martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Афганистан: удушение "Несокрушимой свободой"


Афганистан: удушение "Несокрушимой свободой"

Работа ШОС сводится к обслуживанию интересов Запада и НАТО в Афганистане

 

Не будет преувеличением сказать, что нашим современникам гражданская война в США 1861 – 1865 гг. известна лишь благодаря "Унесенные ветром"- одной из лучших мелодрам в мировой литературе и кинематографии. Однако этот внутриамериканский конфликт славен также рождением новой формы военно-политической стратегии, приобретшей уже в двадцатом веке широкое распространение и теоретическое обоснование. Речь идет о «стратегии анаконды», разработанной североамериканским генералом Мак-Клелланом для удушения южных штатов. Суть ее состояла в том, чтобы с помощью морской блокады нарушить и внешнюю торговлю южан и поставки военного снаряжения и вооружения извне. Американский генерал, планируя данную стратегию, проявил метафоричность мышления, сравнив свои действия со смертельной хваткой огромного удава, кольцо за кольцом которого набрасывается на жертву, дробя кости, гася в мускулистых кольцах ее дыхание…

Теория Мак-Клеллана  в войне с конфедерацией южных штатов сработала «на все сто» – один из героев «Унесенные ветром», отважный капитан Джон Батлер, прорывавший морскую блокаду северян, ради того, чтобы привезти Скарлет модные панталоны из самого Парижа, дела исправить не мог, - южане потерпели поражение.

Особенности поведения рептилии

Сразу оговоримся, что американский генерал Мак-Клеллан дав своей стратегии звучное название, не был ее изобретателем. В естественном геополитическом дуализме «сил моря» (талласократии) и «сил суши» (теллурократии) – это обычная стратегия действия первых из них, известная еще со времен конфликта Рима и Карфагена за Средиземное море почти два с половиной тысячелетия назад. Смысл ее всегда сводился к следующему: проникновение (высадка, захват) на побережье и, после закрепления позиций в виде торговых факторий, портов, крепостей, подчинения местных князьков, - последовательное расширение подконтрольной полосы от побережья внутрь страны до ее полного подчинения. Такое набрасывание на жертву «кольца за кольцом» приводит к ее политическому «удушению» и контролю над территорией. Так в XV-XVI вв. поступали в Южной Америке пионеры колонизации Нового времени – испанцы и португальцы; позже их североевропейские таллассократические собратья – голландцы, французы, англичане. Именно поэтому карта колониальных владений каждой из названных стран вначале напоминает кайму по побережью и  постепенно окрашивается в цвет той или иной империи расширяясь внутрь континентов. Особенно это хорошо заметно на исторических картах Южной Азии. Так созданная в 1601 г. британская Ост-Индская компания охватившая Индию узкой зеленой каймой, за два с половиной века полностью «закрасила» весь Индостан и часть Индокитая, придвинувшись на Среднем Востоке к 35-й параллели.

Как раз в районе этой параллели, на запад от Британской Индии (нынешние Индия, Пакистан и Бангладеш), находится страна за которую «туманный Альбион» вел в девятнадцатом веке три ожесточенных и безуспешных войны. Страна, в которой в веке двадцатом и двадцать первом война идет уже тридцать один  лет. Это – Афганистан. Известный русский и советский военный географ, востоковед, исследователь Таджикистана, один из родоначальников отечественной геополитики – Андрей Евгеньевич Снесарев, назвал Афганистан «ключевой страной Среднего Востока, воротами в Индию».

В этом и причина столь ожесточенной борьбы за эту бедную горную страну на краю ойкумены.

Англичане уже к концу XIX в. выяснили, что Афганистан бесполезно завоевывать и оккупировать – нужно просто содержать там лояльный тебе режим. Чем же этот режим должен отличаться или говоря языком геополитики – каков должен быть его «геополитический код»? Попробуем сформулировать:

•    Он не должен ссориться с расположенным на восток от него государством (Британской Индией, позже – Пакистаном) из-за земель пуштунских племен;
•    Должен иметь напряженные отношения со всеми остальными окружающими странами;
•    Сам режим должен быть в постоянном внутреннем напряжении из-за скрытого конфликта с «национальными меньшинствами», что делает его весьма управляемым.

Все эти условия неизменно соблюдались в манипуляциях с афганским государством: британцы изначально отхватили ядро первичного пуштунского государства – Сулеймановы горы, оставив … западный «огрызок» бывшей империи Дуррани с Кандагаром и Кабулом. Пуштунам быстро разъяснили, что у них огромный простор для государствостроительства в северном и западном направлениях. И почти столетняя история государства Афганистан стала историей пуштунской экспансии в Хазараджат, Белуджистан, Восточный Хорасан, Каттаган и Бадахшан. 18 марта 1885 г. англичане попытались при помощи афганских войск изменить де-факто договоренную с Россией линию афганской границы в месте  впадения реки Кушки в р. Мургаб. Четыре тысячи афганской конницы и пехоты с восьмью орудиями, и при поддержке английского отряда, численностью в 1200 человек, начали закрепляться на русском  берегу обеих рек. Вдохновителем и прямым руководителем их действий выступил глава британской пограничной комиссии (именно англичане, а не афганцы определяли северную границу страны!) генерал-лейтенант Питер Лемсден. Три сотни кубанских казаков и сотня милиционеров (добровольцев) туркмен под командованием подполковника (будущего генерала русской армии) Максуда Алиханова - Аварского, наголову разгромила афганцев, выбросив их со своей территории.

Вторым направлением в телодвижениях «анаконды» стал Памир. В 1882 году англичане подвигли главу афганского государства Абдурахманхана присоединить Горный Бадахшан, расположенный по правобережью Пянджа. В итоге двенадцатилетняя (1882-1895 гг.) афганская оккупация превратилась в геноцид припамирских таджиков. От полного истребления их спасли русские солдаты и казаки полковника Михаила Ионова, вошедшие на Памир и в Горный Бадахшан в 1892 году.

Так британская «анаконда» и добралась до своих северных пределов, стиснув в своих объятиях на многие десятилетия южную часть Евразии.

Афганская простота на американских мудрецов

Развал Советского Союза вывел Афганистан «за скобки» мировой геополитики: Историческая Россия, ужатая развалом до Российской Федерации, откатилась своими южными границами на тысячи километров на север, стараясь забыть об Афганистане (равно как и о Средней Азии) как о кошмарном, стыдном сне, и для США Афганистан сразу потерял всякую ценность, мгновенно превратившись из мощного рычага давления на геополитического противника в заштатную бедную азиатскую страну, годную только на роль пугала. И эту роль Афганистан исполнял со все возрастающим успехом все 1990 годы.

В середине 1990 годов брошенные США созданные для борьбы с «шурави» экстремистские организации не рассосались в афганском обществе, пополнив ряды дехкан и скотоводов, а  неожиданно проявивли завидную волю к жизни и власти вначале в региональном, а затем в мировом масштабе. Особенно рьяно заявило о  себе движение «Талибан» с 1996 года узурпировавшее за собой задачи восстановления пуштунского национального государства.


Наконец талибы добрались до своих прежних хозяев – американцев. Следы многочисленных и кровавых терактов против граждан США в Саудовской Аравии, Йемене, Пакистане вели, по утверждению американских спецслужб, в Афганистан, к талибам и нашедшей у них приют «Аль-Каиде». В 1998 году американцы даже нанесли по лагерям и военным базам талибов ракетный удар. Правда – без особого для врага урона.

Грянуло
11 сентября 2001 г . США не стали долго искать непосредственных виновников небывалых доселе терактов и объявили виновными «Аль-Каиду» и приютивший ее Талибан.

Двухдневные переговоры американцев с руководством Талибана, прошедшие в конце сентября в самолете, стоящем в аэропорту Душанбе, результата не дали: национальный  кодекс чести «пуштун-вали» не позволил талибам «сдать» гостей – «Аль-Каиду». Так талибы попали в разряд врагов Америки.

Почти семь с половиной  лет назад, 7 октября 2001 года, на землю Афганистана с небес обрушились пятнадцати тонные бомбы. Вслед за ними, из мастодонтов Б-52, в горячие гигантские воронки, сквозь не осевшую еще пыль, падали и ярко-оранжевые пакеты с гуманитарной помощью. Тем, кто умудрился выжить. Так началась первая американская война «новой эпохи», наступившей на планете (по мнению американцев) после терактов 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и  Вашингтоне. Война эта продолжается до сих пор, и о ней в мире уже несколько подзабыли.

Первая война XXI века была подготовлена действительно впечатляюще, равно как выглядели и сами военные действия в первые месяцы вторжения. Огромная дипломатическая работа, проведенная американцами дала США небывалую международную поддержку в рамках ООН, НАТО, а также двусторонних договоренностей и соглашений: в итоге, на талибов «навалились всем миром». Большинство военных аналитиков в конце 2001 и в начале 2002 г. просто захлебывались от восторга, рассказывая об операции «Несокрушимая свобода». Вот типичный образчик такого предсказания от осени 2001г: «Американцы не стали оккупировать Афганистан сухопутными войсками, проводить крупномасштабные наземные операции, расставлять гарнизоны по всей территории страны, чтобы не провоцировать партизанскую войну и не повторять ошибки, совершенные уже однажды ограниченным контингентом советских войск в Афганистане» и т. д. и т. п.

Восторженная оценка стратегии американцев при проведении «Несокрушимой свободы» приводила аналитиков, как правило, к таким выводам: «Следует признать, что это был достаточно эффективный и асимметричный ответ на все реальные и  возможные попытки противника угрожать американцам затяжной и кровавой партизанской войной в горном Афганистане».

Сознательно или нет лукавили здесь цитируемые военные аналитики, но данная война ведется в совершенно других условиях и с другими политическими целями, чем в 1979- 1989гг. Это определяет и совершенно иной порядок ведения операций. Если при вводе советских войск основная задача заключалась в оказании помощи законному правительству (неоднократно просившему о такой помощи) в поддержании порядка, то американцы с самого начала основной задачей считали нанесение поражения вооруженным формированиям Талибана и «Аль-Каиды». Советским и афганским войскам в 1980-годы приходилось проводить масштабные операции с привлечением значительного количества войск, в ходе которых решались задачи по разгрому крупных группировок противника, его объединенных отрядов в базовых районах или в жизненно-важных регионах страны. Американцы же в настоящее время проводят ограниченные по масштабам и привлекаемые силам разведовательно–поисковые действия, а также отдельные спецоперации с ограниченными целями и задачами (в основном для обнаружения и ликвидации складов оружия и боеприпасов, уничтожения отдельных отрядов боевиков). При этом американцы стараются уклониться от прямого столкновения своих наземных сил с отрядами экстремистов, отдавая приоритет в их уничтожении авиации. Хотя отлично знают: она против незначительных по численности банд малоэффективна, а ошибки при нанесении авиаударов приводят к массовой гибели мирного населения. В итоге такой войны уже погибло, по разным данным, от 49 до 90 тыс. человек мирных афганцев.

В итоге, через пять лет после входа в страну американцев, под контролем международных сил и поддерживаемого американцами правительства находится только Кабул и районы, прилегающие к пунктам базирования иностранного воинского контингента. Все эти и другие факты  свидетельствуют о недооценке руководством коалиционных сил политических и боевых возможностей вооруженных формирований талибов и «Аль-Каиды», а также недостаточные знания и учет особенностей внутриполитической обстановки как в самом Афганистане, так и в мусульманских государствах региона в целом.

Так, неоднозначная позиция правительства Пакистана и поддержка частью его населения движения талибов позволили боевикам осуществить перегруппировку сил, пополниться личным составом и оружием на пакистанской территории (где союзники этого движения уничтожают 40% грузов, идущих через Хайберский перевал, осуществляют нападения в Пешаваре на крупные терминалы с техникой для НАТО, либо
nолучaют с них мзду – прим.м09)  и активировать диверсионно-террористическую деятельность не только на территории Афганистана, но и Узбекистана, реанимировать законсервированную агентуру в Таджикистане: чуть более года назад таджикские спецслужбы ликвидировали центр связи талибов располагавшийся в центре Душанбе, в здании супермаркета «Садбарг».

Необходимо также отметить, что в период нахождения советских войск в Афганистане наши командиры и спецслужбы активно противодействовали деятельности наркоторговцев, что существенно сказалось на снижении производства наркотических веществ. В свою очередь коалиционные силы, занятые в операции «Несгибаемая свобода», в целях избежания потерь такой активности не проявляют. Боле того, за последние два года нахождения коалиционных сил в Афганистане производство наркотиков постоянно растет – почти в геометрической прогрессии. Если в момент вторжения американцев в страну производство зелья составляло всего 185 т., то в 2002 г. было произведено 3400 тонн,  в 2006 году их произведено уже 6100 тонн, а в 2007г- 8200т.!  И все это при том, что Америка направляла на борьбу с наркотиками в Афганистане $800млн. ежегодно! Правда, как честно признался спецпредставитель США по Афганистану и Пакистану Ричард Холбрук,
эти деньги «ничему не служили». На Афганистан в настоящее время приходится 97% всего производимого в мире опиума против 52% в 1995г. Общая площадь, засеянная маком, превысила 175 тыс. га.

Для Таджикистана  1344-километровое соседство с Афганистаном выливается в постоянные проблемы. По словам начальника Генерального штаба Министерства обороны Таджикистана, генерал-лейтенанта Р. Х. Надирова, если в 2007г на пянджском рубеже таджикскими пограничниками было задержано 1024кг. наркотиков, а в 2008г – уже 1431кг., то за два первых месяца этого года эта цифра уже достигла 344,5 кг.

Первые итоги «забытой», но неоконченной войны

За прошедшие пять лет о нынешней афганской войне основательно подзабыли. Так зачем США пришли в Афганистан? Каковы военные и политические результаты этого похода? Увы, они практически не заметны. Зато заметно другое - сама военная группировка стран  НАТО в Афганистане, превышает 63 тыс. военнослужащих и к концу 2009г. составит 105 тыс. чел. Еще большую тревогу вызывают мнения некоторых членов  военного руководства  ISAF  о необходимости её увеличения до 400 тыс. человек. Вместе с тем, потери коалиции в 2008г. выросли по сравнению с 2007г. почти вдвое и достигли цифры более 1000 человек.  Эти факты плохо соотносятся с утверждением министра обороны Великобритании,  что «в 2008г. беспорядки стали более локализованными. Около 74% происшествий произошли только в 10% областей Афганистана, где проживает только 6% населения». 

Само же движение Талибан, в борьбе с «проклятыми амрико и инглизхо» сильно возмужало: по данным афганского правительства его силы на весну 2009г. насчитывают более 40 тыс. бойцов, разбитых на небольшие мобильные группы, хорошо финансируемых и объединенных общей идеологией. Добавим к этому, что начиная с прошлого, 2008г., формирования талибов активно действуют на севере Афганистана, в вотчине бывшего Северного Альянса, в провинциях Бадахшан и Тахор.

Зато американцы прочно закрепились в Средней Азии и, судя по всему, не собираются уходить оттуда. На современном этапе ни одна страна в мире, каким бы мощным экономическим и военным потенциалом она ни обладала, не в состоянии самостоятельно решить весь комплекс проблем, связанных с силовым вмешательством в дела другого государства. И самое главное – его кардинальным политическим и социально-экономическим переустройством.

Важнейшим уроком является и то, что на начальном этапе пост конфликтного урегулирования не в полной мере  учитывается многообразие действующих в Афганистане политических, этнических, культурных и религиозных факторов, которые оказывали и продолжают оказывать существенное  воздействие на внутриполитическую обстановку в стране. Возьмем на себя смелость сказать, что они эти факторы, американцами все же учитываются, но  используются весьма специфически, в целях своей политики. Яркое свидетельство тому – неуклонная всеобщая пуштунизация северного Афганистана, где пуштунская администрация насаждается даже в чисто таджикской провинции Бадахшан! Растущая в сфере межнациональных отношений напряженность чревата взрывом и возникновением нового Северного Альянса. Тем более опыт антипуштунской борьбы у северян имеется многолетний. Однако выполнение геополитических заветов (смотрите выше) «старших братьев» – англичан в отношении Востока для американцев – дело святое!

Все это красноречиво говорит о том, что двойные и даже тройные стандарты недопустимы в политике, какие бы благие цели они ни преследовали. Во всем мире это сегодня встречает все большее неприятие и отторжение. Кризис ООН, которая в последние годы не сумела противостоять диктату США и превратилась в филиал его Государственного департамента, - наглядное тому подтверждение.

На это фоне весьма интересным выглядит гипотетическая помощь со стороны ОДКБ и ШОС в «доставке грузов невоенного назначения», а также грузов «нелетального» характера. По подсчетам специалистов, железнодорожные пелитоны по территории России, Казахстана и Узбекистана до моста через Амударью в афганский Хайратон (есть еще вариант по Каспию до Красноводска (Туркменбаши) и далее до Кушки), будут составлять 10 составов в неделю. На пути туда и обратно – никаких досмотров, за исключением целостности пломб. Вопрос: сколько героина можно вывести в Европу?

Помимо этого до сих пор загадкой для всех остается и формы участия ШОС в урегулировании афганского конфликта: при всевластии США и НАТО в этой стране никаких реальных возможностей для этого у данной организации нет –
все сведется к обслуживанию задач Запада в роли безмолвных статистов. При разделении вины за их действия, естественно.

 

http://www.geopolitica.ru/Articles/552/

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment