, существующие в мире в двадцатом веке, возникли, по крайней мере, тысячу лет назад или (как  Латинская Америка), являются непосредственными «отпрысками» другой, давно живущей цивилизации. Все страны мира без исключения принадлежат к какой-либо из этих цивилизаций. В мировой истории со времени возникновения и принятия основных религий не было случая, когда какое-либо государство, либо этнос, либо субэтнос (не путать с колониальными территориями) изменили бы свой цивилизационный тип. Это – главное в понимании нашего будущего.

 

На особенности возникновения и развитие цивилизаций оказывают множество факторов, в том числе и географические. Россия, как типичная «цивилизация суши», со всеми ее особенностями, развивалась через «всплески модернизации»[1], осуществляемой ее элитами.  Рассматривая эти процессы в российской истории необходимо выделить характерные для нее особенности.

 

I. Либеральный путь

 

Одной из таких особенностей стоит отметить следующую – все модернизаторы, пошедшие по пути либерализации общества на западный манер, во-первых, никогда не могли довести ее до конца, во-вторых, заканчивали смертью – физической или политической. Причем  в смене власти были замешаны как внешние «цивилизованные силы», так и внутренняя элита, не прошедшая обновление и смену в результате реформ.

 

Модернизация Александра II шла без особого насилия по типично либеральному пути, в виде демонтажа политической и судебной систем, перестройки системы образования и т.д. - менялся сам стиль правления, но без смены элит. «Царь-освободитель» погиб в результате покушения народовольцев, - движение, которое на самом деле имело внешних англосаксонских кураторов.

 

Столыпинские реформы. Россию начала века сложно назвать «отсталой страной» - по количеству студентов на душу населения царская Россия уже сравнивалась с Германией, по книгопечатанию - ее догоняла. У большевистской, советской историографии не было иного выхода, кроме как говорить, что это была отсталая империя. Темпы экономического прироста в России перед Первой Мировой войной были такими, что Россия через 25 лет оторвалась бы от всего мира так, как приблизительно сейчас оторвалась Америка.

 

Проходившая программа столыпинской модернизации начала XX (особенно сельского хозяйства) по общей схеме выглядела очень грамотно. Она сохраняла за государством контроль над выходом земли из сельхозоборота. Земли продавались только через Крестьянский банк и доставались другим землепользователям (нужно отметить, что современное правительство готовит либеральный закон выводящий земли из деления на сельскохозяйственные и другие, для возможно их продажи без ограничения). Столыпин вызвал ненависть левых, потому что вышибал почву из-под революции; вызвал ненависть и ретроградов, которые не хотели ничего менять. Но решающую роль сыграли слишком быстрые темпы слома традиционных структур  -  общинной собственности и обработки земли, особенно в глубинке, и погубили Россию. Возникновение нового собственника с его индивидуальной ответственностью не входили в традиционное мировоззрение крестьянства, из среды стали резко выделяться «эффективные собственники» - кулаки, поглощавшие хозяйства неподготовленного «неэффективного» крестьянства.

 

Выведенное из состояния равновесия общество и слабость элиты позволило эффективно действовать внешним и внутренним разлагающим силам.

 

Во-первых, сначала в русско-японской войне, когда террористы - выходцы из гебраистской среды, -  были подготовлены в Японии (за что финансировавший мероприятие банкир Шифф получил два ордена от японского правительства). Нужно отметить и крайне слабые меры по пресечению этой деятельности «кровавым полицейским режимом» дореволюционной России. Когда пресловутый Парвус приехал делать первую русскую революцию 1905 года, Ленин был за границей и всем заправляли Дейч, Троцкий и Гельфанд (Парвус). Их арест был произведен только в конце событий. Как происходил арест? «Приехали к гостинице и осведомились, завтракали ли они. Отвезли в ресторан позавтракать, потом отвезли в тюрьму «Кресты», которая была как недорогая гостиница с большой библиотекой. А потом, когда их определили в ссылку, на первой же остановке Дейч сбежал, сославшись на то, что ему надо в привокзальном буфете купить что-то вкусное. Его охранник отпустил. А через два дня сбежал и сам Парвус».

 

Во-вторых, в Первой Мировой войне, когда финансирование системных беспорядков осуществлялось по линии МИД и Генштаба Германии через Парвуса, из США через Троцкого от того же Шиффа (и Баруха) и из Англии[2].   

 

Жизнь Столыпина и Николая II оборвались насильственной смертью, в результате заговоров внутренних сил, активно пользующихся внешней спонсорской поддержкой.

 

Хрущевская социальная модернизация началась с ХХII съезда партии, на котором Никита Сергеевич объявил, что к 1980 году в СССР будет построен коммунизм. Учебники по основам советского обществоведения учили о будущем общественном счастье. Но либерализация не принесла желаемого своему начинателю - в результате дворцового переворота Хрущева выкинули на пенсию - форму политической смерти, -  и про коммунизм никто больше не вспоминал. Ненависть к бывшему генсеку раздувалась брежневской номенклатурой, но его призыв действительно откликнулся некоторой социальной модернизацией – людей удалось вывести из послевоенных бараков, да и в технической области были громадные достижения, заложенные еще сталинским периодом (тут необходимо вспомнить, что нынешний президент объявил томским студентам, что «квартиры мы раздавать больше не будем»).

 

Социальная модернизация Хрущева сменилась технократической брежневской  - «научно-технической революцией» (аналогом нынешней мечты о «модернизации» — сказочно и без особых затрат повысить производственную эффективность режима). Элита отказалась от идеалистического проекта, предпочтя ему экономоцентричный товарно-денежный социализм (где социально-экономические гарантии элиты обеспечивались через максимально долгое сохранение за собой постов, застой в ротации кадров не позволил давать своевременные ответы на вызовы, которые давала внешняя среда).

 

В технико-экономическом смысле, модернизация – это обновление основных фондов, замена морально устаревшего оборудования на новое, «современное» - процесс, в общем, понятный, экономически измеримый, а значит – контролируемый, и почти всегда полезный (за исключением случаев, когда производство вообще надо закрывать). Причем, что важно, не обязательно эта полезность измеряется рыночными показателями – модернизация может производиться, например, в целях снижения вредного влияния на окружающую среду, улучшения условий труда и т.д. Но в отличие от нынешней элиты, у которой в распоряжении разве что «невидимая рука рынка», коммунистическая номенклатура имела в своих руках и реальные инструменты. Во-первых, реальную возможность наштамповать огромное количество инженеров. Во-вторых, возможностью полного использования бюджета, без потерь на откаты и зарубежные виллы, так сказать «непроизводственные расходы» или попросту говоря масштабное воровство.

 

Нужно сказать, что брежневское время, с точки зрения общеэкономических показателей, нельзя назвать «провальными»[3]. «Застоем» его назвали в горбачевское время из-за отсутствия ротации кадров (к недостаткам еще следует отнести отказ от идеалистического проекта в пользу «социал-империализма» (Че Гевара), строгому следованию догматам экономической теории Маркса, породивших пассивный социальный тип, и жесткого пятилетнего планирования, тормозившее инновационное развитие). В результате случилась -

 

Горбачевская перестройка - последняя либеральная модернизация для Советского Союза. Попытка не сколько технической модернизации, а смены политического устройства и образа мЫшления, приведшая к разрушению страны. Элита пересела из обкомов и горкомов партии в исполнительные органы власти и крупные бизнес-структуры. Страна была разрушена, когда на нее стали смотреть «глазами чужой цивилизации». Но при этом некритическая оценка западной модели при горбачевской «модернизации» не позволила оценить ее состояние – нас попытались вписать в иную цивилизационную систему, которая впадала в не менее глубокий кризис. Того кейнсианского «социального государства всеобщего благосостояния», которое существовало до конца 60-х годов на Западе давно уже не было, на его месте возникла «цивилизация финансизма», живущая не только за счет стран третьего мира, но и своих потомков. Ставка на вторую «модель роста» - экономоцентричную товарно-денежную капиталистическую,  -  не сработала. Пытаться воспроизводить ее состояние было бессмысленно не только по цивилизационным, географическим и климатическим причинам, - совершенно нелепо копировать кризисную модель.

 

В любом случае, Горбачев закончил свою карьеру политической смертью.

 

 

Второй особенностью российских модернизаций является

 

II. Чрезвычайный путь модернизации

 

Как выход из кризиса - этот путь являлся до сих пор наиболее успешным для модернизаций России. Но нужно отметить, что скачкообразные модернизации всегда происходят с использованием инструментов, связанных с элементами силы. Такими инструментами становилась небольшая по численности (3-5 тысяч) группа людей, которая становилась силовым проводником политических и экономических модернизаций. При этом происходила достаточно резкая смена элит. В России среди таковых модернизаций наблюдались две разнонаправленные модели (А. Фурсов):

 

Во-первых, «грозненская» - Ивана Грозного (16 века), обусловленная предыдущей 30-ти летней боярской борьбой и неудачными реформами «Избранной Рады» (по терминологии Андрея Курбского) – решался целый ряд застарелых проблем, которым было по 150-200 лет, а институциональные реформы происходили крайне медленно и решать их по другому уже было нельзя; и Иосифа «Грозного» (Сталина) (в 20 веке) – решались проблемы имевшие как длительный срок – индустриализация страны, так и проблем, созданных специфичным составом первого большевицкого правительства;

 

Во-вторых,  «питерская» модернизация Петра I. Различия лежат в сфере соответствия  национальным интересам и цивилизации. Грозненская чрезвычайная модернизация носила ярко выраженный национальный характер, была антизападна и работала на развитие национального целого. Питерская модернизация представляла собой жестокое (огнем и мечом) создание новой правящей группы, способное к беспощадной эксплуатации русского населения, создав систему, где верхи и низы разняться, как две цивилизации. В результате «питерских реформ» элита Российской Империи фактически стала представлять собой отдельную часть западной цивилизации, господствующую над русской – т.е. вместо технической модернизации произошла цивилизационная подмена элиты (аналог социальной системы компрадорского государства). Отход от такого положения происходил крайне медленно.

 

Нужно отметить, что в среде силовых проводников чрезвычайной модернизации, кроме святых и идейных людей возникает всегда много «биологических подонков человечества» (И.Солоневич). Силовые действия сначала направляются на модернизацию, затем на тех, кто ее задумал, через некоторое время уничтожают и «подонков», ситуация входит в равновесие, страна делает скачек. Потребность в модернизационных скачках обуславливается застоями и тупиками развития предыдущих периодов, когда на протяжении достаточно длительного времени – десятилетий - отсутствовала политическая воля, не было адекватных социальных сил и институтов модернизации.

 

Третья особенность российских «модернизаций» - все они были  модернизациями догоняющего типа, кроме, пожалуй, социальной модернизации социалистического периода.

 

Модернизация, в основном, предполагает наличие образца – будь то образец технологии для промышленного производства, или Запад как «стандарт общественного благоустройства». Таким образом, любая модернизация по сути есть догоняющая модель, где страна пытающаяся догнать «доноров модели», отказавшаяся от собственного лидерства, имеет крайне высокую переспективу попасть не только в технологическую и экономическую зависимость от страны-донора модернизационных образцов и стандартов, но и идеологическую. Кроме тех вариантов, когда предлагается собственная идеологическая модель развития.

 

Если говорить о настоящем моменте, то сегодня не видно реальных социальных сил, которые могут вырвать страну из тупика, заложенного еще поздней брежневщиной и горбачевщиной, которые вылились в «елцининщину». Путинский период – лишь попытка консервативного отката, не доведенная до логического конца.  Сегодня нет видимого субъекта, готового вытянуть модернизацию. Кроме этого, при отсутствии темы социальной модернизации, провалившейся теме  рыночной либерализации, нам предлагается некая утопическая модернизация по производству высокотехнологических продуктов – рассчитанных непонятно на какие рынки, когда даже свой собственный полностью забит товарами западных корпораций.

 

Между тем, не стоило было тешить себя и иллюзиями «позитивного варианта постсоветского вектора развития» – после доведения до краха социалистического догмата нас неминуемо ожидали либо фашизм, либо компрадорство.

 

продолжение здесь


 

__________________________________________________________

[1] Англосаксонские экономисты называют рост экономики в странах с романо-германской правовой системой «всплесками экономической мобилизации», чтобы подчеркнуть их отличие от «систематического экономического развития», характерного для большинства стран общего права, дающие основу «либерализма» экономики.

 

[2]Весной 1915 года Англия и Франция согласилась с претензиями России на Константинополь и проливы Босфор и Дарданеллы. Многовековое стремление нашей страны поставить под свой контроль одну из ключевых геополитических точек мира едва не увенчалось успехом. Но обмен памятными записками и вербальной нотой, можно назвать тактической уловкой западных держав – Англии и Франции, которым в момент, когда война оказалась очень затяжной, была нужна большая помощь России. Австрийская исследовательница Элизабет Хереш в книге «Купленная революция» доказывает на документах, что никто не собирался выполнять эти обещания, потому что, начиная с 1916 года, Британия стала вместе с Германией, своим врагом в войне, финансировать большевиков.

 

 

[3] Застой в цифрах и фактах:

 

В экономике:

- Рост национальной экономики  с 1965 по 1982 год в 2,5 раза. Рост реального потребления населения  в  два с половиной  раза.  Фактически завершена электрификация  села — важный «национальный проект» тех лет.

- сбор зерна в РСФСР в 1950 году составил 46,8 млн тонн, в 1960 —  72,6 млн тонн, в 1970 — 107,4 млн тонн, в 1978 году 127,4 млн тонн. «деградация сельского хозяйства» не сочеталась с   рекордным за все времена урожаем Средняя урожайность  за «застойные 70-е» составила 102 млн тонн в год.

- Рост электроэнергетики за 1965-1982 годы в три раза.

 

В социальной сфере:

- В колхозах установлена ежемесячная гарантированная оплата труда и  введено социальное страхование колхозников  (гос. пенсии, больничные и т.д, дело ранее на селе совершенно  невиданное, причем гораздо раньше, чем в большинстве «развитых» капстран). 

- Общественные фонды  потребления (социальные расходы) выросли  в три раза.

- Произведён переход на 10-летнее обучение в школе.

- Установлен (увеличен) минимальный размер  оплаты труда до 60, а затем до 70 рублей в месяц (Это около 8000 рублей на нынешние. Сейчас МРОТ вдвое ниже застойного — 4 330 рублей в месяц), а минимальный размер пенсии — до пятидесяти рублей (около 6000 рублей на нынешние деньги. Нынешняя минимальная пенсия — 3 540 рублей). 

- Проведена невиданная даже в мировых масштабах газификация страны: рост с трёх до сорока (!) миллионов газифицированных квартир и домов —  в двенадцать раз. Большая часть ныне газифицированного жилья в стране газифицирована при Брежневе.

 

И наконец — такие мелочи, как то, что освоена сибирская нефть, которая кормит страну до сих пор, проложены все основные экспортные нефте- и газопроводы, создано то, что сегодня называется «Газпром», создана единая энергосистема страны (1970–1978), автомобилестроение (ВАЗ, КАМАЗ), создана ядерная энергетика  и т.д. и т.п.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments