martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Театр абсурда… Битва за Полтавскую баталию


Театр абсурда…

 

«Нафтогаз» договорился с «Газпромом», ОАО «Газпром» не будет штрафовать Украину за снижение отбора газа в июне 2009 года более чем в три раза — с 3,4 млрд кубометров до 1,1 млрд кубометров. Как передает РБК, об этом сообщил глава газового концерна Алексей Миллер по итогам встречи с главой НАК «Нафтогаз Украины» Олегом Дубиной.

 

В ответ представители «Мирового конгресса украинцев» заявили о своих правах на «Колобка» и «Курочку Рябу»… По словам представителя «Мирового конгресса украинцев» (возглавляемый Аскольдом Лозинским - основная организация мирового украинского национализма, штаб-квартира которой находится в США) Владимира Богайчука, русский язык является «искусственно созданным» Феофаном Прокоповичем, Михаилом Ломоносовым и еще одним неназванным Богайчуком творцом. 

 

В то же время, представитель «Конгресса» утверждает, что украинский язык создавался «тысячелетиями». «Он имеет следы контактов где-то четырех-, а то и пятитысячелетней давности, причем, на этой же территории, территории Украины», – сообщил украинский деятель.

 

Богайчук  так же заявил, что сказки «Курочка Ряба» и «Колобок» были созданы украинцами. «Есть русская народная сказка «Курочка Ряба». Но в русском языке нет слова «Рябый». Есть слово «пестрый». То есть, курочка «пеструшка» должна быть. То же самое и про колобка. У Владимира Даля четко обозначено – «Коло» – южное, в значении «круг, хоровод». Значит, Колобок должен был быть «Круглобоком», – пояснил он.

«Около 100 лет назад при царизме были абсурдные вещи. Украинские народные песни пытались перевести на русский язык, чтобы украсть не только историю, но и народные песни. Но эта абсурдность не прошла», – утверждает Богайчук.

 

 

 

 

 

Битва за Полтавскую баталию

Возвращение живых мазепинцев

 

[Советский] Союз знал, как сделать из Украины Родину.

А вот Украина без Союза так и не смогла ею остаться.

Михаил Елизаров, роман «Библиотекарь»

 

Вопреки давлению Москвы Иван Мазепа упорно и последовательно шел к главной цели: превращение Украины в государство европейского образца.

Виктор Ющенко

 

Мазепа – живший в XVII г. украинский патриот, который был предан соратником и вынужден бежать за границу, в результате чего его страна на многие десятилетия оказалась под господством России.

EUobserver.com

 

Неадекватная, часто извращенная рецепция истории современных институтов, идей и людей давно стала одним из главных ноу-хау молодого украинского государства – помимо пиратства на газовой трубе. Однако прежде чем продемонстрировать чудеса политики памяти от Ющенко на примере семантической битвы за историю, вначале попытаемся вкратце обрисовать основные этапы становления той своеобразной ментальной карты, в рамках которой протекает политико-семантическая борьба на Украине.

 

По следам гетмана Мазепы

 

В 1991 году элита УССР осуществила номенклатурную суверенизацию. Однако поскольку сей исторический факт не 
 

слишком романтичен, то украинский правящий класс пытается представить успешно проведенную им «приватизацию данной части СССР» в качестве «заключительного этапа освободительной борьбы украинского народа», якобы никогда не затухавшей со времен гетмана-изменника Ивана Мазепы. Именно в таком «героическом» духе преподносится история Украины, закладывающая в головы украинцев, особенно молодых, картину мира, сформированную галицийской гуманитарной интеллигенцией. Следующий важный этап подобной симуляции перманентной национально-освободительной борьбы – с помощью внешних ресурсов (и геополитических интересов США)  происходит инсценировка народной «оранжевой революции» против «тирании кучмовского режима». Как справедливо заметил историк Петр Толочко, все майданные революционеры суть «вчерашние кучмисты, в течение десятка лет не выпадавшие из властной обоймы и являвшиеся представителями того самого "преступного режима", который теперь призывали разрушить. Да и капиталами обзавелись тогда же». То есть в этом смысле майданный планктон попался на удочку жуликоватых политиков, поскольку подлинным мотивом «статусных революционеров» была жажда власти вместе с непреодолимым стремлением вновь поучаствовать в переделе собственности. Или, говоря социологическим сленгом, в 2004 году в Киеве произошел внутриэлитный («дворцовый») переворот с финансированием из-за рубежа и  использованием части электората, мобилизованной посредством политтехнологий…

 

Национальная особенность нынешней «демократического процесса» на Украине заключается в перманентном торге местного политического класса, использующего избирателей для повышения собственных ставок в игре, где каждый играет только за себя. И в этом ничего не меняют никакие выборы-перевыборы: сейчас мы наблюдаем борьбу лишь за переформатирование того «пакетного решения». Тем не менее, многие наши доброхоты, переживающие за судьбу демократии на просторах бывшего СССР, умудряются увидеть здесь «движение в сторону Запада» как альтернативу «кровавому путинскому режиму». Однако украинский политический процесс не поддается описанию посредством классических западных теорий демократии. К тому же ситуация на Украине усугубляется некоторыми особенностями национального менталитета («два украинца – три гетмана"), что превращает происходящее в институционализированный, то есть перманентный и устойчивый хаос, неустранимый никакими «политреформами». Особенно если учитывать некоторые «странности» украинского парламентаризма: обитатели киевского «политикума», не стесняясь, торгуются за каждый доллар, подписывают различные «универсалы», чтобы завтра же их нарушить, опередив незадачливого «партнера». Здесь в рамках любых конструкций и коалиций неизбежно проявляется «эффект Мазепы», народная версия которого звучит так: «один хохол – это просто хохол, два хохла – это целый партизанский отряд, а три хохла – уже партизанский отряд с предателем». Неудивительно качество значительной части решений, принимаемых этой публикой от имени украинского народа (и часто во вред ему).

 

Впрочем, народ Украины сам виноват в этом, так как постоянно расстраивает киевских стратегов. Так, опросы показывают, что примерно половина населения страны по-прежнему жаждет интеграции с Россией и Белоруссией. Что касается русского языка, то более половины респондентов в той или иной мере поддерживают повышение его статуса на Украине. То есть значительная часть населения предпочитает тесные связи с Россией, а настроения электората, казалось бы, должны учитывать политики в демократической стране. Но это было бы слишком просто для столь творческих людей, коими являются многие персонажи киевского «политикума». Поэтому значительная часть украинской элиты во главе с президентом Ющенко выбрали более оригинальный путь: сделать вид, что «неправильной половины» страны не существует. Язык тут же отреагировал на абсурдную «гуманитарную политику» нынешних властей в виде целого ряда неологизмов, характеризующих реальный рейтинг Ющенко и компании: юЩЕНко, US-щенко или даже ЦРУ-щенко, оранжгутаны, майдауны или майданутые, а также слова обыгрывающие выражение «свидомый украинец» («национально-сознательный») – «свидомиты» или неологизм «галицай», означающий выходца из среды фашистских коллаборационистов Галиции и т.д. А как иначе может реагировать население на регулярные президентские «акции» в ходе спровоцированной им самим общенациональной дискурсивной войны?!

 

После экономики

 

В целом происходящие сегодня в экономике и социальной сфере Украины процессы могут быть описаны как демодернизация (и деиндустриализация). Еще в начале 90-х годов известный российский социолог Н.Н. Козлова предсказывала возможность наступления такой ситуации, когда стандартная по советским меркам повседневность будет не карману для значительной части населения бывшего СССР. Когда работающий лифт, вода в кране и отопление перестают быть само собой разумеющимся. К сожалению, украинская реальность превзошла все опасения ученого. На основе этого печального опыта на Украине даже появился анекдот, весьма примечательный с точки зрения признания реальных достижений обанкротившего самостийного проекта:

 

Приходит домой украинский националист после митинга, уставший, голодный, смотрит, лифт в подъезде работает, забегает в квартиру, а там жена на газе еду готовит. Ему аж плохо стало, заходит в ванну, а там горячая вода. Сползая по стенке, он в ужасе шепчет:

- Все, опять оккупанты вернулись!

 

Резкое ухудшение рамочных условий реализации националистического проекта подвигло лидеров Украины на рискованный шаг – интернационализацию внутренних практик взаимного обмана, согласно которым не признается базовое для человеческое кооперации правило ответственности за взятые обязательства pacta servanda sunt. Об этом свидетельствует не только январский газават, но и систематическое нарушение «Большого договора», история с ползучим пересмотром условий пребывания Черноморского флота РФ и т.д. Между тем, Россия сегодня – несмотря постоянные русофобские выходки официального Киева – оказалась единственной страной, все еще сохраняющей интерес к спасению тонущей экономики Украины. Естественно, с определенными условиями. Что, правда, вряд ли выполнимо при киевском хаосе власти: окружение украинского президента действует по принципу «чем хуже – тем лучше», чтобы как можно сильнее навредить «премьерке» Юлии Тимошенко, пытающейся отличится в борьбе с мировой кризисом…

 

Одним словом, украинская власть (в широком смысле) слишком занята сама собой, чтобы думать о чем-то ином. При этом бросается в глаза одна неприятная особенность: единственным средством проводить хоть какую-то целенаправленную политику и консолидировать элиту и избирателей остаются внешне- и культурно-политические провокации вроде «исторических инициатив» официального Киева по «отмечанию военно-политического выступления гетмана Ивана Мазепы» – именно так теперь слово «предательство» звучит на ющенковском новоязе.

 

Одним словом, несмотря на явную ограниченность ресурсов, киевская элита пытается мыслить как минимум исторически, иногда даже в категориях вечности. Увидев всю хлопотность и бесперспективность модернизации страны и реализации современных высокотехнологичных проектов,  «вожди нации» решили сосредоточиться на «языке, духовности и соборности как стратегических ресурсах Украины». Не менее потрясающе звучат тезисы главы Национального совета по культуре и духовности при президенте Украины академика Мыколы Жулинского: «...когда смотрим на египетские пирамиды, ходим по Древнему Риму, разве мы спрашиваем, сколько получал заработной платы работник, который построил это, что он ел, во что был одет. Это, возможно, звучит неприятно, жестко. Но каждая эпоха оставляет после себя след – президент обязан зафиксировать себя для истории. У нас нет более эффективного способа представить себя, как только через культуру. Необходимо поддерживать именно такие проекты, они должны быть престижными и несравнимыми с материальным положением общества. Ибо никто не скажет, что в Египте был высокий уровень жизни. Но мы говорим, что это цивилизация, которая оставила после себя след».

 

Русофобия как стратегия оранжевой политики памяти

 

Важнейшим элементом любой националистической конструкции является создаваемый культурной элитой образ идеального прошлого своего народа (будь то сельская идиллия или героическое прошлое). И здесь, говоря словами немецкого философа Вальтера Беньямина, «в борьбе за угнетенное прошлое», у элиты украинской сразу же возникает «проблема России». Непримиримость украинских борцов за освобождение своего прошлого от всего русского имеет прежде всего структурное объяснение: «русский проект» практически полностью включает в себя историю той территории и того населения, которые профессиональные самостийники считают исключительно «своими». Поэтому создание семантических конструкций «Украина» и «украинцы», по их мнению, возможно лишь в противопоставлении с Россией и русскими. В этом смысле они «просто вынуждены» изживать из себя русскость (и не по капле, а ведрами), поскольку иначе невозможно сделать никакое сущностное различение русских и украинцев, с чем они постоянно сталкиваются за границей, например в той же самой Европе. Поэтому реинтерпретация прошлого в духе русофобских идей Михаила Грушевского стала на Украине делом государственной важности.

 

Подобная, – в общем-то, альтернативная – история человечества давно получила грифы Национальной академии наук (НАН) и Министерства образования. В отличие от России здесь этим занимаются не какие-то самозванцы и маргиналы, а «профессиональные историки». В рамках «национальной истории» даже возник новый жанр – «если бы» – история. Ее медийно-активные представители с академическими регалиями могут позволить себе высказывания, далеко выходящие за рамки здравого смысла, нисколько не тревожась за последствия для собственной «научной» репутации: «Если бы Мазепа не выжидал так долго подходящего момента, чтобы выступить против России, то имел бы поддержку казацкой старшины. В результате Украина не стала бы такой, какая есть сейчас, – наполовину русскоязычной. Если бы не амбиции Мазепы, то, возможно, мы уже были бы нормальной европейской страной, хотя бы такой, как Польша» (Тарас Чухлиб, директор НИИ казачества). А вот другой пример исторических откровений на ту же тему – якобы философски фундированные – от директора Института философии НАН Мирослава Поповича: «К сожалению (в украинской истории), слишком много примеров болезненных амбиций. Амбициозность украинцев как черта характера в чем-то сближает нас с поляками. Там шляхта была такой же "гонорной", но это привело к падению государственности. А Украина не так давно ее получила. Было бы печально и неразумно утратить ее только из-за неоправданной амбициозности нынешних политиков».

 

Попытки украинских культурпредпринимателей обнаружить славное прошлое и ментально жить в нем продолжаются, несмотря на всю их, мягко говоря, неадекватность проблемам, стоящим перед большинством жителей страны. По негласному консенсусу мишенью подобной политики памяти стала России, с которой оранжевая элита открыто ведет войну (пока на символическом уровне, например, борясь с нашим общим культурным достоянием или с историческим прошлым). Часто это делается вопреки взглядам большинства избирателей на события прошлого, то есть новоявленные «еврославяне» напрочь забывают, что при демократии именно широкая поддержка масс (объ)является источником любой власти. Судя по всему, пока это не доходит до сознания многих политпредпринимателей «демократической Украины».

 

Последние действия украинской власти на ниве фальсификации истории показали, что наши украинские конкуренты в борьбе за (обще)русскую историю уже не ограничиваются Новейшей историей, в рамках которой они нагло – в духе генеральной линии оранжевых властей – переписывают события эпохи революции, гражданской, и прежде всего – Второй мировой войны. Теперь Ющенко и его окружение, нисколько не опасаясь оказаться по ту сторону здравого смысла, принялись за века «старины глубокой»: «Знает ли сама Украина, кто был Иван Мазепа, оценила ли его величие достойно? Очевидно, нет», – убеждает историк-любитель Виктор Ющенко. По его словам, это обусловлено как масштабностью личности гетмана, так и стереотипами, которые навязывались на протяжении столетий: «Мазепа начал возрождение Украины как составной части европейской цивилизации». Очевидно, что герой майдана пытается выстроить прямой ассоциативный ряд, где знаменитый предатель 300-летний давности выступает в качестве его, Ющенко, предшественника: «Видим мудрого политика, созидателя Украины, мужественного воина и преданного патриота. Видим национального лидера с четким государственным видением. Именно в этом и только в этом ключе мы, украинцы, должны оценивать и последнюю государственную деятельность Ивана Мазепы. Это была попытка спасти Украину как государство, попытка открыть ей европейскую перспективу. Ни о какой измене Мазепы не может быть и речи».

 

Несмотря на откровенный бред, который несут киевские и львовские «национал-придурки» в своих исторических откровениях, следует ясно понимать опасность такой «гуманитарной политики» для будущего русского мира, пребывающего ныне в состоянии разделенной нации. Все эти научно-бандеровские открытия по поводу нашего недавнего прошлого вовсе не безобидны: как известно, миллионы школьных учебников не могут ошибаться, так что уже через поколение подобные нелепости станут идеологической основой существования еще одного враждебного государства у нас под боком (Польша-2). В этом смысле исторические «изыскания» мазепинцев идут параллельно с политическим строительством антирусского культурного проекта. «Клеймение Гетьмана в Российской империи за так называемую измену приобрело характер затяжной истерии. Хватит смотреть на собственную историю чужими глазами. Посмотрим на Мазепу глазами собственными, украинскими», – недавно отметил Виктор Ющенко, подливая масло в огонь идеологической борьбой, которая не только давно превратилась в настоящий Kulturkampf со всем русским и советским, но и завела страну в концептуальный и морально-ценностный тупик в виде «националистической пирамиды». Именно так известный украинский публицист О. Бузина охарактеризовал «гуманитарную политику» молодого государства, отмечая при этом, что это не просто кризис режима Ющенко или «оранжевых»: «Это кризис всего украинского национализма, оказавшегося на поверку еще одной пирамидой. С 1991 года правящая клика обещает клиентам этой пирамиды счастливое будущее. Все три президента, сменившиеся за эти годы, отдавали культурную сферу на откуп националистам, уничтожали "советское наследие" и боролись с русским языком, а в результате добились только распространения суржика с "канадийским" акцентом. Грамотность падает. По улицам с утра слоняются толпы молодежи с бутылками пива. Безработица растет. Алкоголизм разливается водочным морем. По сути, вся Украина стала депрессивным регионом, начиная с Киева и заканчивая самым глухим селом. А власть, кажется, интересует только то, как идет украинизация. Иногда создается впечатление, что идеалом для Ющенко и его компании является не живая страна, а кладбище, где все надгробные надписи – на "державнiй мовi"».

 

Сам «пан прэзидэнт» объясняет свой украинизаторский зуд тем, что украинцы за последние 80 лет то ли 5, то ли 6 раз провозглашали национальный суверенитет и 4-5 раз лишались его, «в том числе по причине отсутствия надежных международных гарантий» (здравствуй НАТО!). Правда, он всегда умалчивает о том, кого украинские деятели предыдущих эпох умудрялись зачислить в «гаранты незалежности»: украинские «державники» никогда не были особенно щепетильны и соглашались видеть их в ком угодно: в разбитой в Первой мировой войне Германии, затем в ее противнике Антанте, затем в таких известных украинофилах, как поляки, затем в Гитлере, затем в его западных противниках. Сегодня благородная миссия защиты «незалежности» возложена на США, судя по тому, что во время встречи с президентом Ющенко в Давосе 23 января 2008 года Кондолиза Райс назвала в числе важнейших задач США защиту суверенитета и независимости Украины. Подтвердить от имени новой администрации американскую готовность «постоять за Украину» должен вице-президент Джозеф Байден, визит которого в Киев ожидается в июле в качестве «утешительного приза», то есть в качестве пандана к визиту Барака Обамы в Москву…

 

Между тем продвижение «оранжевыми» животного, зоологического национализма антирусской направленности зашло настолько далеко, что, по образному выражению недавнего лауреата «Русского Буккера» Михаила Елизарова (родом с Украины), в России жертв насильственной украинизации может радовать даже буква «ы», которой совсем не осталось в тех краях, где столько лет «свирепствовала "незалежнисть"». Речь идет о том, что более половины населения оказалось отторгнуто государством «Украина», все более вырождающимся в этнофундаменталистскую диктатуру протонацистского толка.

 

Так, выступая на съезде «мегаблока» «Наша Украина», Виктор Ющенко прямо заявил, что не считает себя президентом половины страны: «Нас приучают читать чужие книги, нас потихоньку приучают читать на чужом языке, нас потихоньку приучают формировать неукраинскую политику». Для тех, кто не понял: речь вовсе не о Гарри Поттере в оригинале и не об американском после, ногой открывающем дверь в президентском секретариате.  «Чужие книги» – это он о книгах на русском языке, родном для миллионов этнически и культурно русских гражданах Украины, которые являются чужими для президента. Впрочем, было бы наивно ожидать от нынешнего номинального лидера аутистского, по сути, проекта какой-либо чувствительности к мнению граждан. «Цитрусовая» власть давно живет в своем виртуальном мире, опираясь, прежде всего, на дискурсивные ресурсы некогда маргинальных групп этнофундаменталистов из «западенцев» и диаспоры, ставших ныне украинским мейнстримом, и на поддержку западных политических спонсоров.

 

 

Продолжение в http://martinis09.livejournal.com/125764.html#cutid1 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments