martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

«Rent-seeking society»


«Rent-seeking society»

или халява для феминизированных мужчинок

 

Не так давно мы говорили о существовании двух разных подходов к получению дохода. В «традиционных экономиках» понятие «ренты» является одним из основополагающих факторов и не имеет негативного оттенка. Под ним понимают дополнительный доход, получаемый предпринимателем сверх определенной прибыли на затраченные труд и капитал, не требующий от владельцев предпринимательской деятельности (доход с банковских вкладов, земельного участка, сырьевого месторождения, спекулятивной деятельности и т.д.).

 

 

Факт существования ренты является стимулом для поиска наиболее выгодных вариантов размещения факторов производства. В либеральной экономике главной движущей силой становится стремление к максимизации рентной составляющей дохода. Цель максимизации ренты реализовывается различными способами, а ее достижение часто приводит к негативным результатам.

 

Поэтому экономика Четвертой политической теории разделяет активность предпринимателей на «поиск прибыли» (profit seeking) и «поиск ренты» (rent seeking). «Поиск прибыли» - позитивная производительная деятельность увеличивающая количество благ и расширяющая предложение товаров и услуг («тип предпринимателя» В.Зомбарта). «Поиск ренты» -  негативные индивидуальные усилия максимизировать ценность порождающие общественные потери, а не выгоду для общества («тип посредника»).

 

Современная экономика «финансизма» стала выражением «поиска ренты» (абсолютным выражением «поиска ренты» можно назвать ФРС США, находящуюся в разряде «философского камня финансиста»). При этом перекос в распределении прибыли в пользу финансового капитала (который за последние 30 лет вместо 10% стал получать до 60% от всей мировой прибыли), связан с формой канализацией избыточной денежной массы, порожденной безудержной денежной эмиссией «глобального гегемона». Этим же объясняется и явление «постиндустриального общества».

 

Данные явления в экономике получили и свое отражение в антропологии. Современнее исследования выявили, что в бесконечных офисах половые признаки и поведение мужской части сотрудников начинает меняться, все более и более феминизируясь. Это явление нашло свое отражение и в современной моде, где блестящие сапоги и перламутровые сумочки у «мужчин» становятся нормой. Если количество гомосексуалов с явным нарушением пропорции между мужскими и женскими хромосомами обычно оценивалось в районе 0,5%, то в процессе «феминизации труда» постмодерна начинают проявляться и менее заметные ошибки природы. Процесс мутации «muskulin type» в «feminine type» запущен клептократической экономикой.

 

В СССР тяга к «постиндустриализму» появилась вместе с отказом советской элиты (партийной номенклатуры) от идеалистического проекта и окончательным смещением ее интересов в сторону защиты своих социально-экономических гарантий, рецептом которых стало максимально долгое пребывание в своей «номенклатурной» должности. Это время еще принято называть «застоем»  - в результате которого остановилась смена элит, вертикальная мобильность сменилась горизонтальными ротациями и элита оказалась не в состоянии отвечать вызовам нового времени, что привело сначала к деградации страны, а потом и к ее разрушению.  

 

В это же время, одновременно с фактическим отказом от идеалистического проекта, произошло и начало «ползучего поклонения золотому тельцу». Показательное отражение этого явления нашло в презрительной расшифровке «золотой молодежью» (детьми той самой  номенклатуры) аббревиатуры  ПТУ (профессионально-технических училищ, предназначенных для подготовки профессиональных рабочих кадров) - «помоги тупому устроиться». Явное расслоение общества началось именно тогда.

 

На что сейчас рассчитывает «постиндустриальная» Россия – не очень понятно. Господствующий тренд в том, что ценность человека рассматривается как «существо потребляющее», не более того. Потребительская мобилизация принимается за инструмент и знамение «освобождения от тоталитарного ига», фактически  прямо отождествляясь с «модернизацией». В качестве «захватывающей мечты о будущем» предлагается идея «буржуазии без народа» - тотализация буржуазности – форма самообмана и подкупа населения. Ползучего, тлетворного, всепроникающего подкупа либерализма. На что при этом рассчитывают – не очень понятно. Радость труда стала «радостью пополнения счета» - это становится и выражением «захватывающей мечты».

 

При крайне низкой степени собственного производства ПТУ преобразованы в колледжи, где готовят «младших финансистов» и «менеджеров», престиж рабочей специальности окончательно дискредитирован, при том, что на существующие производства практически невозможно найти квалифицированных кадров. «Рабочая аристократия», в свое время ставшая основой кейнсианского «социального государства» видимо теперь будет состоять из полуграмотных таджиков, невысокий профессионализм которых компенсируется низкой заработной платой (не очень понятно, что при этом будут считать орда феминизированных экономистов). Но будет ли способен российский истребитель, собранный гастарбайтерами из Средней Азии, защитить нефтяную скважину гламурного нувориша из «постиндустриальной России» - большой вопрос.

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments