martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Дезинтегрировать нельзя модернизировать. Часть II

Дезинтегрировать нельзя модернизировать. Часть II (начало здесь )

Единственный выход для развития страны – полная национализация сырьевых ресурсов.

 

 

Занимательная статистика или З8 попугаев. От доллара к банкору.

 

«Каменный век кончился вовсе не потому, что иссякли месторождения камня».
Шейх Ямани, министр нефти Саудовской Аравии

 

Говоря об экспорте сырья, «либеральная школа» пугает нас «нестабильностью цен на мировом рынке» и связанной с этим острой необходимостью содержания за рубежом  «стабилизационных фондов» и «фондов будущих поколений». Создание таких фондов министр финансов Кудрин ставит себе в заслугу. Попробуем в этом разобраться. В качестве наглядного примера необходимо привести анализ соотношения цены нефти и среднемесячного уровня зарплат, выраженных в золотом эквиваленте (Б.Борисов), сведенных в одну таблицу:

 

2000-е

Золото

грамм/тонну

Нефть,

$/тонну

Среднемесячная зарплата, в золоте, гр/месяц

 

Для сравнения среднемесячная зарплата, в золоте, гр/месяц

90-е

2009

15,21

537,9

18,66

6,91

1999

2008

23,05

741,27

24,88

11,42

1998

2007

24,23

541,55

22,37

15,41

1997

2006

25,15

487,70

20,37

12,34

1996

2005

28,54

408,41

21,11

8,26

1995

2004

21,73

286,48

17,98

(нет данных)

1994

2003

18,52

216,17

15,42

(нет данных)

1993

2002

18,82

187,00

13,99

1,99 (8)

1992

2001

21,03

183,26

12,74

26,98

1991

2000

23,93

214,68

8,81

34,42

1990


Колебания цен на нефть, даже с учетом всех кризисов, идут в небольшом коридоре — от 15,21 до 28,54 граммов за тонну (21,5 +/-7гр). Падение цены происходило во время сдутия «пузыря доткомов» и в настоящий момент. При этом, за шесть лет из десяти, цены не выходили из узкого коридора ~ 21–25 грамм за тонну или +/- 10%. Таким образом, совершенно неправомерно говорить о «непредсказуемом рынке нефти». Это лишь следствие виртуальности доллара как основы системы международных расчётов.

 

Измерение всех показателей в долларах ставит всё с ног на голову, вызывая панически настроения на рынках и смуту в головах. Аллюзия с детским мультфильмом – большее количество попугаев, по сравнению с количеством слонов, при исчислении длины удава не означает, что параметры удава изменились. На параметры больше влияет мировое потребление нефти, колеблющееся в районе 5-10% (с общей тенденцией на увеличение потребления). Но именно «нестабильностью нефтяных цен» (которая на самом деле является нестабильностью доллара) наши либеральные экономисты обосновывают необходимость содержания «фондов благосостояния». Признание того факта, что нефтяные цены потенциально стабильны и достаточно предсказуемого в рамках золотого стандарта полностью выбивает у них табуретку из под ног.

 

Из этой таблицы так же видно, что цена нефти не сказывается на реальном уровне жизни -  и в 2000 году, и в 2008-м нефть стоит одинаково — 23 грамма за тонну, однако в 2000-м российскому работнику платили 9 грамм золота в месяц, а в 2008-м — 24,88, при той же цене нефти. Видна корреляция скорее с объемами добычи — но никак не с ценой. Чтобы платить вдвое больше, оказалось достаточно провозгласить «равноудалённость» и посадить слишком рьяно «присосавшихся к трубе». Так естественным образом получает подтверждение широко распространённая в народе гипотеза, что для того, чтобы восстановить прежний уровень доходов населения, необходимо полностью оторвать от трубы владельцев «майбахов». Таким образом, что раньше уходило на социальные программы, науку, первоклассное вооружение и капитальные вложения (за чей счет мы живем до сих пор), сейчас в большем объеме перекачивается в майбахи и куршавели.

 

Нам следует всерьёз отнестись к предложениям Уго Чавеса и М.Ахмадинежада – этих «вечных изгоев либералов» - совместно контролировать мировую цену на нефть, координируясь с ОПЕК и отдельно вместе с Венесуэлой и Ираном.

 

Нынешний вброс в мировую экономику триллионов долларов очень скоро приведёт к повторению скачка цены на золота в разы к его нынешней цене. Нужно быть к этому готовым, не допускать снижения продажной цены энергоносителей в золотом исчислении, готовить механизмы и ответные меры, адекватные экономической угрозе.

 

И, наконец, стоит отойти от расчетов в виртуальных долларах, настаивая на том, что все международные расчеты необходимо перевести в твердый «bancor» (добавив к его корзине стоимость кВт/часа)  - изменение стоимости которого, по сравнению с золотым эквивалентом, еще более плавная. Промедление здесь просто преступно. Кроме того, нужно отказаться от принятия себя политической ответственности за «энергетическую безопасность Запада» — без какой-либо оплаты за такую любезность со стороны этого Запада…

 

 

II. Политэкономические фактор – «поиск прибыли» и «поиск ренты»

 

Еще одной особенностью экономик, основанных преимущественно на эксплуатации природных ресурсов, является «борьба за ренту» («rent-seeking society»).

 

В «традиционных экономиках» понятие «ренты» является одним из основополагающих факторов и не имеет негативного оттенка. Под ним понимают дополнительный доход, получаемый предпринимателем сверх определенной прибыли на затраченные труд и капитал (доход с капитала, имущества или земельного участка, не требующий от владельцев предпринимательской деятельности). Факт существования ренты является стимулом для поиска наиболее выгодных вариантов размещения факторов производства. Высокие значения рентной части дохода привлекают ресурсы в отрасль; а низкие вызывают отток ресурсов. В результате стремление к максимизации рентной составляющей дохода является главной движущей силой либеральной экономики. Однако цель максимизации ренты реализовывается различными способами, а ее достижение часто приводит к негативным результатам (G.Tullock).

 

Поэтому необходимо разделять активность предпринимателей на «поиск прибыли» (profit seeking) и «поиск ренты» (rent seeking).

 

«Поиск прибыли» - позитивная производительная деятельность увеличивающая количество благ и расширяющая предложение товаров и услуг (социологический «тип предпринимателя» у В.Зомбарта).

 

«Поиск ренты» -  негативные индивидуальные усилия максимизировать ценность порождающие общественные потери, а не выгоду для общества,  в том числе усилия направленные на получение исключительных преимуществ с помощью государства (социологический «тип торговца» (посредника) у В.Зомбарта, «авантюристический капитал» у М.Вебера). Здесь   конкуренция переносится из рыночной сферы в сферу воздействия на государство.

 

Затраты на инновации частично замещаются затратами на финансирование политических партий, взятки и т.д. Конкуренция в сфере «поиска ренты» представляет собой расточительство с точки зрения общественного благосостояния. На практике «поиск ренты» способен поглотить больше средств, чем впоследствии достанется победителю в борьбе за исключительное право.

 

За что бьемся?

 

Формами «приза» являются: субсидии, отсрочек платежей, налоговых льгот и льготных кредитов, государственных финансовых трансфертов, права на участие в номенклатурной приватизации и т.д.

 

Либеральная школа отмечает высокую коррупционную емкость при «изобилии природных ресурсов» и финальной концентрации политической и экономической власти в руках небольших групп лиц, которые для поддержания своего положения вынуждены тратить существенные ресурсы (нужно отметить, что либералов особенно пугает именно «трата существенных ресурсов», но не морально-этическая сторона или понятие справедливости – «its just the business, baby»).

 

Еще их пугает потенциальный протекционизм в отношении других отраслей национальной экономики (Фридрих Лист же отмечал позитив разумного применения протекционизма менее развитой экономикой в случае ее столкновения с более развитой).

 

Развивая идею «проклятия ресурсного изобилия» влияние ресурсов оценивается как негативное  при плохих госинститутах (Ангола, Ирак, Нигерия); как позитивное - при хороших (Норвегия, Бруней, Бахрейн, ОАЭ, Кувейт). Но модель «условного проклятия» не объясняет, почему при хороших институтах в перечисленных странах ближнего Востока в последние четыре десятилетия  в среднем наблюдался не рост, а снижение ВВП на душу населения. Но не в Норвегии. Может быть потому, что доминирующей нефтяной компанией там является государственная Statoil? 

 

продолжение читать здесь

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments