martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Риск дефолтов в странах Восточной Европы стремительно растет. Украина №1


Риск дефолтов в странах Восточной Европы стремительно растет. Украина №1

Угроза государственных дефолтов в странах Восточной Европы с нового года резко возросла. Хотя государственные долги большинства государств региона пока еще сравнительно невелики, кредиты, полученные в прошлые годы, корпорациям и частникам гасить или рефинансировать нечем. Рекордный экономический спад ухудшает и без того крайне неприятную финансовую ситуацию для государств бывшего СССР и СЭВ. Однако главным пострадавшим в этой ситуации может стать сам Евросоюз. Убытки от вложений в восточноевропейскую экономику способны поставить на грань краха всю финансовую систему еврозоны и подвергнуть угрозе само существование евро как единой европейской валюты.  

 

2-3 года назад весь мир восхищался феноменальными показателями экономического роста стран Восточной Европы. 5, 7, кое-где даже 11% увеличения ВВП в год - таковы были успехи «восточноевропейских тигров» (названных так по аналогии с «азиатскими тиграми» - экономиками Кореи, Тайваня и Сингапура, поднявшимися в 70-80-е). Тревожным предсказаниям скептиков, указывавших на серьезные дисбалансы в развитии стран региона, никто не внимал. В худшем случае, официальные лица предрекали новым членам и соседям ЕС «мягкую посадку».

 

Слабое место большинства восточноевропейских экономик заключалось в том, что они слишком полагались на зарубежные кредиты. Период кредитного бума привел к тому, что деньги на развитие можно было взять в банках еврозоны под небольшие проценты. А с учетом сверхбыстрого экономического роста - прежде всего, в сфере услуг - эти кредиты было несложно «отбить». Но вместо этого большинство компаний предпочитали опять-таки рефинансироваться за рубежом.

 

В конце 2007 ситуация изменилась из-за кредитного кризиса в США и Европе. Из-за потерь, связанных с американской ипотекой и различными деривативами, европейские кредитные учреждения стали испытывать острую нехватку ликвидности. Стоимость кредитов резко выросла, и компаниям на востоке континента стало трудно перекредитоваться. Своих собственных средств для погашения задолженности у них, в большинстве своем, не было.

 

Далее начала раскручиваться крайне опасная для экономики спираль: отсутствие кредита на развитие приводило к замедлению экономического роста, которое влекло за собой резкое падение прибылей и дальнейшее ухудшение финансового положения заемщиков. Их надежность понижалась, кредиты от этого становились еще дороже, и долговая нагрузка резко возрастала. Этот круг повторялся в течение последних полутора лет неоднократно и в итоге привел регион к угрозе настоящего экономического краха.

 

Большинство стран региона вело достаточно консервативную бюджетную политику и избежало, по крайней мере, до начала кризиса, больших государственных долгов. Однако от этого не легче: правительства оказались перед необходимостью защищать свои экономические системы от краха. В зависимости от конкретной страны, эта защита сводилась к поддержке курса национальных валют и/или обеспечению ликвидности для выживания местных производителей. Интересно, что кое-где пришлось стремиться и к тому, и к другому, хотя это задачи во многом противоположные (низкий курс национальной валюты сам по себе повышает конкурентоспособность производителей и наоборот).

 

Так или иначе, но запаса прочности восточноевропейским государствам явно не хватило. В результате в начале 2009 года государственный дефолт стал вполне реальной перспективой для некоторых из них. Это связано с тем, что государства будут вынуждены гарантировать некоторые коммерческие обязательства (например, банковские депозиты), в то время как поступления в их бюджеты стремительно падают из-за экономического кризиса. Кредиты МВФ и денежные вливания из собственных резервов помогли на время стабилизировать ситуацию, однако кризис до сих пор не достиг своего дна и финансовое положение большинства стран продолжило ухудшаться.

 

Ранее МВФ предоставил государствам региона для спасения их экономик кредитные линии на общую сумму почти $100 млрд. К концу февраля кредитные дефолтные свопы (CDS) - страховка от дефолта той или иной страны - торгуются на своих исторических максимумах. Наихудшие показатели у Украины - стоимость ее CDS составляет 4000 пунктов, или 4 миллиона долларов на каждые 10 миллионов национального долга. Показатель Латвии - около 940 пунктов,  Венгрии - 580 пунктов, а Польши - 420 пунктов.

 

Кредитный дефолтный своп (CDS) - производный финансовый инструмент, впервые введенный в оборот банком JP Morgan в 1997 году (не зря Чубайса пригласили в международный консультационный совет банка). Эмитент CDS гарантирует, что в случае дефолта определенной компании или государства, он полностью погасит сумму, которую застраховал его клиент. В отличие от классического страхования, как эмитент, так и клиент могут не иметь отношений с объектом свопа. Чем выше вероятность дефолта объекта CDS, тем выше стоимость страховки. Стоимость обычно выражается в базовых пунктах. 1 базовый пункт составляет 0,01 процента от объема страховки. Объем рынка CDS во всем мире составляет свыше 60 триллионов долларов, причем этот рынок практически не контролируется финансовыми регуляторами. При этом  CDS фактически является  "бомбой замедленного действия" из-за потенциальной угрозы для финансовой системы.

 

Следует заметить, что несмотря на схожие причины возникновения финансовых трудностей в восточноевропейских странах, ситуация в каждой из них все-таки разная. Где-то на кредитные проблемы наложился обвал цен на основные экспортные ресурсы, а в других государствах положение ухудшается за счет колоссальных торговых дефицитов.

 

 

Украина

 

Страна в основном полагалась на экспорт, правда, ключевую роль в его структуре играли не нефть и газ, а сталь. Мировые цены на металлы упали почти столь же сильно, как и на углеводороды. Кроме того, продукция украинских металлургов не смогла в условиях резкого падения спроса выдержать конкуренции с более дешевыми китайскими изделиями.

 

Падение ВВП и промышленного производства в стране стало рекордным в Европе. Только в январе объемы промпроизводства на Украине рухнули на 34%. Суммарный внешний долг украинских компаний и государства сравнительно невелик - около 40% от ВВП, однако беспрецедентный экономический спад и обвал курса гривны резко усложняют возможность его выплаты или рефинансирования.

 

Для поддержки национальной экономики Украина получила кредит от МВФ в размере $16,5 млрд, однако пока в страну поступил только первый его транш 4,5 млрд. Руководство Украины стало искать альтернативных кредиторов и, по сообщениям ряда СМИ, обратилось за помощью в Россию и некоторые страны G7.

 

Вероятность дефолта республики сейчас оценивается наиболее высоко среди всех стран Восточной Европы. Об уже заявил валютный спекулянт Джордж Сорос, вложившийся в «оранжевую революцию». При этом сейчас Сорос увеличил на 1 млн долларов финансирование своего украинского филиала — украинского фонда «Відродження»i. Который, в частности, прославился тем, что профинансировал создание фильма с очень характерным названием — «НАТО: свой или чужой». Кстати, в конце прошлого года, по сообщению украинских СМИ, Юлия Тимошенко встречалась с Джорджем Соросом, причем в официальной хронике это событие не было отражено. Утверждается, что переводчиком на этой встрече был вице-премьер Григорий Немыря, который в свое время был председателем правления фонда «Відродження».

 

Впрочем, Сорос просто резонирует – еще в прошлом году аналитики  Всемирный банк предполагали, что снижение украинского ВВП по итогам 2009 года составит 4%, а впоследствии высказывался и более удручающий прогноз – падение на 9%. При этом аналитики были особенно и не нужны – любому было понятно, что политика «оранжевого правительства», направленная на разрыв отношений с Россией, неминуемо приведет к катастрофе.

 

Страна вполне готова стать «европейской Сомали», живущей за счет захвата проходящего через ее территорию газа, только долго в таком режиме суверенная Украина не просуществует. Весьма вероятно, что перед кончиной в условиях кризиса стране останется продать по дешевке только ее плодородные земли (как это произошло после дефолта в Аргенитине – бвшей «витрине» МВФ). Немцы купят их с удовольствием -  что не удалось им получить в условиях войны с СССР, получат благодаря условиям «продвинутой демократии» и «либерального рынка».

 

 

Прибалтика

 

Государства данного региона последние несколько лет показывали рекордные показатели экономического роста. Однако обратной стороной этого процесса были рекордные торговые дефициты, достигавшие почти четверти от ВВП. Эта разница покрывалась в основном за счет кредитов. В результате в 2008 году ВВП Эстонии и Латвии впервые за 15 лет снизился, а в 2009-м падение может составить до 10%. Наиболее тяжелое положение сложилось в Латвии, где правительство вынуждено было национализировать крупнейший банк - Parex bankа.

 

Прибалтийские страны являются членами Евросоюза, но не еврозоны, и вынуждены искусственно поддерживать привязку национальных валют к евро. Латвия для выполнения этой задачи получила огромный с учетом масштабов ее экономики кредит МВФ на 7,5 млрд евро. Более 20% данного займа уже потрачено. Падение курса национальной валюты - лата - сделает практически невозможным для компаний страны выплатить внешние долги, составляющие 130% от ВВП. Страна уже фактически факmически уже лишилaсь фискальной сувeреннocmu. Для возможности возврата  своих долгов по настоянию правительства Швеции налоги были сильно подняты и их поступление контролируются зарубежными эмиссарами.

 

Ситуация в Литве чуть лучше - страна показала неплохие результаты по итогам 2008 года, хотя в последнем квартале ее ВВП все же сократился. Однако отрицательная величина торгового баланса в стране значительно ниже, чем в Латвии и Эстонии, равно как и зависимость от иностранных заемных средств.

 

Первый урок экономического кризиса на постсоветском пространстве - демифологизация экономического развития Прибалтики.

 

 

Венгрия

 

Из бывших стран восточноевропейского Совета экономической взаимопомощи тяжелее всего кризис переживает Венгрия. В отличие от других государств региона, Венгрия уже испытала рецессию два года назад. Несмотря на все усилия правительства страны, курс форинта продолжает падать, а промышленное производство - сокращаться.

 

Государственный долг достигает 70% от ВВП, а суммарный внешний - более 90%. Для поддержания экономики страна получила кредит от МВФ на 15 млрд долларов, однако если экономика не пойдет на поправку в ближайшее время, то Венгрии понадобятся дополнительные внешние заимствования. Венгры рассчитывают на вступление в еврозону в 2012 году, однако текущая экономическая конъюнктура не благоприятствует таким планам. Любопытно, что тот же Сорос оказался в центре биржевого скандала в Венгрии (где он, кстати, родился). Инвестиционный фонд, который он основал на своей родине, был оштрафован за действия, которые привели к обесцениванию акций венгерского банка ОТР. Сам миллиардер поспешил отмежеваться от инцидента, сказав, что уже отошел от дел этого фонда и не контролирует его действия.

 

Что касается Польши и Чехии, то замедление темпов экономического роста там началось несколько позже, и пока инвесторы считают, что ситуация в экономиках этих стран относительно стабильная. Не случайно страховка от дефолта по их обязательствам является наиболее дешевой среди всех государств региона.

 

...Далее везде

 

Между тем, восточноевропейский кризис нанес серьезный удар по экономике и банковской системе Западной Европы. Практически все значимые банки Германии, Франции, Италии и других стран еврозоны в свое время вложились в экономический рост на востоке. Теперь же заемщики Восточной Европы один за другим становятся неплатежеспособными, и вместе с ними растет количество неликвидных активов в европейских банках, и без того страдающих от кризиса в США и у себя дома.

 

На прошлой неделе агентство Moody's объявило о том, что может снизить кредитные рейтинги банков, присутствующих на рынках восточноевропейского региона. Это вызвало панику и массовый сброс на биржах акций кредитных учреждений Германии, Италии и других стран континента. Европейская экономика получает болезненные удары сразу с нескольких направлений. Кризис неплатежей в Исландии, Ирландии и на востоке континента, с одной стороны, рискует обрушить всю банковскую систему еврозоны. С другой стороны, стремительно падает спрос на немецкие, французские и итальянские товары на все тех же восточноевропейских рынках. Таким образом, спираль кризиса продолжает раскручиваться теперь уже и в относительно благополучных западноевропейских государствах.

 

В случае, если хотя бы одна из экономик Восточной Европы рухнет, а государство объявит дефолт, это приведет к катастрофическим последствиям для всей экономики ЕС.  Украина – первый из кандидатов. Особенно трудно придется таким странам, как Австрия или Швеция, чьи банки вложили в экономику «восточноевропейских тигров» до 80% ВВП. Предсказать, когда у кризиса настанет пресловутое «дно», в таком случае не представляется возможным. Некоторые наиболее пессимистично настроенные экономисты даже поговаривают о возможном крахе европейской валюты. Официальные представители ЕС подобные прогнозы категорически отметают, однако их спокойствие не передается бизнесу - индексы деловой уверенности в Европе продолжают ставить антирекорды.

 

Впрочем, происходящее достаточно закономерно. Все страны бывшего соцлагеря, поставившие на свое максимальное удаление от России, получили то, чего так настойчиво добивались. Любопытно, что это произошло с наиболее дотируемыми со стороны СССР в социалистические времена регионами.

 

Кроме того, рецепты МВФ идут на пользу исключительно своим фактическим владельцам -  еще Ф. Лист в «Экономике больших пространств» убедительно доказал, что «повсеместное и тотальное установление принципа свободной торговли, максимальное снижение пошлин и способствование предельной рыночной либерализации на практике усиливает то общество, которое давно и успешно идет по рыночному пути. Но при этом ослабляет, экономически и политически подрывает общество, которое имело иную хозяйственную историю и вступает в рыночные отношения с другими, более развитыми странами тогда, когда внутренний рынок находится в зачаточном состоянии».

 

Под «чутким руководством» МВФ в странах Восточной Европы были созданы ущербные ультралиберальные системы - ортодоксальный монетаризм, ориентация экономики на несколько экспортных отраслей. Экономический рост во многом обеспечивался за счет западных финансовых вливаний (равно как и в Аргентине 90-х). Но мощный входящий финансовый поток (в виде иностранных инвестиций, внешних кредитов и т. п.) в значительной степени шел не на стратегическое развитие реального сектора национальной экономики, а банально «проедался». Внешние инвестиции в этих странах тратились на потребление импортных товаров, а также превращались в спекулятивные пузыри на финансовых рынках, в недвижимости и акциях компаний.

 

Проблема прежде всего состоит в том, что в определенный момент экономика «кредитного роста» упирается в естественный порог увеличения поступлений от экспорта или сталкивается со снижением этих поступлений, связанных с изменением мировой конъюнктуры. Стоит лишь каким-то образом сделать дороже заимствования на глобальном финансовом рынке (например, увеличить долларовые процентные ставки) или уменьшить поступления от импорта (например, спекулятивно снизить цены на основные экспортные товары), и среди многих стран, построивших у себя долговые пирамиды, начинается цепная волна дефолтов и банкротств.

 

Рецепты МВФ еще никого не доводили до добра...   

 

МВФ призывает Восточную Европу принять евро

 

Любопытно, что еще неделю назад по сообщению Reuters глава Европейского департамента МВФ Марек Белка заявлял, что МВФ не видит риска дефолта стран Центральной и Восточной Европы, которые сильно пострадали от финансового кризиса. По словам чиновника фонда, даже те страны, которые находятся в "стесненных финансовых условиях", не откажутся платить по своим обязательствам. Очевидно, что его слова носили лишь психологический характер и являлись попыткой успокоить ситуацию.

 

Поскольку уже в этот понедельник позицию фонда освещал The Financial Times совсем по другому. Теперь МФВ призывал фактически отказаться от валютного суверенитета - наиболее сильно пострадавшие от кризиса страны в центре и на востоке Европы должны рассмотреть отказ от своих валют в пользу евро даже без формального вступления в еврозону. Еврозона, в свою очередь, могла бы смягчить правила присоединения, чтобы новые страны могли бы стать "квази-членами" зоны без квоты на членство в ЕЦБ, считает фонд, сообщает "Газета.Ru". «Для стран ЕС переход к евро дает огромные возможности для решения проблемы валютного долга, стабилизации ситуации и восстановления доверия к финансовой системе».

 

 

При этом стихийно стала возникать противоположная тенденция - Польша стала платить за российский газ рублями

 

Польская фирма первой в Европе стала платить за российский газ в рублях. Об этом сообщил председатель компании Марчин Бушковский. По его мнению, новая система более выгодна, поскольку колебания польского злотого в отношении российского рубля меньше, чем в отношении евро. За месяц компания намерена сэкономить примерно 10%.

 

 

Россия

 

В России своя беда. Кредитный бум совпал со стабильным ростом цен на нефть, достигшим в середине прошлого года рекорда в 147 долларов за баррель. Тем не менее, в отсутствии системы внутреннего рефинансирования (в первую очередь благодаря политике Минфина Кудрина, отправлявшего все денежные ресурсы страны в экономику США), фирмы были вынуждены занимать значительные средства за рубежом. После резкого падения цен экспортные поступления значительно снизились. Сальдо торгового баланса на конец 2008 года оставалось положительным, однако это с лихвой компенсировалось оттоком капитала из страны, превысившим по итогам года $100 млрд. Международные рейтинговые агентства стали считать, что Россия существенно ухудшила свою репутацию надежного заемщика, потратив почти 40% от своих золотовалютных резервов. Отчасти это верно.

 

В 2009 году компаниям страны предстоит выплатить по внешним долгам $141 млрд, в то время как прибыли большинства крупных корпораций существенно упали из-за падения цен на сырье. Общий внешний долг корпораций и частных лиц на конец третьего квартала 2008 года превышал $540 млрд, или около 40% ВВП. Высока вероятность того, что государство будет рефинансировать некоторые обязательства заемщиков (прежде всего, государственных компаний) за счет международных резервов, величина которых сейчас составляет около $385 млрд. Положение России усложняется тем, что ей, в отличие от других государств Восточной Европы, следует рассчитывать только на свои собственные силы. Даже если бы ЕС захотел оказать поддержку РФ, он очевидно не смог бы сделать этого из-за слишком больших сумм задолженности.

 

Впрочем, указанные суммы касается долгов компаний, а не самого государства (его долги минимальны). Очевидно, что для государства не обременительно, если часть из компаний станет банкротом (в первую очередь зажиревшие девелоуперы) - кто будет заниматься застройкой принципиально не важно. Помогать следует стратегически важным компаниям в газово-нефтяной сфере и ряду производств. Кроме того, Россия имеет неоспоримое преимущество в том, что закупать сырье за рубежом для собственных нужд ей практически не нужно, страна обеспечена и энергетическими ресурсами.

 

Кредитный дефолтный своп (CDS) - страховка от дефолта России 770 пунктов (чуть выше Венгрии), рейтинг снижен. Впрочем, эти оценки, как и кредитные рейтинги – не показатели – Lehman brother и пр. компании в США имели высочайшие рейтинги еще утром того дня, когда они стали банкротами. США с 14 трлн внешним долгом до сих пор имеют высший рейтинг, хотя их положение поддерживается только за счет печатного станка.

 

Главной причиной кризиса в России является политика монетарного либерализма, ставшей догмой в экономическом секторе нашего правительства. Многие производства были закрыты, даже без малейшей попытки к модернизации. Продовольственная зависимость составляет порядка 50%, лекарственная – порядка 70%. До сих пор ни один из высших чиновников за это не понес ответственности.

 

Безусловно, что наметившиеся расчеты в рублях за экспортируемые товары нужно продолжать, выдавать партнерам стабилизационные кредиты не в иностранной валюте, а рублях, проводить самостоятельную эмиссионную политику (не связанную с  поступлением валюты), как и бросить все усилия не на поддержку банковской системы, а на развитие собственных производств, в первую очередь импортозамещающих. Но делать это нужно уже с другим Минфином. Этот на указанные действия органически не способен.

 

 

http://lenta.ru/news/2009/04/07/soros/ http://lenta.ru/articles/2009/02/25/default/

http://news.mail.ru/politics/2482902/ http://www.izvestia.ru/news/news201408 http://fintimes.km.ru/45000 http://inosmi.ru/translation/245557.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments