martinis09 (martinis09) wrote,
martinis09
martinis09

Categories:

Российская элита в период кризиса и «идеология духовности».Часть II

Российская элита в период кризиса и «идеология духовности».Часть II

 

.Определение III

 

«Антиэлита» - активные, творческие, неординарные люди, выступающие против элиты и ее правил на основе индивидуального анархического бунта. «Анитиэлита» не находит себе места ни в каком обществе и совершенно не готова к власти, несмотря на пассионарность, талантливость и высокую активность. К такому типу относятся как правило представители творческой богемы, криминальные сообщества, анархистски ориентированных групп. Отличается от контр-элиты, с которыми солидаризуется во время революционных фаз, особенно тем, что не имеют ответственности и позитивной повестки дня. При этом контр-элита смешана с антиэлитой вплоть до неразличимости, селекция происходит только тогда, когда революция заканчивается успехом и способные к последовательному властвованию отделяются от способных лишь к восстанию и в обычных условиях.

 

Такие персонажи, как Лимонов, Новодворская&Co и ассоциируемые с ними движения -  типичные примеры антиэлиты. Акции антиэлиты часто спонсируются за иностранного спонсорства (т.е. внешний фактор опять становится объектом политики).

 

Определение IV

 

«Не-элиты» («телемассы») – социальный тип, принципиально не способный к осуществлению властных функций, с невысоким уровнем воли и рациональности, податливый и адаптирующийся к любым формам властного контроля, обладающий пониженным уровнем пассионарности и узким кругозором, не допускающий обобщений и ответственных решений.

 

Упрощенно к ним относится большинство до тех пор, пока оно не начнет задумываться о происходящем и стараться что-то изменить. В этом случае «неэлита» может стать «контрэлитой». Нужно понимать, что «элиты» имеют тенденции к упадку, поэтому «не-элиты» в свою очередь способны создать достойных приемников элитарным элементам. Ведь зачастую дети элиты могут не обладать всеми выдающимися качествами родителей. Циркуляция элит обуславливается тем, что прежние элиты теряют энергию, которая помогла им когда-то завоевать место под солнцем. Обоснованием является стремление общества к социальному равновесию, а это состояние обеспечивается взаимодействием множества элементов. Главных элементов четыре: политические, экономические, социальные и интеллектуальные. Ресурс согласия основывается на умении правящего класса убедить массы в собственной правоте.

 

Там где есть ощущение всемирного действа, которое решается нацией, национальная идеология возникает сама собой. В России было три момента, когда подобное ощущение было. Во-первых, время Ивана Грозного, когда Москва помыслила себя впервые главной экзистенциальной силой в истории и едва ли не на пустом базисе возникла ныне забытая грандиозная империя. Эта идея подпитывала затем царскую Россию всю её историю. Во-вторых, в конце XIX в. когда в живописи, музыке, литературе, архитектуре и т.д. появились национальные мотивы, по сути тогда и была создана русская культура. В-третьих, во время Великой Отечественной и сталинской «борьбы с низкопоклонством», когда русские вновь почувствовали себя первыми в этом мире, произошло создание собственной, автономной от Запада науки (единственный пример в истории), а также в нашей стране появилось ядерное оружие, космос, стали развиваться Арктика и Сибирь, целина и энергетическая система, СССР назвали сверхдержавой, мы имели лучшие на тот период в мире медицину, спорт, Армию, Флот и все остальное. Поэтому реальное восстановление страны может строиться только на создании нового русского человека - убежденного в своей правоте и превосходстве.

 

Любопытно, что эти три периода практически совпадают с персонажами и временными периодами, вышедшими победителями в проекте «Имя Россия», с небольшими поправками – Дмитрий Донской (да, самое сильное отличие), Петр Столыпин, Иосиф Сталин.

 

Радикальные оценки и однозначные суждения за последние двадцать лет привели страну фактически к новой диктатуре - диктатуре либерализма. С попытками организации террора политкорректности, правящей идеологией личной выгоды и тоталитарной властью денег.

 

Поэтому очевидно, что третье место, которое занял Сталин, стал неизбежным ответом-антитезой. Но это ответ был не «Сталин - наше имя», а «Мы больше не хотим так жить». Выбор «вождя народов» является не приговором, а элементом надежды. И не надо сразу содрогаться. Оставьте готовые формулы. Попробуйте заглянуть чуть дальше. Из любого исторического события нужно сделать правильные выводы – осудить то, что было не верно, но не рвать на себе волосы до конца своих дней и конца истории, обрекая себя и своих детей вечный проигрыш. Полмиллиона человек проголосовали за Сталина, потому что их так и не удалось защекотать петросянами, купить бонусами, убедить, что счастье - это гладкие ноги при отсутствии перхоти. Выбирают не кровь, паранойю и жестокость, выбирают Победу, силу, бессребреничество, государственное мышление, имперские амбиции (последнее словосочетание наконец-то перестало считаться ругательством).

 

Это фактически является ответом, к чему стремится российское общество, отражение коллективного бессознательного русских. Это левая политическая идеология с консервативной, национально ориентированной направленностью и утверждением традиционное общества, коллективной субъектности, солидарности, этнического и культурного многообразия. Это принцип сухопутной империи, основанный на идее включения приобретаемых территорий в общий контекст, их обиход и обустройство – что очень по-русски. Принцип включения в морскую, американскую империю -  принцип эксплуатации захваченных зон. Принцип включения в сухопутную духовную империю, – это рассмотрение присоединённых территорий как части собственной страны, как естественное увеличение жителей.

 

 

Выход для России из кризиса – это смена курса, смена идеологии развития

 

Единственным выходом перед началом крупного хаоса, которым воспользуется либо внутренний мерзавец, либо внешний мерзавец, а внешних мерзавцев сейчас пруд пруди, - что перед этим есть надежда, что возникнет национальный  идеалистический проект с левой ориентацией. Режим, который потенциально может продуцировать национальный лидер, опираясь, в том числе, и на православие.

 

С учетом нынешней развития кризиса либеральной экономики существует перспектива полного исчерпания государственной казны, и на фоне этого голод, потому что не на что будет покупать продовольствие, а цены будут лететь вверх,  возможны социальные волнения. Поэтому велика вероятность, что нам придется столкнуться с заговором либерального реваншизма элит, которые воспользуются ситуацией и возглавят народные протесты.

 

Выход здесь видится один – отвергнуть эти устаревшие монетаристские, израсходованные даже на западе методы, которыми сейчас пользуются все экономические референты, и перейти к той мобилизационной модели, которая единственно возможна в условиях нехватки ресурсов. Страна теряет ресурсы, стране надо жить. Остаточный ресурс должен быть разумно распределен, он должен быть употреблен не олигархом, он должен быть направлен в центры будущего экономического роста – импортозамещающей пищевой промышленности, фармакологии, авиа- и машиностроения, высоких технологий, ВПК, образования  - кризис не будет длиться вечно. Но все это и вопросы выживания страны. Потенциально нужно быть готовыми и к мобилизационному режиму, который предполагает в себе и плановость, и сбережение ресурсов, и подавление заговоров олигархических и коррумпированных слоев. Необходима будет и канализация возмущений в работу, в дело, в творчество, как это было в очень трудные периоды русской истории.

 

Персонально для тех, кто после прочтения этих слов начинает биться в конвульсиях – плановость не предполагает тотальную распределительную систему, а отказ от безумного слива активов в другие страны. Либерализм в экономике д.б. разумным – ознакомьтесь с трудами Ф. Листа – «Экономика больших пространств». Разумным настолько, что дает подниматься национальной экономике,  не трансатлантическим корпорациям и дутым финансам.


Надо отметить, что потенциально эти действия могут стать вторым рождением Путина, потому, что это вопрос его личного выживания в возможном реваншистском угаре прозападных либералов. Эти слова адресованы ему, поскольку других национальных лидеров, со столь высоким уровнем доверия в ближайшее время не предвидится. А вопрос стоит о месяцах, если не неделях.

 

Эпилог

 

Под конец статьи хотел привести еще одно доказательство того, что нам необходимо отойти от либеральной политики. Исходит оно с необычной стороны.

 

Западу не стоит надеяться на то, что финансовый кризис ослабит Россию. К такому выводу пришли эксперты американского исследовательского центра Stratfor (называемого так же «теневым ЦРУ») Лорен Гудрич и Питер Зейхан в статье «Финансовый кризис и шесть основ российской мощи».

 

Делая прогноз на ближайшее будущее, специалисты Stratfor отмечают, что России грозит девальвация национальной валюты, которая может разрушить большую часть финансовой системы России. «Из-за девальвации национальной валюты, оттока иностранного капитала, снижения дохода от экспорта энергоресурсов, Запад считает, что Россия находится на грани нового краха. В результате, многие западные государства становятся все более самоуверенными относительно возможностей России продолжать оказывать влияние на зарубежье. Но это Россия, и она редко живет по чужому уставу», - говорят аналитики.

 

По мнению экспертов американского исследовательского центра, «с момента прихода к власти Путина Кремль стремился произвести впечатление сильной, стабильной и финансово мощной России…в реальности финансовая уверенность России зиждется исключительно на деньгах, полученных благодаря высоким ценам на нефть и газ, а не является результатом реструктуризации системы…» - считают эксперты.

 

А дальше авторы доклада приводят список из шести столпов российского могущества, которые кажутся им более существенными, чем финансовая мощь.

 

1.География: «В отличие от своего главного геополитического соперника - США, Россия граничит с большинством стран, где она хочет оказывать влияние: Украина, Белоруссия и Прибалтика географически от России никак не обособлены. Среднюю Азию оберегает дистанция, но не горы или реки. Кавказские горы служат небольшим "лежачим полицейским" на ее пути, однако пророссийские Абхазия и Южная Осетия дают Кремлю надежную точку опоры по другую сторону хребта. Даже если бы американские силы не увязли в Ираке и Афганистане, США столкнулись бы с непреодолимыми препятствиями, пытаясь противодействовать действиям России в ее так называемом ближнем зарубежье».

 

2. Политика: «Не секрет, что Кремль использует "железный кулак" для сохранения порядка в стране. Внутри страны очень мало сил, которые власти не могут держать под контролем или уравновешивать. Соседи России, особенно в Европе, не могут рассчитывать на подобную мощь своих политических систем. Стабильность российской власти и нестабильность властей в бывших союзных республиках и большей части Центральной Европы позволила Кремлю выходить за пределы России и влиять на соседей на востоке. Сейчас, как и прежде, когда у кого-нибудь из бывших советских вассалов, как, например, на Украине, дестабилизируется ситуация, Россия врывается как источник стабильности и авторитета…».

 

3. Социальная система: «Как результат политического контроля со стороны Москвы и экономического положения, в России система действует на общество подавляюще и оказывает долгосрочное воздействие на русскую душу. Российское государство дало очень ясно понять, что производительность и выживание государства гораздо более важно, чем благосостояние людей. Это сделало Россию сильной в политическом и экономическом плане, но сила эта не в том, что люди имеют право голоса, а в том, что они не ставили под сомнение роль государства с начала советского периода. Русские, вне зависимости от того, признают они это или нет, продолжают работать, чтобы государство оставалось неприкосновенным, даже когда оно не приносит им пользы. Однако в стране почти нет возмущений условиями жизни, а это значит, что правительство может рассчитывать на людей».

 

4. Природные ресурсы: «Современная Россия обладает богатыми природными ресурсами во всем, начиная от пищи и металлов и заканчивая золотом и древесиной. Российские энергоресурсы играют ключевую роль: Европа зависит от российского газа на четверть, и это гарантирует России стабильный доход, пусть сейчас сократившийся, поскольку заставляет европейцев воспринимать любое беспокойство со стороны России серьезно. Энергетическая удавка - это то, что Россия очень открыто использовала как политическое оружие либо поднимая цены, либо прекращая поставки. В условиях рецессии эффективность этого рычага только выросла».

 

5. Армия: «Российская армия находится в процессе широкой модернизации и реформирования и восстанавливает свою боеспособность. Притом что остается много проблем, Москва уже установила новую реальность с помощью военной силы в Грузии. В то время как Тбилиси был, без сомнения, легкой добычей, российская армия выглядит для Киева (и даже для Варшавы или Праги) иначе, чем для Пентагона. И даже в этом случае, Россия все больше полагается на ядерный арсенал, чтобы восстановить соотношение военных сил и защитить свою территориальную целостность, а также стремится достичь долгосрочного ядерного паритета с американцами. Как и энергетический рычаг, российская армия стала более востребованной во времена экономического давления, поскольку потенциальные цели пострадали гораздо больше, чем русские».

 

6. Разведка: «У России одна из самых совершенных и влиятельных разведок в мире. Исторически ее единственным конкурентом были США, хотя сегодня, вероятно конкуренцию американцам и русским может составить Китай. Вне зависимости от состояния российского государства, спецслужбы Москвы всегда были самой сильной опорой. ФСБ и другие спецслужбы проникли в большинство союзных республик и сателлитов СССР, они также проникли в Латинскую Америку и США. Российские спецслужбы значительно превышают размеры разведок других стран и покрывают большую часть мира. Но самое пристальное внимание руководства спецслужб концентрируется на периферии России, а не на более дорогостоящем дальнем зарубежье».

 

В заключение, авторы приходят к выводу о том, что даже если финансовый сектор России разваливается, государство не рассчитывает на него как на инструмент поддержания национального единства и стабильности или оказания влияния на зарубежье. Эксперты Stratfor уверены, что нынешний финансовый кризис подломил бы последние пять столпов любого государства, но в России он только послужит укреплению основ. «В последние годы для России открылось некое окно возможности для нового подъема, в то время как Вашингтон был занят войнами в Ираке и Афганистане. Это окно осталось открытым и дальше, поскольку Запад не видит причин беспокоиться по поводу подъема России с учетом нынешнего финансового кризиса. Но те, кто поближе к российской границе, понимают, что у Москвы есть много более сильнодействующих инструментов, чем финансовый, с помощью которых она продолжит утверждаться в своей мощи», - отмечается в публикации Stratfor.

 

Это хороший анализ, даже слишком хороший – ничего в нем не говорит о том, что России нужно двигаться по пути либерализма. При этом в (на фоне все нарастающего хаоса в ситуации внутри США) в докладе улавливается привкус зависти, даже некий призыв к твердой руке «неосталинизму», «неокейнсианству» в США (а этот доклад адресован в первую очередь к правительству США). Так давайте прекратим либеральные метания, давайте разумно используем свои преимущества, на которые нам косвенно указали (эта фраза адресована тем, кому «нет пророков в своем Отечестве»).

 

При этом не надо ударяться в «сталинизм», как подумали некоторые. У Сталина не было главного, что отвергло бы его от тех ошибок, за которые его действительно стоит осуждать. У него не было церкви. Коммунистический лидер обратился к ней, когда стало совсем плохо – во Время Великой Отечественной заново стали открываться храмы и восстанавливаться алтари. Нет сомнения и в том, что со временем он бы снова вернулся политике НЭПа.

 

В современных условиях общего кризиса идеологий духовное и экономическое возрождение России возможно только в рамках триумвирата «церковь-государство-гражданское общество», где понятие «церковь»  следует рассматривать как объединенное понятия «духовность» - поскольку в  РФ население не исповедует только одно православие, но и другие религии - важнейшие  для нашей страны конфессии мусульман и буддистов. Они обязательно должны быть представлены при продвижении идеологии. 

 

При сохранении стрежня Православной Церкви необходимо обратится ко всем конфессиям (не стоит отказываться и от их серьезной инфраструктуры). Диалог между ними существует, его нужно развивать, чтобы объединить усилия. Из религии небходимо взять нравственно-духовные основы, общие для «коренных» конфессий России, и закрепить их в идеологии.

 

Русская идея изначально была сверхэтничной и интегральной, основанной на единстве типа, а не крови. Наше коллективное бессoзнameльное подразумевает гигантский психологически потенциал интеграционных стратегий. Русскими становятся не только славяне, но и татары, и русские азербайджанцы, и русские евреи, и калмыки и многие другие народности, кто чувствует себя своим в этой семье, в своей стране, не теряя при этом своей идентичности.  Россия  всегда шла по пути экстернационализма, вовлекая местных лидеров  в общегосударственный административный слой, налаживали промышленную и социальную инфраструктуру. Границы Российской империи стремились к границам империи Чингиз-Хана, но сам дух ее народов не имеет границ. Россия никогда не искала решений только своих собственных проблем, она всегда искала ответы на универсальные вопросы бытия, она всегда искала не то, что ей хорошо, а то, что может объединить всех. Вот суть русской идеи. Неслучайно на Западе боятся именно идеологического поворота России.

 

Россия сейчас является «недоимперией», с потерянными территориями, морскими портами, транзитными маршрутами, важными геополитическими точками. Но новые геополитические союзы невозможно строить только на принципах денежных отношений. Союзничество должно расти из общего корня, сплачивают общие интересы и родственность душ, одни порывы. Защищать свои интересы нельзя только на понятиях защиты капиталов, лозунг «За бабло!» не поднимет массы. Купить всех нельзя. Кроме того, всегда найдется тот, кто готов будет стараться перекупить однажды совращенных.

 

При этом любому ясно, что идеология духовности не является сугубо националистической. В отличии от американского мира, в нёй будет культивироваться не экспансия русской культуры, а универсализация собственного принципа отношения. Идеология духовности не навязывает, в отличие от либерализма, свои принципы другим народам, а культивирует – в Японии – японское, в Индии – индусское, в Европе – европейское, в Израиле – еврейское, а среди арабов мира – арабское. Духовная империя претендует лишь на доминацию самых общих принципов – ценности этноса, духа, традиционной морали, со всеми вытекающими последствиями – многообразием этнического ансамбля, который живёт самостоятельно, развивается, сохраняется и охраняется идеологией в качестве её базового элемента.

 

Элита, которая сможет развить идеи идеологии духовности, естественным образом сменит пролиберальную элиту, потеснив, а затем полностью устранив глобалистскую Империю Золотого Тельца.  

 

 

Дополнительно использовались материалы  www.regnum.ru/news/1133353.html

 http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/576295-echo.phtml

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments